История во благо

13 сентября, 16:00 Распечатать Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября

Несколько последних лет польско-украинские отношения на политическом уровне находятся в перманентном кризисе.

Смена власти в Украине дает надежду на столь нужную их перезагрузку. Очень часто мы слышим, что в отношениях с Польшей прежде всего нужно смотреть в будущее, а историю оставить историкам. Однако история может не только разделять и ссорить поляков и украинцев, но и объединять. И объединительный потенциал нашей общей истории значительно выше, следует лишь грамотно его использовать. Примером этого является деятельность Института польского культурного наследия за рубежом Polonika. С его директором Доротой Янишевской-Якубяк мы пообщались в Варшаве. 

321_5
Дорота Янишевская-Якубяк, директор Института польского культурного наследия за рубежом Polonika

— Пани Дорота, расскажите, пожалуйста, об истории создания Института Polonika. Чья была идея, каковы его стратегические цели и задачи? 

— Если говорить о создании Института Polonika, то надо начинать с первой половины 1990-х. Тогда впервые после 1989 года в Польше начало зарождаться стратегическое видение того, как оберегать польское культурное наследие, оставшееся за пределами государства. Оно осталось по разным причинам, но основной причиной, конечно, было изменение границ после Второй мировой войны, когда значительная часть польского (ставшего уже общим) культурного наследия оказалась на территории государств, когда-то входивших в состав Речи Посполитой, — преимущественно Беларуси, Литвы и Украины, но отчасти также Латвии, Молдовы и Российской Федерации. Тогда и появился Офис правительственного уполномоченного по делам польского наследия за рубежом. Со временем он был включен в структуру Министерства культуры, где создали департаменты, которые и начали заниматься собственно охраной польского культурного наследия за границей. Их задачей была также реституция культурных ценностей, утраченных Польшей за годы Второй мировой войны. И эти две задачи находились в ведении департаментов министерства до 2017 года, когда данными делами уже начал заниматься Департамент культурного наследия за рубежом и военных потерь. В последние годы речь идет о том, чтобы несколько изменить подходы к охране польского культурного наследия за рубежом. Мы хотели бы, чтобы возможность поддерживать проекты, связанные с охраной, исследованиями или популяризацией этого наследия, была не только в рамках структуры правительственной администрации. Потому нужно было, чтобы появилось отдельное учреждение, вне правительственной структуры, которое могло бы реализовывать разные проекты более комплексно, стратегически, и чтобы они не обязательно финансировались грантовыми программами, как это было раньше в Министерстве культуры. 

Конечно же, мы работаем не только на бывших территориях Речи Посполитой. Мы работаем почти во всем мире, ибо польское культурное наследие — это результат миграции польского населения после разделов Речи Посполитой, а также политической, трудовой миграции, прежде всего после восстаний — Ноябрьского (1830–1831 гг. — А.Ш.) и Январского (1863–1864 гг. — А.Ш.). Люди выезжали в такие страны, как Швейцария, Франция, Германия, США, Канада, страны Южной Америки. Поэтому мест, где в том или ином виде осталось польское культурное наследие, очень много.

В 2017 году было принято решение основать такое учреждение. Мне доверили его организацию, и мы начали работу в середине 2018 года. 

— Тремя основными задачами института являются исследование, популяризация и охрана польского культурного наследия за рубежом. Что это значит на практике? 

— Это три основных направления нашей деятельности, которые являются стратегическими программами. Стратегическая программа "Исследования" — это исследование польского культурного наследия за рубежом, которое до сих пор или вообще не исследовалось, или же недостаточно. Также это поддержка уже проводимых исследований — ведь не мы первые, кто работает в этом направлении за границей. Их уже много лет ведут различные учреждения. Мы же хотим оказать дополнительную поддержку таким исследованиям. Проекты довольно разные. Мы занимаемся и давними временами — в частности одной из первых волн польской эмиграции, и более современным периодом — например, всем, что связано с историей железной дороги на территории Польши и бывших "восточных землях" Речи Посполитой. 

Есть проекты, связанные с документированием гражданских польских могил и кладбищ, поскольку эта тема еще не до конца исследована, но она очень важна. Ведь если могилы или кладбища оставить без опеки, то рано или поздно их сотрет время, и если мы не будем стараться их найти и задокументировать, то информация о них исчезнет навсегда. 

Также мы занялись довольно мало исследованной темой — наследием польских архитекторов на территории бывшей Российской империи, в частности на территории Грузии. И здесь главным нашим героем является Александр Шимкевич, который был главным архитектором Тбилиси в конце ХІХ — начале ХХ века. Его биография все еще очень мало известна, хотя только в одном Тбилиси есть несколько весьма интересных объектов его авторства. Очень интересна фигура Генрика Гриневского. Он автор, среди прочего, здания бывшего банка в Тбилиси, которое сейчас функционирует как Национальная библиотека при парламенте Грузии. 

Все эти исследования являются шагом к популяризации. Конечно, мы можем использовать их результаты только в научных целях, но для нас очень важно и популяризировать все, с чем связано польское культурное наследие за рубежом, то есть рассказывать о нем легким, простым и увлекательным языком. 

Чтобы достучаться до разных возрастных групп, мы используем также мультимедийные средства — не только книги и выставки, но и фильмы (в частности коротенькие, для самых маленьких) о том, что вообще такое культурное наследие, что такое памятник и что является польским культурным наследием за рубежом. 

Мультфильм "Поло и Ника — первое путешествие" с официального ютуб-канала Института Polonika. В частности, в мультфильме рассказывается о польском инженере Эрнесте Малиновском, который спроектировал железную дорогу в Перу; о геологе Эдмунде Стшелецком, который первым покорил гору Косцюшко (Костюшко) в Австралии и дал ей название, о выдающемся физике Марии Склодовской-Кюри и других.

И, наконец, третья часть нашей деятельности — стратегическая программа "Охрана". Это программа, направленная на организацию реставрационных и ремонтно-реставрационных работ, организацию строительства и т.п. Занимаемся также подготовкой к таким работам: это целый пакет экспертиз и исследований, необходимых для того, чтобы правильно проект реализовать. А еще это связано с тем, что каждый проект — это очень разные места, и мы должны подстраиваться под реалии государства, где он осуществляется. Прежде всего юридические — ведь в каждой стране своя процедура получения разрешений на реставрационные работы. Примером комплексных работ, которые мы уже проводим, является сотрудничество с львовским городским обществом охраны памятников и властными структурами Львова. Это сотрудничество, продолжающееся годами. Еще в 2008 году Министерство культуры подписало первое соглашение с львовской властью по спасению культурного наследия Львова. Сейчас мы заключили подобное соглашение уже как Институт Polonika. Приобщились к работам в Армянском соборе Львова. В этом году работаем над самой старой мозаикой собора, автором которой является выдающийся польский художник Юзеф Мехоффер.

321_1
Мозаика Мехоффера в Армянском соборе Львова

Также работаем в Латинском соборе Львова. В прошлом году нам удалось выполнить работы по реставрации малого органа в соборе. Работаем на Лычаковском кладбище, где хотели бы сосредоточиться на объектах в наиболее сложном — технически и логистически — состоянии. Это гробницы, являющиеся малыми архитектурными объектами. Уже есть документация для реконструкции двух таких гробниц — семьи Барчевских и семьи Кшижановских. С этого года там работает команда польских реставраторов.

321_1
Гробница Кшижановских. Лычаковское кладбище, Львов

Также работаем в Литве и в местах, связанных с польской эмиграцией. Например, в этом году мы вернулись на кладбище в Монморанси под Парижем, которое часто называют пантеоном польской эмиграции. В частности, провели там реставрационные работы на могиле Бронислава Пилсудского, выдающегося этнолога, брата Юзефа Пилсудского. 

Фильм о судьбе этнографа Бронислава Пилсудского с официального ютуб-канала Института Polonika

Кроме того, сотрудничаем с учреждениями в Соединенных Штатах Америки. В этом году проводим очередной этап реставрационных работ для восстановления картин из Польского музея в Чикаго. Готовимся также к восстановлению дома в Беларуси, где родился и провел детство Чеслав Немен. То есть стараемся быть всюду, и можно назвать еще много мест, где мы работаем.

— Недавно в СМИ появилась информация, что на проекты именно в Украине в прошлом году было предоставлено 3,8 миллиона злотых. Значит ли это, что в Украине Polonika реализует больше всего проектов и именно в Украине тратит больше всего средств? 

— Если смотреть количественно, то, наверное, консервационных проектов в Украине на самом деле больше всего, но вместе с тем они и самые дорогие. Например, реновация фасада костела в Олыке — это крупнобюджетный проект. 

321
Реставрация костела в Олыке

Равно как и реконструкция гробницы Кшижановских. Вскоре начнутся реставрационные работы лестницы в стиле барокко при Костеле св. Антония во Львове, которая сейчас в аварийном состоянии. Это проекты, требующие серьезных средств. Но есть и поменьше, такие как реновация самой старой часовенки во Львове, что возле Костела св. Марии Магдалены. 

— Есть ли примеры сотрудничества в реализации проектов с украинскими организациями? Или же, возможно, есть какие-то препятствия в Украине? 

— Иногда бывает, что приходится довольно долго убеждать местную власть, что проект имеет смысл. И надо доказывать значимость проекта, который мы хотим реализовать. Что же касается украинских организаций, то с ними как таковыми мы сотрудничаем довольно редко, хотя часто нас поддерживают местные общества охраны памятников — как это происходит во Львове. Иногда также нуждаемся в мериторической поддержке различных украинских специалистов. Например, много лет сотрудничаем с архивариусами, с библиотекой имени Василя Стефаника. Но прежде всего стараемся привлекать к нашим работам украинских реставраторов или людей, после определенного обучения получающих знания, необходимые для работы с памятниками. Так было во время работ на Лычаковском кладбище, начавшихся еще в 2008 году. Там было условие, чтобы в команде, которая будет работать на кладбище, находились также и украинцы. И серьезной проблемой стало то, что среди украинских специалистов не оказалось людей, знающих толк в реставрации камней. И потому к проекту приобщили скульпторов. Это были люди, которые хотели учиться у польских реставраторов и которые теперь, после более чем десяти лет работы, имеют довольно серьезные знания в этой области. Многие из них учились на стипендиальной программе Gaude Polonia в Польше. Это программа, благодаря которой люди, занимающиеся польским культурным наследием за рубежом, в том числе реставраторы, могут воспользоваться шестимесячной стипендией в Польше. 

Также польско-украинская команда работает в Армянском костеле во Львове. При этом проект в костеле иезуитов изначально планировался как проект, к которому будут привлечены специалисты, прежде всего из Львова. И люди, работающие над этим проектом, также пользуются стипендией Gaude Polonia. 

— В следующем году институт планирует расширить свою деятельность в Украине и заняться не только Западной Украиной, но и Центральной, и Восточной. Как возникла такая идея, и есть ли и уже проекты, которые вы хотите реализовать?

— Да, мы очень хотели бы расширить деятельность. И это касается не только реставрационных проектов. Проекты по исследованию и популяризации также достойны того, чтобы их расширять в контексте Украины. Понемногу уже начинаем работу в этом направлении. Сотрудничаем в Бердичеве, в Монастыре Кармелитов Босых. Стараемся также начать сотрудничество в других городах — нас интересуют Черновцы, Житомир, многие небольшие города. Однако расширение работы в значительной степени зависит от дополнительного финансирования. Но как бы там ни было, мы будем стараться выйти за пределы Львова. Поможет в этом, среди прочего, и наша собственная новая дотационная программа, называющаяся "Волонтариат". 

 Однако польское культурное наследие за рубежом нуждается и в общественной поддержке. Надеемся, что в рамках этой программы польские неправительственные организации начнут сотрудничество с местными властями или украинскими организациями с целью сохранить культурное наследие, не требующее специализированных работ. Это могла бы быть поддержка в консервационных проектах, ведь иногда, чтобы зайти на кладбище, надо сначала его привести в такое состояние, чтобы туда вообще можно было как-то войти и проводить работы. В качестве примера можно назвать Кременец, где в наведении порядка на Базилианском кладбище в рамках волонтерского проекта принимали участие представители не только неправительственных организаций, но и варшавского лицея, который носит имя Тадеуша Чацкого (выдающегося польского экономиста, историка, нумизмата, соучредителя, вместе с польским реформатором Гуго Коллонтаем, Высшей Волынской гимназии 1805 года, с 1819-го — Кременецкого лицея, ставшего предтечей Киевского университета им. св. Владимира. — А.Ш.).

321_3
Одна из могил на Базилианском кладбище в Кременце — до и после консервационных работ

Надеемся, что это станет хорошей традицией, когда школы, которые носят имена известных для нашей общей истории личностей, будут охранять знаковые места, такие как упомянутое Базилианское кладбище в Кременце. 

— Мы знаем о сложной ситуации вокруг Костела Святого Николая в Киеве, который находится в аварийном состоянии, но приход не имеет права начинать реконструкцию. Имеет ли институт или польское Министерство культуры инструменты влияния на эту ситуацию? 

костел сыпется
Обозреватель
Костел Святого Николая в Киеве постепенно разрушается

— Как показывают прошлые годы, серьезно повлиять на ситуацию мы здесь не можем. Главный вопрос — как далее будет функционировать храм: в качестве приходского костела (кстати, построенного в 1909 году всемирно известным киевским архитектором польского происхождения Владиславом Городецким. — А.Ш.), как музыкальный зал, или же, как и то и другое? Однако все еще нет четкого решения, какой будет его дальнейшая судьба. Сейчас, на первом этапе, мы можем помочь с документацией. Ведь чтобы спасать костел, надо знать, как это делать. Должны понимать, что этот проект будет стоить очень дорого — это видно без любых экспертиз и исследований. Вопрос — как и где найти эти деньги? И это не будет легким делом. 

— Считаете ли вы, что деятельность Poloniki является своеобразной культурной дипломатией Польши? И может ли деятельность института послужить делу улучшения польско-украинских отношений? 

— Я занимаюсь польско-украинским сотрудничеством в деле реставрации наших общих памятников уже почти 20 лет. Это было время, когда я могла наблюдать определенные перемены. Когда мы начинали такого типа проекты на территории Украины, порой сталкивались с непониманием: "Зачем? Для чего? Что вы тут делаете?" Но время привнесло много положительных моментов в польско-украинское сотрудничество. Переломным моментом стало строительство музея Юлиуша Словацкого в Кременце. Тогда впервые были потрачены действительно крупные средства Польского государства на ремонт и обустройство этого музея, который не является польским. Он является украинским музеем. Его директор — украинка, и содержит его Украина. Но вместе с тем музей стал определенной визиткой польских реставраторов. Это проект, реализованный в достаточно сложных условиях. Его реализация затянулась на многие годы, потому что переговоры об основании музея начались в начале 1990-х годов, а открыли его лишь в 2004-м. Но этот проект позволил показать, насколько важным является для нас восстановление польского наследия. Кроме того, музей стал визиткой города, местом, которое притягивает в Кременец людей не только из Польши, но и из Украины, — то есть теперь это объект, который понемногу стал стимулировать развитие самого города. Еще в конце 1990-х, помню, в Кременце было сложно с отелями, ресторанами. Сложно было даже закупить продукты. Сейчас наплыв туристов, отчасти связанный также с близостью Почаевской лавры, привел к тому, что Кременец начал меняться. А музей — это визитка того, как можно хорошо отремонтировать и отреставрировать старый дом, как можно сделать интересный музей и тем самым популяризировать личность, близкую не только полякам, но и украинцам. Сейчас имеем переводы Юлиуша Словацкого на украинском языке.

321_4
Музей Юлиуша Словацкого, Кременец

Те места, где мы проводим работы, становятся для нас визиткой Польши, визиткой польских консерваторов, наших исследователей. Хорошо отреставрированный памятник, которым можем со временем представить, — для нас повод для гордости. И здесь очень важно, о чем я уже упоминала, привлекать к этим проектам людей из Украины, важна возможность приглашать их в Польшу на различные встречи, курсы и обучение. Это большой плюс, ведь это установление контактов с людьми, которые или сейчас, или в будущем будут руководить объектами, связанными с памятниками. Нам такие люди потом очень помогают при реализации различных исследовательских и консервационных проектов. А для них это получение новых знаний и нового опыта, ведь во время обучения они имеют возможность узнать об успешных и не очень проектах, чтобы учиться на ошибках. Потому такой вид дипломатии, как сотрудничество в сфере охраны польского культурного наследия за рубежом, я считаю, имеет большое значение. Благодаря этим проектам мы многому учимся друг у друга и лучше друг друга понимаем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно