"Ямайские" вызовы для Германии

10 ноября, 2017, 19:16 Распечатать Выпуск №42, 11 ноября-17 ноября

Коалиционные переговоры обещают быть сложными и продолжительными.

© thelondoneconomic.com

Неожиданное заявление лидера немецких социал-демократов Мартина Шульца о переходе партии в оппозицию одним движением перечеркнули наиболее прогнозируемый сценарий сохранения "большой коалиции" в немецком бундестаге. 

Теперь канцлер Ангела Меркель вынуждена искать нелегкие компромиссы для создания новой будущей коалиции

Выборы в немецкий бундестаг 24 сентября не обещали больших сюрпризов. И лишь несколько процентов кардинально изменили весь политический ландшафт. В новоизбранный немецкий парламент попали уже не пять, а семь партий. В целом в выборах этого года приняли участие 42 партии (против 34 в 2013 г.). Да и избирательная явка была довольно высокой — 76,2%.

Немецкие социологи оказались не такими точными, как их французские коллеги. Обещанные 34—37% в ХДС/ХСС реально воплотились в 32,9% (по сравнению с результатом 2013 г. партия потеряла 8,4%). Худший результат у христианских демократов был разве что в 1949 г. 

Причины таких потерь кроются в том, что политика христианских демократов во времена канцлера Ангелы Меркель слишком сместилась от традиционно консервативной к центру. В результате ХДС/ХСС потерял больше миллиона голосов, которые перешли к правопопулистской "Альтернативе для Германии". Следствием интеграционной политики Меркель (особенно относительно беженцев) стало образование и рост прослойки избирателей, которые уже не чувствуют себя представленными консенсусом традиционных партий. Такое, в значительной степени протестное, голосование является основанием для глубокого переосмысления своего будущего партиями политического мейнстрима.

Еще большие потери претерпел отдельно баварский ХСС — 38,5% (49,3% в 2013 г.). Это может дорого стоить партии на земельных выборах в Баварии в следующем году, где консерваторам грозит потеря абсолютного большинства. Руководитель партии Хорст Зеехофер попал под массированную критику из-за неутешительных результатов выборов. На днях баварское Молодежное объединение ХСС даже выступило с призывом к 68-летнему главе партии сложить свои полномочия. Впрочем, до завершения коалиционных консультаций вопрос остается открытым.

Но и социал-демократы показали наиболее низкий результат за всю послевоенную историю — 20,5% (в 2013 г. — 25,7%). Эта "народная" партия фактически потеряла политическую почву под ногами, а почти молниеносное заявление Мартина Шульца о переходе партии в оппозицию, еще до получения официальных результатов выборов, стало большой неожиданностью. Тогда как большинство политических обозревателей были уверены в неизбежности новой "большой коалиции", он одним движением перечеркнул эти прогнозы. Маневр Шульца можно объяснить как попытку дать партии новый старт и уберечь от окончательного упадка. 

С провалом СДПГ была похоронена и другая долгосрочная идея немецкой политики: объединение левых партий в так называемую красно-зеленую коалицию (социал-демократов, левых и "зеленых"). Кроме того, расхождения между СДПГ и левыми все еще слишком существенны. В конце концов, левый фронт, как и консерваторы, потерял много приверженцев в пользу правопопулистов и даже сугубо гипотетически остался очень далеким от большинства (38,6%).

А вот политическому аутсайдеру прошлых парламентских выборов — Свободной демократической партии (СДП), которая в 2013 г. впервые за всю послевоенную историю ФРГ выбыла из бундестага, — удалось с триумфом вернуться на игровое поле (10,7%). "Союз 90/Зеленые" и левые улучшили свои результаты по сравнению с 2013 г. лишь на полпроцента, но для этих партий это хороший результат (8,9 и 9,2%, соответственно).

Однако настоящим вызовом для бундестага становятся 13% евроскептической правопопулистской партии "Альтернатива для Германии" (AfD). Полученных 92 из 709 мест в парламенте более чем достаточно, чтобы создать значительные проблемы нынешнему политическому курсу Германии, особенно ее роли в Европейском Союзе. 

Таким образом, после заявления главы социал-демократов Г. Шульца о переходе в оппозицию единственным реальным вариантом будущей коалиции осталась так называемая Ямайка (по партийным цветам: черно-желто-зеленый — ХДС/ХСС, СДП и "Союз 90/Зеленые"), которая уже имеет прецеденты на уровне федеральных земель. 

Ангела Меркель не спешила начинать коалиционные переговоры, потому что триумфальная победа ХДС весной 2017 г. в трех федеральных землях (Северном Рейне-Вестфалии, Шлезвиге-Гольштейне и Сааре) позволяла ей надеяться на укрепление своих переговорных позиций при условии очередной победы в Нижней Саксонии. Но надежды не оправдались. Второй результат ХДС после СДПГ на этих земельных выборах, отказ последних от "большой коалиции" и недостаточное количество голосов СДП или "зеленых" для формирования двухпартийной коалиции и в этой земле оставили вариант лишь для "Ямайки", которую недоброжелатели не замедлили окрестить "коалицией лузеров".

Так что Меркель и христианским демократам пришлось начать межпартийные консультации 18 октября на ослабленных позициях. Первый этап предыдущих консультаций включал 12 тематических комплексов, которые нужно было прозондировать относительно общих позиций и расхождений до 3 ноября. Прошло две недели с начала "коалиционного зондирования", а шквал взаимных обвинений и даже откровенных обид лишь усилился. Сейчас очевидно, что найти общий знаменатель будет весьма непросто. 

Особенно глубокими остаются традиционные расхождения между СДП и "зелеными", а также между ХСС и "зелеными", особенно в вопросах энергетической и иммиграционной политики, сельского хозяйства или относительно Европы. Кроме этого, внепарламентское оппозиционирование свободных демократов не сошло им с рук: тем временем "зеленые" активно налаживали контакты с христианскими демократами. И если четыре года назад "зеленые" отвергли предложение консерваторов войти в коалицию (впрочем, довольно быстро они поняли свой просчет), то на этот раз сразу заявили о своей готовности. В этой ситуации свободным демократам приходится чувствовать себя третьим лишним.

Авторитетное издание Die Zeit в конце октября подготовило интерактивную инфографику по всем 12 ключевым блокам и пришло к выводу, что из 34 вопросов относительно 15 компромисс возможен, еще 15 — спорные, 4 — резко контроверсионные. При этом в последнюю категорию попали внешнеполитические вопросы: иммиграция и беженцы, расширение круга компетенций на уровне ЕС (в частности, введение должности министра финансов ЕС), обобществление долгов государств — членов ЕС или расходы на вооружение.

Вопрос беженцев остро встал даже внутри ХДС/ХСС еще во время предвыборных гонок: лидер ХСС Х. Зеехофер настаивал на установлении верхней границы для приема беженцев, но А.Меркель выступила категорически против. Впрочем, результаты выборов принудили ее изменить свою позицию. Как следствие, в октябре фракция согласовала верхнюю границу для приема беженцев на уровне 200 тысяч человек в год. Эта цифра будет включать и процесс воссоединения семей, что категорически не устраивает "зеленых". Зато СДП вообще хочет установить квоты для беженцев, которые будут базироваться на экономических и гуманитарных критериях. Тем временем показателен в этом контексте факт недавнего назначения канцлером нового советника по вопросам внешней политики: с октября им стал Ян Хекер, бывший глава Штаба координации по вопросам политики беженцев. 

Другая деликатная для Германии тема — зарубежное присутствие вооруженных подразделений бундесвера, что требует личного голосования в немецком парламенте. "Зеленые" настаивают на сокращении присутствия военного контингента за рубежом (которое значительно возросло во времена А. Меркель). Как оппозиция, они неоднократно голосовали против, и компромиссы тут особенно болезненны. СДП, наоборот, в 2009—2013 гг. поддержала большинство таких инициатив.

Если говорить о ключевой внешнеполитической проблеме между христианскими и свободными демократами, то это настойчивое продвижение последними идеи ослабления санкций относительно России. И в этом вопросе СДП даже не остановила волна негодования со стороны других политических игроков, поднявшаяся летом, после интервью главы свободных демократов Кристиана Линднера, в котором он заявил о необходимости разработать креативные подходы к сотрудничеству с Россией и предложил герметизировать вопрос аннексии Крыма как "продолжительной временной меры" ради достижения прогресса по другим пунктам. И очевидно, не очень останавливает либералов ни позиция канцлера, которая последовательно отстаивает сохранение санкций, ни перспектива не получить кресло министра иностранных дел.

Другим спорным вопросом в сферах внешней политики и безопасности является цель достичь 2%-ного показателя от ВВП в отчислениях в бюджет НАТО. На сегодняшний день этот показатель в Германии составляет 1,23%. Здесь ХДС/ХСС и СДП почти солидарны и не скрывают, что считают необязательным достижение этой цели для Германии до 2024 г. А вот "зеленые", даже с учетом их отказа от ярко выраженной пацифистской позиции, все равно выступают категорически против. Кроме того, "зеленые" требуют провести всеобъемлющую реформу контроля над экспортом вооружений и принять закон о запрете поставок оружия в конфликтные зоны и страны, открыто нарушающие права человека. В этом вопросе свободные демократы с ними солидарны и поддерживают идею закона. Позиция же христианских демократов в указанном контексте весьма сдержанна, за что их подвергли существенной критике во время предвыборной кампании социал-демократы. 

Учитывая, что население с турецкими корнями наиболее многочисленное  в Германии, не менее сложен для всех партий и вопрос отношений с Турцией. Здесь позиции разошлись кардинально: СДП выступает за полное прекращение переговоров о вступлении этой страны в ЕС, христианские демократы также прямо отбрасывают возможность членства Турции в Евросоюзе. Тем временем "зеленые" считают остановку переговорного процесса ошибочным шагом, но поддерживают необходимость жесткого подхода к контролю над выполнением этим государством своих обязательств. 

Спорным является вопрос охраны окружающей среды и энергетической политики, в частности для СДП и "зеленых". СДП выступает за замедление темпов введения заявленных стандартов охраны климата. Несмотря на согласие на достижение международно согласованных целей до 2050 и 2030 гг., они ставят под вопрос цели согласованного еще в 2014 г. "Плана действий 2020" для Германии. Это вызывает серьезное негодование и сопротивление ХДС и "зеленых".

"Зеленые" уже даже пошли на уступки в отказе от промышленного использования угля. Они настаивают на немедленном выводе из эксплуатации 20 угольных электростанций в Германии, которые больше всего загрязняют окружающую среду, чтобы до 2020 г. достичь уменьшения выбросов CO2. Однако согласны, что этой цели можно достичь, просто уменьшив использование угля. 

Не следует, однако, считать, что современные коалиционные консультации оказались сплошным спором. Список вопросов, в которых партии придерживаются похожих позиций, довольно весом: уменьшение налогов, достижение бездефицитного бюджета, отмена общегосударственного налога на солидарность (впрочем, здесь подходы все-таки отличаются), сохранение (или даже повышение) минимальной заработной платы, запрет на применение глифосата в сельском хозяйстве, повышение расходов на образование и науку, развитие семьи и т. п. 

А. Меркель все это время держалась от консультационного процесса на ощутимой дистанции, чтобы не допустить сомнений в легитимности процесса. Однако нарастание недовольства заставило канцлера нарушить молчание и выступить с заявлением относительно конечного срока достижения предварительных договоренностей — 16 ноября. Дело в том, что 17 и 18 ноября потенциальные коалицианты должны определиться относительно целесообразности дальнейших переговоров. "Зеленые" даже выносят этот вопрос на партийное собрание 25 ноября. 

Все чаще от всех сторон звучат заявления о возможности перевыборов. О таком варианте в случае провала переговоров говорили и канцлер, и глава СДП. Еще до начала консультаций Меркель даже пригрозила, что в случае их провала запустит процесс перевыборов. Сейчас и глава СДП заявил, что перевыборы его не пугают, дескать, нет никакого смысла создавать правительство, которое постоянно спорит.

Впрочем, для христианских демократов перевыборы — довольно рискованный шаг. Мощные электоральные потери в пользу правопопулистов, подпитанные невозможностью сформировать стабильное правительство, с высокой вероятностью могут привести к еще большему выигрышу "Альтернативы для Германии" и потерям для консервативного блока. Последние опрашивания медийной группы RTL свидетельствуют: в случае перевыборов христианские демократы потеряют еще 1—2%. А в конечном итоге результаты могут оказаться намного более пессимистичными. 

Несмотря на переход социал-демократов в оппозицию, до сих пор нельзя отбрасывать сценарий их возврата в "большую коалицию". Хотя и он теперь выглядит весьма призрачным. В ХДС считают, что Германии нужно стабильное правительство, но СДПГ своим отказом принимать участие в переговорах по формированию будущей коалиции продемонстрировала прежде всего уклонение от ответственности.

Начало собственно коалиционных переговоров еще впереди. Но, как уже показал первый этап, найти общий знаменатель для дальнейших коалиционных переговоров будет очень непросто, а сами переговоры рискуют стать наиболее продолжительными во всей послевоенной истории Германии. В 2013 г. христианским и социал-демократам понадобилось почти три месяца для создания уже третьей "большой коалиции". И "Ямайки" на федеральном уровне еще не было никогда.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно