Выбор Сербии: интеграция или кооперация?

11 декабря, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №48, 11 декабря-18 декабря

Европейская интеграция Сербии никогда не проходила гладко. Помимо проблем в сфере прав человека и борьбы с коррупцией, препятствием на этом пути не единожды становились отголоски косовского конфликта.

 

 

 

Европейская интеграция Сербии никогда не проходила гладко. Помимо проблем в сфере прав человека и борьбы с коррупцией, препятствием на этом пути не единожды становились отголоски косовского конфликта. 

В последний год проявились две новые тенденции, на первый взгляд, противоречащие друг другу — активизация работы по выполнению требований ЕС для государств-кандидатов и усиление пророссийского лобби, едва не закрывшего европейскую перспективу Сербии.

В ноябре 2007 г. Белград подписал Соглашение о стабилизации и ассоциации, а в марте 2012 г. получил официальный статус кандидата на членство в ЕС. Подписав в 2013 г. соглашение о нормализации отношений с Косово, Сербия создала возможность для официального старта переговоров о членстве в 2014-м. 

Однако из-за задержки реальной имплементации этого соглашения Европейский совет только 13 октября 2015 г. рекомендовал открыть официальные переговоры. Ожидается, что это произойдет до конца 2015 г.: 14 декабря в Брюсселе планируется начать диалог по 35-й и 32-й главам — косовскому и финансовому вопросам. Если все пойдет по плану, то к 2018 г. Белград надеется завершить переговоры и в 2020-м стать полноправным членом Евросоюза. 

Несмотря на получение статуса страны-кандидата, Сербии еще предстоит целый ряд структурных, политических и экономических реформ. Некоторые политические обозреватели даже называют нынешнее правительство протодемократическим, отмечая, что кроме общебалканских проблем трансформации от авторитаризма к демократии, Сербия обладает и собственными специфическими особенностями, не позволяющими назвать ее полноценно демократическим государством. Одна из основных проблем — нарушение свободы прессы. Последний год ознаменовался рядом крупных скандалов, связанных с цензурой, контролем над СМИ, давлением на редакторов и издателей.

Второй проблемой является коррупция и размеры государственного долга. Несмотря на то, что сумма госдолга Сербии намного меньше греческого, в Белграде опасаются, что отсутствие значительного экономического прогресса, высокий уровень коррупции и нереализованные проекты по привлечению инвестиций могут серьезно подпортить имидж страны и усложнить переговоры о членстве. 

Новой проблемой во взаимоотношениях Белграда и Брюсселя оказались и мигранты. Сербия стала для многих из них транзитным пунктом между Грецией и другими европейскими странами. Однако, согласно старому сербско-евросоюзовскому соглашению, мигранты могут быть возвращены именно в Сербию, а не Грецию, через чью территорию они попали в Евросоюз. 

Еще в сентябре премьер-министр Александр Вучич заявил, что ЕС использует по отношению к Сербии двойные стандарты, поскольку требует от нее принятия плана действий по решению проблемы мигрантов и беженцев, в то время как сам Брюссель такого плана не имеет. Поговаривали даже, что евросоюзовская дипломатия может использовать этот вопрос для задержки открытия некоторых глав переговоров. 

До недавних пор наибольшими оппонентами сербской интеграции с ЕС были Бельгия и Нидерланды. В основном из-за вопроса прав человека и проволочек в сотрудничестве Белграда с международным трибуналом по бывшей Югославии. Однако после ареста наиболее одиозных лидеров и передачи их в Гаагу Нидерланды стали активно помогать сербским реформам. 

При всем многообразии позиций в отношении внутренней и внешней политики Сербии общественное мнение склоняется к европейской интеграции. Максимальный рейтинг поддержки достигал 70% и не падал ниже 40%. Сербия уже не раз доказывала, что готова идти на уступки ради членства в ЕС, однако Белград должен видеть четко обозначенную перспективу. 

Евроинтеграция рассматривается в этой балканской стране как инструмент демократических изменений и повышения стандартов жизни после периода изоляции начала 1990-х. Но, как сказала в комментарии ZN.UA бывший директор Офиса европейской интеграции правительства Сербии Милица Делевич, в то время как желание вступления страны в ЕС объединяло сербов, необходимость решить для этого три проблемы разделяла общество. Речь идет об улаживании сложных вопросов в отношениях Сербии и Черногории, необходимости сотрудничества с международным трибуналом, а также о Косово. 

В 2015 г. Сербия стала еще одним полем конкуренции между ЕС и Россией. Сантименты о братских народах всегда активно подогревались и Москвой, и Белградом. А память о помощи в Первой мировой войне сильна в Сербии до сих пор. Косовский кризис 1999 г. дал новый толчок сербско-российским отношениям. Но в последние годы лишь отдельные политики этих стран сохраняли тесные контакты. 

Однако с момента введения санкций Евросоюза против России Москва стала активно искать поддержки и внимания Сербии. В достаточно короткие сроки активизировались торговые контакты. В первую очередь, речь идет о поставках сербских продуктов питания на российский рынок, продажа которых за последний год увеличилась на 40%. Белград также попросил содействия РФ в модернизации своей военной техники и вооружения. 

Военное сотрудничество во многом обусловлено усилением позиций НАТО на Балканах и приглашением Черногории стать новым членом Североатлантического альянса. Сербия, как и Россия, негативно отнеслась к такому расширению, так как, по ее мнению, нарушается военный баланс в регионе. Белград считает, что усиление военного сотрудничества с Москвой и покупка дополнительного вооружения должны сбалансировать ситуацию.

Более того, Сербия — одна из немногих европейских стран, отказавшихся вводить санкции против РФ в ответ на "присоединение" Крыма. И председательствуя в ОБСЕ в
2015 г., Белград старался избегать крымского вопроса, ни разу не проголосовав за осуждение аннексии. Эта позиция тем более удивительна, поскольку принцип территориальной целостности всегда превозносился сербским правительством как краеугольный камень всей системы международных отношений. 

Санкции против России стали одним из сложных элементов на пути к европейско-сербскому согласию. Как пишут сербские СМИ, этот вопрос стоит в повестке дня переговоров и может стать серьезным препятствием для планируемого в следующем году открытия 31-й главы "Внешняя политика и политика обороны" на переговорах с ЕС. Поэтому в Белграде надеются на нормализацию отношений Москвы и Брюсселя в ближайшее время. 

По словам сербских дипломатов, Россия особо не вмешивалась в процесс евроинтеграции Сербии. Разве что посланники Москвы во время своих визитов достаточно откровенно говорили о возможных выгодах российско-сербского сотрудничества в случае отказа Сербии от членства в ЕС. Но заявления некоторых российских экспертов были более чем категоричны. Так, в начале года в интервью сербскому телевидению отставной генерал Леонид Ивашов заявил, что членство Сербии в ЕС и НАТО будет катастрофой.

Более тесные связи с Россией, а не Евросоюзом выбирает и сербский президент Томислав Николич. Его поддерживают правые партии, а также руководство Сербской православной церкви, имеющей тесные связи с Московским патриархатом. Любопытно, что нынешний премьер-министр Александр Вучич хотя когда-то и начинал свою карьеру в лагере ультранационалистов, но сегодня он считается самым ярым борцом за европейскую перспективу страны.

Некоторые дипломаты из европейских стран, например, бывший министр иностранных дел Италии Франко Фраттини, высказывают мнение, что Сербия может стать мостом между ЕС и Россией, если Брюсселю удастся развивать тесные связи с Белградом, не настаивая на разрыве контактов с Москвой. В противном случае Сербия может стать второй Украиной, на которую, по мнению итальянского политика, Брюссель в свое время слишком давил.

В неформальных разговорах сербские дипломаты подтверждают: санкции против России и признание независимости Косово — это два вопроса, по которым Сербия не готова ни на какие уступки ради членства в ЕС.

Статус Косово — многолетний вопрос, сдерживающий европейскую интеграцию страны. Сербское правительство настаивает на том, что решение о статусе региона, чью независимость не признает Белград, не должно быть связано с переговорами о членстве в Евросоюзе. 

Еще в сентябре 2012 г. тогдашний комиссар по вопросам расширения Штефан Фюле опроверг мнение, что ЕС будет требовать признания Косово как условие вступления в Евросоюз. Дальнейшие успешные переговоры между Приштиной и Белградом при посредничестве Брюсселя стали дополнительным положительным сигналом. 

Необходимо учитывать и то, что ряд стран-членов ЕС (Греция, Румыния, Испания) до сих пор не признали независимости Косово. В свое время министр иностранных дел Косово предлагал, чтобы две страны одновременно вступили в ЕС, в противном случае он опасался, что Сербия всегда будет блокировать косовскую евроинтеграционную перспективу. Однако в Белграде такое предложение отклика не находит. Сербы считают, что Приштина намного отстает в вопросе интеграции с ЕС, а непризнание Косово пятью странами-членами может стать непреодолимым препятствием.

Вопросы отношений с Москвой и Приштиной будут проходить через дальнейшую интеграцию красной нитью. Но пока среди членов ЕС отсутствует единое мнение по этим вопросам, у Белграда остается простор для маневра.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно