Встреча при свидетелях

2 июля, 10:14 Распечатать Выпуск №26, 6 июля-12 июля

Трамп и Путин побеседовали в Осаке.

Трамп и Путин встретились в третий раз, не считая одного долгого телефонного разговора. В отсутствие утечек о содержании встречи приходится наблюдать за формой.

Вообще говоря, Дональд Трамп и Владимир Путин в Осаке на полях саммита "Большой двадцатки" не встречались… Они беседовали. Если внимательно посмотреть протокол российского президента на саммите, можно обнаружить аккуратное разделение событий двух типов ― встреч и бесед. Встречался Путин ― причем даже дважды ― с председателем Китая Си Цзиньпином и премьером Индии Норендой Моди в разных форматах, хозяином саммита премьером Японии Синдзо Абэ, наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом ибн Салманом Аль Саудом, канцлером Германии Ангелой Меркель, президентом Турции Реджепом Эрдоганом, Египта ― Абдул-Фаттахом Сиси, Южной Кореи ― Мун Чжэ Ином. Но вот с президентом Франции Эмманюэлем Макроном, премьер-министром Великобритании Терезой Мэй, президентом ЮАР Сирилом Рамафозой и, наконец, Дональдом Трампом были беседы.

Вряд ли для США было важно, как в России назвали то, что произошло между Трампом и Путиным. Американский президент встречался с лидерами Китая, Индии, Японии, Турции, Германии, успел через Твит организовать переговоры с Ким Чен Ыном и первый в истории заход американского президента на территорию КНДР. У американского президента хватало забот и без Путина. Но, наверное, Трамп тоже понимал, что он с Путиным не встречается, а беседует ― цели не ставились, решения не принимались, документы не подписывались. Стороны просто обменивались информацией. Перед поездкой в Осаку Дональда Трампа спросили об ожиданиях от встречи с Путиным. Он довольно пренебрежительно ответил: "У меня будет очень хорошая беседа с ним [Путиным.А.И.]. Что я скажу ему, совершенно вас не касается".

Американских журналистов, наблюдающих за Трампом, постоянно гложет одна странность, которая проявилась и в этот раз. Он накануне саммита публично излил множество претензий к странам, с лидерами которых собирался встречаться, ― ко всем, кроме России. Нужно заметить, что претензии перед саммитом в большинстве своем вылились в компромиссы в ходе саммита. Но было ли наоборот у США с Россией ― неизвестно, ибо имела место просто беседа, которая "совершенно вас не касается".

Все же заметна относительно бОльшая прозрачность этой встречи по сравнению с предыдущими. После первой встречи в Гамбурге в 2017 году, тоже на полях саммита "большой двадцатки", в США возник скандал: беседа была один на один только в сопровождении переводчика, и Трамп якобы забрал после встречи все записи разговора. Отдельная большая встреча в Хельсинки в прошлом году была еще более скандальной: президенты снова виделись один на один, и затем Трамп открыто встал на сторону Путина и против собственного разведывательного сообщества в оценке вмешательства России в американские выборы. Затем осенью прошлого года была отменена встреча, не состоявшаяся из-за российской агрессии против украинских кораблей и моряков в районе Керченского залива. Мотивы отмены тогда были озвучены публично, а недосказанное было более-менее понятно: расследование о российском вмешательстве было в разгаре, воспоминания о Солсбери оставались свежи, поведение России в отношении Украины выглядело вопиющим.

В начале мая этого года Трамп звонил Путину, и они говорили полтора часа обо всем, но в первую очередь о Венесуэле ― это было понятно из международного контекста на тот момент. Особой озабоченности американских СМИ то длительное общение один на один не вызвало. Наверное, считается, что разговор по телефону не может быть тайным и потому ограничивает собеседников, даже если они ищут тайной сделки.

Наконец ― встреча Трампа и Путина в Осаке, третья по счету. Пока двери комнаты, в которой готовилась беседа, не закрылись, Трамп успел потроллить журналистов, а вместе с ними и своих политических противников в США, которые определенно будут максимально раскручивать тему вмешательства России в американские выборы в ходе президентской кампании 2020-го. В следующем году Трампу будет нелегко, но на прошлой неделе в Осаке он был легок. Из гомона журналистов до Трампа донесся вопрос, скажет ли он Путину, чтобы тот не вмешивался в выборы 2020-го. Трамп тут же ответил утвердительно, и с ухмылкой обращаясь к Путину, сказал: "Не вмешивайтесь в выборы, мистер президент", ― затем навел палец на российскую делегацию и повторил: "Не вмешивайтесь в выборы". Присутствующим стало весело.

Эта ремарка стоила Трампу волны возмущений в американских СМИ, ориентированных на демократов, но без видимых последствий. Трампу можно было поставить в вину его стиль поведения. Но заподозрить в сговоре с Путиным его в этот раз было нельзя. Дело в том, что беседа президентов в Осаке проходила при множестве свидетелей. Белый Дом и Кремль учли прежние ошибки и согласовали сопровождение по пять персон с каждой стороны. От Путина в ряд сидели (не считая переводчика) министр иностранных дел Сергей Лавров, первый вице-премьер ― министр финансов Антон Силуанов, внешнеполитический помощник Юрий Ушаков, пресс-секретарь Дмитрий Песков. С американской стороны за Трампом наблюдали госсекретарь Майкл Помпео, министр финансов Стивен Мнучин, исполняющий обязанности руководителя аппарата Белого Дома Мик Малвэйни, помощник президента по нацбезопасности Джон Болтон, пресс-секретарь Белого Дома Стефани Гришэм, зять и старший советник президента Джаред Кушнер, дочь американского президента Иванка. Итого семь человек, не считая переводчика и самого Дональда Трампа.

Президенты беседовали один час двадцать минут, наверное, при этом обращались к сопровождающим лицам за уточнениями и комментариями, и все это через переводчиков. То есть времени было совсем мало, чтобы углубленно что-либо обсудить, а формат не предусматривал произнесения слов, которые касались бы только президентов и никого больше. Путин упомянул на итоговой пресс-конференции по итогам визита в Японию, что имела место еще одна беседа с Трампом ― за обедом. Но вряд ли она была продолжительной и изолированной от окружающих. За столом Трампа и Путина разделял Синдзо Абэ, а переговорить в зале они могли разве что на виду у всех.

Трамп в приветственной речи перед началом беседы с Путиным сказал, что собирается обсудить "много вещей, включая торговлю, включая немного разоружение и немногосовсем чуть-чуть протекционизма, возможно, в очень позитивном ключе", и вообще "множество самых разных вещей". Экономика и торговля ― определенно не самая важная тема в отношениях США и России, если только речь не идет о высокотехнологичных товарах и услугах, а также санкциях, на них наложенных. Но Трамп в последнее время неоднократно возвращался в высказываниях к теме потенциала экономического сотрудничества США с Россией. Возможно, с нераскрытым экономическим потенциалом двусторонних отношений и связано таинственное молчание Трампа о проблемах для США, коренящихся в России. Хочется верить, что это интуиция политического лидера, заботящегося о безопасном мироустройстве, а не чутье бизнесмена, занятого недвижимостью.

Но все же формат встречи говорил не столько об экономике как таковой, сколько о специфическом аспекте экономического взаимодействия ― о финансах. А учитывая роль министерства финансов США, можно предположить, что стороны коснулись проблемы санкций, то есть почти сакральной темы современных американо-российских отношений. Это действительно важно, и об этом нет никаких утечек. Можно рассеять возможные подозрения тем, что формат беседы и ее ограниченное время не допускали принятия каких-либо важных решений. Тем более что режим санкций против России с августа 2017 года определен в США на уровне закона, а не президентских директив. Да и вообще неизвестно, даже если речь шла о санкциях, о каких именно ― может, в отношении третьих стран, таких как Иран и Венесуэла, в которых Россия сделала экономические и финансовые ставки.

Можно также вспомнить, что все предыдущие встречи Трампа и Путина, какие бы комплименты ни произносились, заканчивались ужесточением санкций. О них уже не вспоминают, но это не значит, что санкционное давление на Россию ослабевает. До настоящего времени оно лишь возрастало, а вместе с ним ― давление политическое и военное. Не далее как в марте были введены санкции в связи с агрессивными действиями России против Украины в районе Керченского залива. В мае были введены дополнительные санкции в рамках "Акта Магнитского". США и Россия ныне переживают разрыв отношений в рамках Договора о ракетах средней и меньшей дальности. В феврале США подписали с Польшей важный оружейный контракт примерно на 400 млн долл. и в начале июня развернули там дополнительно тысячу военнослужащих, несмотря на все российские выражения озабоченности.

Вряд ли эта динамика может быть переломлена одной встречей Трампа и Путина в присутствии Мнучина и Силуанова. Причем даже на этой встрече, как признал Путин, Трамп поставил вопрос о захваченных украинских моряках одним из основных. Раньше в России считали, что сложности отношений связаны с внутренней политикой в США, и однажды все "рассосется". Но уже приближаются новые выборы президента США, и Трампу, если он надеется на второй срок, нужны достижения, а Путин ― пусть перспективный (с точки зрения Трампа), но явно токсичный актив. То есть пока ничего "не рассосется".

Накануне встречи и сам Путин на Прямой линии, и российские СМИ выражали заметный скепсис по поводу грядущей встречи. Если вспомнить более ранние заявления, они и вовсе были с российской стороны раздраженными ― Трамп назначил встречу через Твиттер, после чего не последовало никакого уточнения повестки дня и тем переговоров. Похоже, по дипломатическим каналам договорились лишь о форме ― беседа при свидетелях. Но содержание беседы определялось на ходу, и, судя по игривости Трампа и ужимкам Путина, играл белыми в этот раз американский президент, а не российский.

Перед саммитом "большой двадцатки" с запланированной встречей Трампа и Путина известный генератор (или, может, транслятор) российских внешнеполитических смыслов Федор Лукьянов заметил, что между США и Россией просто исчез предмет для "большой сделки". Отношения слишком фрагментарны, и не они определяют современное мироустройство. Похоже, что так и есть. Тревожное возбуждение, которое сопровождало предыдущие две встречи в ожидании той самой "большой сделки", развеялось и плавно осело на электоральных процедурах, гарантирующих стабильность самой мощной демократии.

На встрече Путина и Трампа не случилось ничего угрожающего интересам Украины. Но не случилось и ничего вселяющего оптимизм. Политика США все еще защищает от военной эскалации со стороны России. Но всего остального, или почти всего, определяющего успех страны, нужно добиваться самим.

 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Вам также будет интересно