Зачем Украине чужая война?

06 мая, 2021, 17:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Почему Париж настаивает, чтобы Киев отправил украинских солдат в африканскую пустыню?

Париж сделал Киеву достаточно циничное предложение.

По информации ZN.UA, французы обратились к руководству Украины с просьбой, чтобы наша страна приняла участие в антитеррористической операции, проводимой под командованием Франции в Сахель-Сахарском регионе. Речь идет либо об отправке в Африку подразделения (численностью 60–70 человек) для сопровождения конвоев или охраны, либо о предоставлении военно-транспортного самолета. Впервые об этом французы заговорили еще год назад. С тех пор вопрос постоянно присутствует в украино-французской повестке.

Ну и как вам такое предложение воюющей стране?

Да, сейчас в Донбассе не идут масштабные боевые действия. Но как продемонстрировала спровоцированная Кремлем недавняя эскалация на линии разграничения, Москва в любой момент может принять решение о возобновлении боев. В этих условиях и самой Украине крайне необходимы опытные бойцы. К тому же, если украинское общество знает, зачем и почему в Донбассе гибнут украинские солдаты, то гибель или ранения военнослужащих в Африке (а вероятность этого велика) будет вызывать, мягко говоря, непонимание.

Поскольку существует реальная опасность российского вторжения, то почему украинские солдаты должны гибнуть в африканских песках, обеспечивая безопасность Европы в Сахель-Сахарском регионе, вместо того, чтобы защищать свою страну? Каковы украинские интересы в этом регионе, где Китай и Россия пытаются подвинуть Францию? Что будут говорить украинцам президент и глава правительства, когда пойдут «двухсотые» и «трехсотые»? Разве готовы правительства Франции, Италии, Германии и других стран Евросоюза не только выражать «обеспокоенность», но и отправлять своих военнослужащих в нашу страну, чтобы помочь украинцам отстаивать безопасность Европы в Донбассе, находящемся в этой самой Европе, а не в Африке?

Тем не менее французы настойчиво предлагают украинцам ехать в африканские пески, воевать с исламистами и гибнуть за интересы Франции и Евросоюза.

Зачем? Разве Париж не располагает необходимыми финансовыми, техническими и человеческими ресурсами? Конечно же располагает. Но стремление интернационализировать военное присутствие в регионе вызвано как геополитическими целями, так и внутриполитическими соображениями.

Сахель традиционно входит в зону интересов Парижа. Поэтому не удивительно, что Франция в 2013 году по просьбе правительства Мали начала на севере страны операцию «Сервал» против туарегов-сепаратистов и исламистских группировок: существовала угроза, что те надолго возьмут под свой контроль значительную часть территории и превратят ее в «Сахельстан». Но, несмотря на высокие финансовые затраты и тактические военные успехи, французам так и не удалось выбить джихадистов и, соответственно, стабилизировать ситуацию в регионе.

В 2014 году операция «Сервал» трансформировалась в операцию «Бархан», целью которой является помощь членам Сахельской группы пяти — Буркина-Фасо, Мавритании, Мали, Нигеру и Чаду — в борьбе с исламским терроризмом. На сайте МИД Франции сказано, что «операция «Бархан» проводится в условиях партнерства с вооруженными силами стран Сахель-Сахарского региона с тем, чтобы участвующие в ней государства обрели возможность самостоятельно обеспечивать свою безопасность».

Однако армии этих стран неспособны самостоятельно противостоять исламистам. И это вызывает разочарование Парижа, потратившего на их подготовку значительные средства. В то же время общественное мнение в Африке, обвиняя Париж в неоколониализме, все сильнее выступает против затянувшегося военного присутствия Франции в этом регионе. Да и в самой Пятой республике растет число противников дальнейшего пребывания французского контингента в Сахель-Сахарском регионе.

Согласно результатам опроса Французского института общественного мнения (IFOP), обнародованного в январе 2021 года, впервые с 2013 года немногим больше половины французов (51%) выступили против дальнейшего участия французской армии в операции в Мали: в феврале 2013 года таких было 27%, а в ноябре 2019 года — 42% опрошенных. Социологи сделали вывод, что если эта динамика продолжится, то французским властям будет все труднее оправдать необходимость дальнейшего проведения операции.

Одновременно во Франции усилилась и критика действий власти со стороны экспертов, утверждающих: в своей политике Елисейский дворец зашел в тупик, поскольку, несмотря на значительные финансовые и военные затраты, проблема стабилизации региона не решена и, следовательно, войска необходимо выводить. Но уйти просто так французы не могут. И не только потому, что главная цель — стабилизация региона — не достигнута. В Париже опасаются усиления позиций в Африке США, России и, конечно же, Китая: эти страны более активно проникают в Сахель-Сахарский регион через механизмы оказания военной и гуманитарной помощи и выдавливают Францию из зоны ее традиционного влияния.

Все эти факторы в результате привели к тому, что прагматичный Париж изменил тактику. Схематично нынче она заключается в том, чтобы постепенно вывести французские подразделения из региона и при этом «сохранить лицо». Для этого, сокращая свое военное присутствие в странах зоны Сахель, французы намереваются максимально вовлечь в обеспечение безопасности региона как африканские, так и европейские страны. Таким образом Париж снимает с себя часть как финансовых затрат, так и ответственности за стабилизацию ситуации в Сахель-Сахарском регионе.

Главный аргумент Парижа: в интересах Европы борьба с терроризмом в Сахеле (в частности с группировкой «Исламское государство в Западной Африке»), поскольку этот регион расположен поблизости от границ Евросоюза. В Европе с этим и не спорят. Поэтому-то в Мали действуют миссии MINUSMA (Многопрофильная комплексная миссия ООН по стабилизации в Мали) и EUTM (миссия ЕС по подготовке вооруженных сил Мали). Тем не менее европейские страны не очень-то спешат отправлять в регион контингенты, в основном ограничиваясь предоставлением транспортной авиации.

В 2020 году в составе сил, участвующих в операции «Бархан», была создана оперативно-тактическая группа «Такуба». В ее состав вошли подразделения военнослужащих Эстонии, Чехии, Швеции и еще нескольких стран. Примечательно, что в январе 2021 года сам Эмманюэль Макрон объявил, что к осени планируется сокращение численности французского контингента в регионе с 5,1 тысячи до 4,5 тысяч военнослужащих.

Таков фон, на котором и возникло предложение к Киеву направить украинских военнослужащих в Африку. Как заметили несколько собеседников ZN.UA, французы, хотя и не давят, тем не менее настойчиво поднимают данный вопрос на встречах с украинской стороной.

В целом на Банковой готовы принять политическое решение о направлении украинского подразделения в группу «Такуба». Но важно, чтобы у украинских политиков не было искушения оказать Парижу безответную услугу.

«Предложение Парижа можно рассмотреть. Тем более что Украина сегодня принимает участие в нескольких миротворческих миссиях. Вопрос в том, насколько ожидаемые финансовые и политические дивиденды превысят очевидные риски такого решения», — отметил в беседе с ZN.UA содиректор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Алексей Мельник.

Подобной же позиции придерживаются украинские дипломаты и военные. И если Зеленский все же рискнет принять решение об участии Киева в операции «Бархан», то платой за пребывание украинских солдат в Африке должны быть вовсе не высокопарные слова французов о необходимости участвовать в защите Европы от угрозы исламского терроризма.

Собственно говоря, длящаяся восьмой год российско-украинская война — главный аргумент, почему Киеву не стоит соглашаться на предложение Парижа. Среди других причин — значительные финансовые затраты (содержание подразделения будет идти за счет украинского бюджета), сложные географические и климатические условия региона, перманентная угроза безопасности военнослужащих. (По данным Стокгольмского института исследований проблем мира (SIPRI), из погибших в 2019 году 23 военных и полицейских, участвовавших в миротворческих миссиях, 22 погибли в рамках миссии MINUSMA.) А после недавней гибели президента Чада Идриса Деби усилилась тенденция к дестабилизации всего региона.

Тем не менее в Киеве должны учитывать и то, что участвующая в «Норманди» Франция — влиятельная в ЕС и НАТО страна, а Украина стремится стать членом этих двух организаций. Кроме того, Киев пытается использовать потенциал Парижа, чтобы оказать давление на Москву. И хотя для Франции не критично участие нашей страны в операции «Бархан» тем не менее одним из приоритетов Макрона на внешнеполитической арене является расширение участников тактической группы «Такуба» за счет контингентов европейских стран, ведь «необходимо довести до логического конца операцию по искоренению радикального исламизма».

В свою очередь, на французском направлении внешней политики у Киева имеется несколько задач. Во-первых, добиться согласия Парижа на предоставление перспективы членства в ЕС и получение Плана действий относительно членства в НАТО (ПДЧ). Во-вторых, для нашей страны важен приезд Макрона на годовщину 30-летия Независимости и участие французского президента в инаугурационном саммите «Крымской платформы». В-третьих, поддержка украинских инициатив в рамках «нормандского формата».

Исходя из этого, в Киеве ставят несколько условий для участия украинских солдат в операции в зоне Сахель. По информации ZN.UA, речь идет, во-первых, о том, чтобы страны «сахельской пятерки» изменили свою позицию в ООН при голосовании по резолюциям, касающимся вопросов территориальной целостности Украины и ситуации в Крыму: эти государства либо не участвуют в голосовании, либо воздерживаются в его процессе. Во-вторых, Украина заинтересована в подписании контрактов на поставку военной техники и оружия в страны региона в частности, и в расширении возможностей для украинского бизнеса в целом.

Но самое главное условие участия украинского подразделения в тактической группе «Такуба» — это поддержка Парижем предоставления Украине ПДЧ или расширение военно-технического сотрудничества с Киевом: несмотря на слова Зеленского о том, что он чувствует поддержку Франции в вопросе вступления нашей страны в НАТО, это не соответствует действительности. Украинская сторона также хотела бы, чтобы французы компенсировали финансовые затраты Украины на участие контингента в операции «Бархан».

Как утверждают все собеседники ZN.UA, в Париже ничего не обещают, но продолжают поднимать вопрос о направлении нашего контингента. Однако неготовность Елисейского дворца идти навстречу пожеланиям Киева делает участие украинских солдат в операции в Сахель-Сахарском регионе сегодня неприемлемым.

Больше статей Владимира Кравченко читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК