Вышеградская четверка: конец иллюзий

5 сентября, 2014, 21:25 Распечатать Выпуск №31, 5 сентября-12 сентября

В геополитическом смысле В4 приобщится к другим политическим зомби, лишенным будущего, таких как СНГ, ГУАМ, Веймарский треугольник или Центральноевропейская инициатива.

Всегда, когда в Европе каким-то образом решалась судьба Украины, Киев мог рассчитывать на поддержку Вышеградской четверки. Мы так привыкли к этому, что даже не заметили: Вышеградской группы как объединения государств со схожими интересами и ценностями больше не существует. На самом деле процесс медленного распада четверки продолжается с 2004 г., однако до сих пор делались попытки поддерживать иллюзию ее существования. Майдан и война в Украине окончательно показали: В4 больше нет, поскольку геополитические интересы Польши, Чехии, Словакии и Венгрии давно разошлись — возможно, безвозвратно.

Реанимация трупа

Конечно, Вышеградская четверка еще долгие годы будет существовать на бумаге, а президенты и дипломаты четырех стран время от времени будут проводить общие встречи и заявлять, что сотрудничество отлично развивается, а у формата В4 — блестящие перспективы. В конце концов, иллюзию того, что В4 все еще живет, будут поддерживать чиновники Вышеградского фонда в Братиславе и те лица и организации, которые живут с грантов, выделяемых в рамках вышеградских программ. Наконец, вокруг Вышеградского фонда образовалась такая многочисленная грантовая бюрократия, что не исключено: государства-члены даже увеличат финансирование всевозможных общих программ, дабы поддержать фикцию. Однако все это будет что-то вроде реанимации трупа. Большинство общих проектов в результате ничего не дадут, кроме пользы для их непосредственных участников, а в геополитическом смысле В4 приобщится к другим политическим зомби, лишенным будущего, таких как СНГ, ГУАМ, Веймарский треугольник или Центральноевропейская инициатива.

Причина такого состояния дел проста: на сегодняшний день не осталось ни одного из фундаментов, на которых это объединение построено. Все задачи, для реализации которых была основана В4, уже либо успешно выполнены (как вступление Польши, Словакии, Чехии и Венгрии в ЕС и НАТО), либо завершились поражением (как, например, внутренняя интеграция), либо стали неактуальными из-за расхождения позиций отдельных государств (восточная политика, отношение к валюте евро, интересы в ЕС). 

Сотрудничество
на пути в Европу

Идея вышеградского сотрудничества возникла в конце 1989 г., после того, как в Польше, Чехословакии и Венгрии произошли демократические преобразования, а новая власть провозгласила курс на евроинтеграцию. Вскоре стало понятно, что путь в Европу и НАТО будет непростым: поляков, венгров, словаков и чехов в 1989 г. там не очень хотели видеть. Тем временем разрыв экономических связей с Советским Союзом привел к проблемам, и возникла необходимость искать новые рынки сбыта и новые возможности для экономического сотрудничества. Логическим решением стала внутренняя консолидация и экономическая интеграция посткоммунистических стран, казавшихся на тот момент наиболее зрелыми и последовательными на пути в Европу. Существовала также убежденность, что каждая из стран в отдельности не будет хорошим партнером для разговоров об ассоциации и членстве в ЕС (тогда еще ЕЭС), а вот "в пакете" — это уже другое дело. Наконец, такое решение подсказали сами западные дипломаты: сначала интегрируйтесь в собственном, центральноевропейском содружестве, как когда-то страны Бенилюкса, покажите нам, что умеете сотрудничать, а тогда уже поговорим об интеграции с нами.

Таким образом в 1991 г. в замке в Вышеграде (Венгрия, возле словацкой границы, — не путать с замком Вышеград в Праге) состоялась историческая встреча президентов Польши, Чехословакии и Венгрии, договорившихся об учреждении этого неформального объединения. В следующем году в Кракове представители Вышеградской тройки основали СEFTA — Центральноевропейскую ассоциацию свободной торговли.

Позднее СEFTA оказалась весьма успешным инструментом для экономического развития. В частности, в рамках объединения отменили большинство пошлин и ограничений в торговле промышленными товарами, хотя в вопросе продовольствия до полной либерализации дело не дошло. Успех СEFTA привлек туда другие страны: к ассоциации со временем приобщились Словения, Хорватия, Румыния, Болгария, Молдова, страны бывшей Югославии, Албания. Что интересно, после вступления в ЕС странам-основателям пришлось выйти из этой ассоциации (одновременное членство в ЕС и СEFTA — невозможно). Однако СEFTA существует и поныне, объединяя сегодня Молдову, Албанию, Сербию, Боснию и Герцеговину, Черногорию, Македонию и Косово, время от времени возникают разговоры о возможном вступлении в нее также Украины и Грузии.

Первый кризис Вышеградская группа пережила в 1993—1998 гг., и уже тогда ходили разговоры о смерти организации. Это было связано с распадом Чехословакии и ориентацией мечиаровской Словакии на Россию. Тогда Вышеградская четверка выжила только благодаря своей успешной экономической составляющей, т.е. СEFTA. Реанимация В4 произошла в 1998 г., когда к власти в Братиславе пришло проевропейское правительство М.Дзуринды. Тогда В4 консолидировалась, чтобы достичь основной цели — вступления всех четырех стран в ЕС — и помочь Словакии во вступлении в НАТО (Польша, Чехия и Венгрия присоединились к альянсу в 1998 г., Словакия — в 2004-м).

Мы все — в ЕС и НАТО? Тогда пусть нас объединит Украина

Успешное достижение основной цели, ради которой в 1991 г. и была основана Вышеградская группа, сначала вызвало эйфорию. О Вышеградской четверке говорили только хорошо, принято было считать, что без В4 Польша, Чехия и Венгрия намного позже вступили бы в ЕС и НАТО, а Словакия, возможно, совсем не справилась бы с этой задачей. В то же время возник вопрос: а есть ли смысл в вышеградском сотрудничестве в новых обстоятельствах? Внутренняя интеграция (в частности экономическая) отныне будет происходить благодаря общему участию всех вышеградских стран в Евросоюзе, геополитическая задача выполнена, тогда, может, этот формат потерял актуальность? Однако победила точка зрения, что группа будет существовать и в дальнейшем, нужно только найти для нее новые задачи и новые ценности, которые будут общими для четырех народов.

Новые цели, сформированные для В4 в 2004-м и 2005-м, были довольно амбициозными. Страны В4 должны были выступать единым фронтом в Евросоюзе и совместно защищать интересы новых, более бедных стран ЕС — особенно в процессе формирования европейского бюджета. На тот момент В4 объединяло также и то, что они находились вне зон евро и Шенгена, так что и в дальнейшем были обречены на сотрудничество. И, наконец, Вышеградская четверка поставила перед собой цель поддерживать европейские стремления Украины и демократизацию Беларуси и вместе с тем противодействовать распространенной в "старой" Европе идеи Russia first. У Вышеградской четверки был в таких делах хороший опыт, поскольку за несколько лет до того она активно помогала демократизировать Словакию (где в 1992—1998 гг. был мягкий авторитаризм), а позже — проводить реформы и переговоры Братиславы с ЕС и НАТО.

Эти два фундамента "новой" В4, т.е. защита интересов новых членов в ЕС и проукраинская восточная политика (вместе с пропагандированием демократических ценностей в Восточной Европе и поддержкой дальнейшего расширения ЕС и НАТО), вдохнули в организацию новую жизнь. В4 опять была успешной и снова привлекала новых потенциальных членов. Заявили о желании быть приобщенными к Вышеградской группе и к расширению ее формулы, в частности, Австрия, Хорватия, Словения, Румыния и Украина. Австрийский канцлер Вольфганг Шуссель предлагал образовать на основе В4 совместно с Австрией, Словенией и Хорватией новое объединение под названием "Стратегическое партнерство", намекая, что Вена может поделиться с Варшавой ролью "лидера Центральной Европы" и промоутера украинских интересов. Тем не менее, в конце концов эти предложения расширить В4 отклонили, опасаясь размыть вышеградскую идею. Вместо этого ввели формат В4+, т.е. сотрудничество в рамках Вышеградской четверки с участием приглашаемых партнеров — один раз это была Австрия, второй — Словения и Хорватия, третий раз — Украина, иногда — Литва, Латвия и Эстония.

Начало конца

Символическим началом упадка вышеградской идеи можно считать 1 января 2009 г. — дату вступления Словакии в зону евро. Сделав этот шаг, Словакия оказалась по ту сторону условной разграничительной линии в рамках ЕС, принадлежавшего до сих пор "развитым" и "западным" странам. Когда пришел кризис, а с ним — предложения создать "твердое ядро ЕС" на основе еврозоны, а "Евросоюз второго сорта" — из остального, стало отчетливее видно различие интересов. Варшава, Прага и Будапешт протестовали против такого положения вещей, однако Братислава не считала нужным поддержать своих "братьев", которым угрожала маргинализация. Наоборот, словацкие политики говорили об уникальном шансе закрепить неформальный союз с Австрией, Германией и другими странами с консолидированными финансами и на этой основе создать новое, "северное евро". Вышеградская солидарность значения уже не имела.

С глобальным кризисом потеряло также актуальность разделение Евросоюза на "старые, зажиточные страны Запада" и "посткоммунистических бедняков", тоже побуждавшее В4 к общей защите своих интересов в ЕС. Вместо этого ЕС разделился на Север, который не подвергается кризису и держит свой дефицит в разумных пределах, и "неответственный" Юг (куда попала и вышеградская Венгрия), тонущий в долгах. О какой-то вышеградской общности судьбы и интереса не было и речи.

И, наконец, когда политики и чиновники из вышеградских государств приобрели опыт участия в структурах ЕС, потеряло актуальность естественное поначалу разделение на "мы" и "они". Действительно, сначала легче было формировать геополитические коалиции внутри "западного" или "посткоммунистического" лагеря. Однако теперь это уже не имеет значения: Словакия или Венгрия часто выступают вместе с Францией против позиций Германии, Нидерландов, Польши и Литвы (так было, например, в вопросе санкций против Москвы). Именно на Чехию, Словакию и Венгрию (с присоединившимся к ним Кипром) было указано как на страны, которые в прошлую субботу заблокировали санкции против России после вторжения военных частей РФ на территорию Украины. 

Пришло время сказать об этом уже вслух: общности интересов и мировоззрений между Вышеградскими странами давно нет.

Каждый идет своим путем

Кстати, фактический распад Вышеградской четверки как неформального геополитического объединения был неминуемым и естественным процессом, если принять во внимание, что внутри В4 не произошла интеграция на уровне обществ. Польско-словацкое или польско-чешское трансграничное сотрудничество — это, фактически, фикция, активнее уже является пограничное сотрудничество Польши с лукашенковской Беларусью. Хотя так было не всегда. 1990-е можно назвать периодом роста заинтересованности поляков чехами, словаками и венграми и наоборот. Причина проста: уже можно было свободно путешествовать (во времена социализма даже путешествие в "братские" страны совдепии было ограниченным), у людей после кризисных 1980-х появились кое-какие деньги, однако поездка во Францию или Грецию — это все еще было дорого. Поэтому поляки ездили в Прагу, а не в Париж, в словацкие Татры, а не в Альпы, и в венгерские термальные бассейны, а не в Италию (а венгры и чехи — в те же Краков или Вроцлав). Дешевле, а все же за границей, т.е. в те времена — этакая "экзотика".

Однако вступление четверки в ЕС и отмена внутренних границ, хотя как это ни парадоксально, радикально ослабили внутренний интерес к центральноевропейским соседям. Немного иначе это между чехами и словаками, у которых есть тесные связи еще со времен общего государства, и между словаками и венграми, которых также объединяет (и одновременно разделяет) общее венгерское прошлое и этнически смешанные территории. Но на границе между Польшей и южными соседями — как будто невидимый барьер. Сплошное большое равнодушие. Яркая иллюстрация этого процесса — старый польско-словацкий пункт пропуска Лысая Поляна в Татрах. В 1990-х через него ездили толпы туристов (действительно туристов, а не контрабандистов), а теперь, когда для пересечения границы не нужно даже паспорта, — пустота. Или попробуйте поехать из Польши (с того же Кракова или Жешува) в недалекую Словакию автобусом или поездом, — таких соединений нет, поскольку нет обычных межчеловеческих контактов между поляками и словаками и между поляками и чехами. 

Полякам теперь намного ближе к украинцам, чем к чехам и словакам, что показал, наконец, Евромайдан. С другой стороны, обычные чехи больше, чем на поляков, ориентируются на немцев, а словаки — на австрийцев, хорватов, сербов и, несмотря на все конфликты, — на венгров. Так о какой Вышеградской четверке может идти речь, если нет ощущения сообщества между обычными людьми (его заменило равнодушие), а политические цели Варшавы, Праги, Братиславы и Будапешта расходятся?

До свидания, Вышеград

Вышеградская фикция стала для всех очевидной во время Майдана. Тогда как в Польше и Чехии проходили акции в поддержку Украины, словаки и венгры, скорее, говорили об "бандеровцах-фашистах на Майдане" и "легальной власти Януковича". Затем, после аннексии Крыма, Словакия и Венгрия выступали против санкций относительно России. А теперь обычные чехи также больше склонны поддерживать в этом конфликте россиян, оставляющих в Карловых Варах большие деньги, чем украинцев, ассоциируемых с непривлекательными "заробитчанами".

Как было сказано выше, несмотря на уже очевидную смерть Вышеградской идеи, она еще долго будет жить как этакий геополитический зомби. Украинские студенты в дальнейшем смогут получать стипендии от Вышеградского фонда, время от времени даже будут происходить какие-то встречи президентов стран В4, на одну из них пригласят Петра Порошенко и будут говорить, какие большие перспективы имеет сотрудничество в рамках В4+Украина. Однако реальное значение таких встреч — не более чем сотрудничество в рамках ГУАМ или СНГ. 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • Desdichado Desdichado 9 вересня, 03:36 еще одна сказка "весь мир за нас" развалилась. Приходится на ходу выдумывать, новую почему, потенциальный союзник развалился в том числе и из-за различных позиций в отношении того что произошло и происходит в Украине. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно