Выборы с сюрпризом. Президентом Румынии станет этнический немец

21 ноября, 2014, 21:19 Распечатать Выпуск №44, 21 ноября-28 ноября

Победа Клауса Йоханниса не означает, что эпоха конфликтов президента и премьера ушла в прошлое. Йоханнис уже заявил, что его партия попытается отправить в отставку правительство Понты в следующем году.

Президентские выборы в Румынии удивили. Совершенно неожиданно победу на них одержал кандидат от Христианско-либерального альянса — мэр города Сибиу, этнический немец Клаус Йоханнис.

Получив на выборах 54%, он опередил действующего премьер-министра — социал-демократа Виктора Понту, за которого отдали свои голоса 45% избирателей. А ведь еще за несколько дней до выборов социологи предрекали Понте победу, казавшуюся неизбежной: по результатам первого тура мэр Сибиу набрал 30% голосов, а премьер-министр — 40%. Даже первые результаты exit-poll второго тура говорили о преимуществе Понты. Но после обнародования окончательных результатов опросов премьер-министр сразу признал свое поражение и поздравил соперника с победой.

Разница в девять процентов — серьезное преимущество. Тем более для этнического немца и протестанта в православной стране. Безусловно, победа Клауса Йоханниса говорит и о серьезных изменениях, произошедших в румынском обществе за последние годы, и об успехах его команды политтехнологов. Но дело ведь не только в том, что в своей избирательной кампании Йоханнис сделал упор на экономических реформах и эффективности использования средств из фондов ЕС, а его оппонент Понта — на социальной программе.

Причин успеха мэра Сибиу несколько. Во-первых, своей победой Йоханнис во многом обязан высокой явке на избирательные участки — 62%. И румынам, проживающим за рубежом. Это в Украине голосование на зарубежных участках не оказывает существенного влияния на результаты выборов. В Румынии все иначе: из 18 млн избирателей 700-900 тыс. проживают за пределами страны. Румынские "заробитчане", покинувшие страну из-за экономических проблем — безработицы и низкого уровня жизни, — достаточно активны. И диаспора традиционно голосует против власти.

Во втором туре на зарубежных участках проголосовали 400 тыс. чел. Притом, что плохая организация выборов за рубежом не позволила бросить бюллетень в урну еще тысячам румын, часами стоявшим в очередях. Эти проблемы на зарубежных участках привели к тому, что после первого тура на улицы Бухареста вышли тысячи людей. После чего в отставку ушел министр иностранных дел Титус Корлэцян. Организация второго тура была ненамного лучше. В результате, пробыв на посту главы МИДа всего восемь дней, со своей должности ушел Теодор Мелешкану.

Во-вторых, свою роль сыграл запрос румынского общества на борьбу с коррупцией, которая для Румынии — настоящий бич: страна имеет репутацию одной из наиболее коррумпированных в Евросоюзе. Уровень коррупции в этой стране в четыре раза превосходит среднеевропейский показатель. А недостаточная борьба с этим явлением в высших эшелонах власти является одной из причин, по которой Румыния до сих пор не вошла в Шенгенскую зону. 

Было бы несправедливо утверждать, что Понта не борется с коррупцией. Однако на рейтинг премьер-министра повлияли коррупционные скандалы, в которых было замешано окружение премьер-министра из социал-демократической партии, а также члены его семьи. Например, за месяц до выборов Национальное антикоррупционное управление Румынии (DNA) заподозрило нескольких бывших министров из разных партий в том, что с 2000 по 2005 годы они получали взятки от таких IT-концернов, как Microsoft и Fujitsu Siemens Computers. Общая сумма взяток оценена примерно в 50 млн евро.

Конечно же, Клаус Йоханнис — тоже не агнец. Его, в частности, обвиняли в аферах с недвижимостью. Но за Йоханниса, судя по всему, румыны голосовали потому, что в его шкафу значительно меньше коррупционных "скелетов", чем у других румынских топ-политиков. А ведь от президента во многом зависит и эффективность борьбы с коррупцией: именно глава государства отвечает за назначения на ключевые должности в прокуратуре. В общем, не случайно Йоханнис уже объявил в своей стране войну коррупции.

В-третьих, многих румын отпугнула перспектива концентрации власти в руках одной политической силы, что могло произойти в случае победы Виктора Понты на президентских выборах. Как показывает опыт той же Венгрии, для молодых демократий это чревато усилением авторитарных тенденций. Для страны, пережившей правление Николае Чаушеску, подобное недопустимо. 

Наконец, в-четвертых, Клаус Йоханнис не воспринимается в обществе как преемник президента Траяна Бэсеску, изрядно надоевшего румынам своим противостоянием с премьер-министром. Отметим, что в новейшей истории Румынии Бэсеску останется как глава государства, дважды подвергавшийся процедуре импичмента. Впервые это произошло в 2007 г., когда Консервативная партия, Социал-демократическая партия и партия "Романия Маре" ("Великая Румыния") обвинили Бэсеску в превышении полномочий.

Во второй раз процедура импичмента была инициирована в 2012 г. правящим Социал-либеральным союзом (включающим Социал-демократическую партию и Национал-либеральную партию), обвинившим президента в нарушении конституции и создании препятствий для работы правительства. Это решение стало следствием конфликта между Бэсеску и Понтой, возглавившим правительство после победы на парламентских выборах 2012 г.

Но оба раза Траяну Бэсеску удавалось выйти "сухим", чтобы потом с новыми силами продолжить борьбу со своими политическими оппонентами. Нынешняя президентская кампания также не обошлась без взаимных обвинений непримиримых врагов. Бэсеску, например, заявил, что Понта в 1997—2001 гг., когда занимал должность прокурора, был агентом Службы внешней разведки Румынии под прикрытием. Кроме того, во время избирательной кампании оппоненты премьер-министра обвиняли его в симпатиях к Москве. Это при том, что Понта назвал Россию наибольшей угрозой для безопасности Румынии.

Поводом для нападок стало дело компании "ЛУКойл-Румыния", которой румынские власти инкриминировали отмывание денег и уклонение от уплаты налогов, после чего наложили арест на ее имущество. В результате была приостановлена работа нефтеперерабатывающего завода "ЛУКойла" в Плоешти. Тогда Понта заявил, что в этом деле "следует найти законное решение, позволяющее возобновить работу завода, выплачивать зарплату сотрудникам и в то же время восстановить ущерб и привлечь к ответственности виновных в нарушении закона".

Победа Клауса Йоханниса не означает, что эпоха конфликтов президента и премьера ушла в прошлое. Йоханнис уже заявил, что его партия попытается отправить в отставку правительство Понты в следующем году. Правда, маловероятно, что новому президенту это удастся: глава государства не может отправить в отставку премьера без согласования с парламентом, а там большинство имеет правящий Социал-либеральный союз. Сам же Понта говорит, что не собирается уходить со своего поста. Поэтому для Йоханниса одной из главных задач во внутренней политике станет подготовка к парламентским выборам 2016 г.

В своих первых заявлениях Йоханнис подчеркнул, что улучшение экономической ситуации в стране будет в числе его приоритетов. Что ж, это естественно, тем более что Румыния, судя по данным статистического ведомства Eurostat, вступает в полосу рецессии. Правда, у президента практически нет никакого влияния на проведение правительством экономической политики: как обращает внимание румынский сайт Ziare.com, "пенсии, заработная плата, сланцевый газ, метро, дороги и т.д. — это забота правительства". 

Зато куда больше возможностей у главы государства в проведении внешней политики. Впрочем, здесь не стоит ожидать особых перемен: опрошенные нами эксперты полагают, что при Йоханнисе румынская дипломатия в целом будет проводить тот же курс, что и при Бэсеску. Столь же жесткую позицию новоизбранный президент будет занимать и в отношении России. А немецкое происхождение Йоханниса несомненно поспособствует тому, что в Москве его станут воспринимать не иначе как "агента германской разведки".

Предвыборные дебаты показали, что Йоханнис занимает более сдержанную позицию в вопросе объединения Молдовы и Румынии, нежели социал-демократ Понта, использовавший радикальную риторику для привлечения правого электората. Так, действующий премьер объявил, что в случае победы на президентских выборах назовет своей главное целью "второе великое объединение Румынии" к 2018 г. В реальности же, как отмечают эксперты, Понта не будет форсировать этот процесс. А вот действительное отношение Йоханниса к политике объединения можно будет увидеть после парламентских выборов в Молдове.

При этом Йоханнис и Понта едины в своей оценке политики Москвы: они одинаково рассматривают Российскую Федерацию как страну, представляющую угрозу Румынии, региону, Европе. И то, что румынская политическая элита занимает в отношении России в целом единую позицию, отличает эту страну от Венгрии, Словакии, Чехии. Свою роль в такой позиции Румынии сыграли как традиционно настороженное отношение к Москве, так и то, что российский бизнес занимает здесь более слабые позиции, нежели в других странах Восточной Европы. 

А ведь Румыния важна для России, в том числе и как транзитный коридор из Черного моря на Балканы. Но Бухарест, опасающийся зависимости от Москвы, выступает категорически против реализации проекта "Южный поток", причем Понта заявляет, что энергетически зависеть от Запада — это хорошо, а от России — плохо. Румынский парламент первым среди стран-членов Европейского Союза ратифицировал Соглашение с Украиной об ассоциации. Да и в целом с момента агрессии России против нашей страны Бухарест занимает по отношению к Киеву весьма лояльную позицию. И этой ситуацией нашей стране грех не воспользоваться. 

У Киева и Бухареста непростая многолетняя история отношений, омраченная взаимной подозрительностью и враждебностью. Долгие годы в Украине существовал образ Румынии как не очень дружественного соседа, который только и ждет подходящей возможности, чтобы аннексировать Буковину и часть Одесской области. Бухарест также был настроен проводить конфронтационную политику в отношении нашей страны. Такому подходу способствовали проблемы в двусторонних отношениях: Криворожский горнообогатительный комбинат окисленных руд (КГОКОР), вопрос нацменьшинств, строительство канала "Дунай — Черное море", делимитация континентального шельфа и исключительных экономических зон, включая долгий спор вокруг острова Змеиный, выдача румынских паспортов украинским гражданам в Черновицкой области.

Противоречия и расхождения во взглядах на многие вопросы остаются у Киева и Бухареста и поныне. Но у наших стран есть и точки совпадения, в том числе и в определении внешних угроз безопасности. А перспективы сотрудничества в приграничных районах, в сфере энергетики, а также реализация совместных инвестиционных проектов выглядят многообещающими. Проблемные же вопросы необходимо решать: к этому постепенно приходят все страны. Правда, перед Киевом стоит задача так построить отношения с Бухарестом, чтобы это не выглядело, словно Украина "сдает" свои национальные интересы. В памяти еще жива истерия, развернувшаяся в украинском политикуме и медиа после решения Международного суда ООН в Гааге о делимитации континентального шельфа и исключительных экономических зон между Украиной и Румынией.

Готовы ли румыны к "перезагрузке" отношений? Ответ на этот вопрос и должен дать Клаус Йоханнис после своего официального вступления в должность президента.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно