Возвращение к нормальности в Греции: новые лица старых сил

9 июля, 12:22 Распечатать Выпуск №27, 13 июля-19 июля

Седьмого июля в Греции состоялись внеочередные парламентские выборы. Как и показывали проведенные перед тем опросы, они ознаменовали возвращение греческой политики в докризисном формате: победу с результатом почти 40% голосов избирателей празднует старожил политической сцены — правая партия "Новая демократия".

После неубедительных результатов правящего объединения левых сил СИРИЗА на выборах в Европарламент и местных выборах премьер Ципрас решил не ожидать очередных выборов до осени. Момент для политической перезагрузки оказался благоприятным. В августе прошлого года закончился срок действия последнего "пакета спасения". И хотя некоторые требования кредиторов еще нужно будет выполнять, темное десятилетие падения ВВП на четверть, взрыва безработицы и даже реальной угрозы развала зоны евро осталось позади.

В этом возвращении к нормальности понемногу исчезают с политической сцены новые партии, которые стремительно всплыли в кризисный период, однако не смогли удержаться на плаву. Скажем, праворадикальные "Независимые греки", которые до января были полноценными участниками правительственной коалиции, или небольшая либеральная партия "Река" (а либералам в Греции традиционно не везет) даже не стали баллотироваться, несмотря на довольно скромный проходной барьер в 3%.

Прошло то время, когда с 2012-го до 2019 г. третьей по численности партией в парламенте был праворадикальный (чтобы не сказать неонацистский) "Золотой рассвет". Несколько скандалов и даже уголовных расследований стали причиной того, что эта партия покинула парламент. Часть ее избирателей перешла к новообразованной консервативно-религиозной пророссийской партии "Греческое решение", которая начинает свой парламентский путь с десятью депутатами.

Леворадикалы тоже недалеко оторвались от избирательного барьера — снова 15 депутатов будет у Коммунистической партии Греции при полученных 5% голосов. К тому же, с минимальным результатом и девятью депутатами, в парламент врывается главный революционер греческой политической сцены Янис Варуфакис. Он был министром финансов на протяжении шести решающих месяцев 2015 г., последовательно отказываясь выполнять требования кредиторов и поощряя вернуться к драхме, но, в конце концов, был вынужден уйти в отставку.

Некогда популистская и леворадикальная СИРИЗА за четыре года прошла серьезную эволюцию. Она начинала с амбициозных планов изменить политическую и экономическую повестку дня во всей Европе, защитить государственный суверенитет Греции и европейские ценности от "алчных кредиторов" и "бездушных брюссельских бюрократов". Пиком стал референдум в июле 2015-го, на котором греки выразили несогласие с продолжением политики экономии и результаты которого так и не были воплощены в жизнь. Упоминая в недавнем интервью первое революционное полугодие своего премьерства, Ципрас признал свою наивность по поводу возможности маневра Греции на мировой арене. В результате правительство именно этой партии, пережив откол наиболее непримиримых партийцев и рекордные пять голосований за недоверие, довел "программу спасения" Греции до логического конца.

Лейтмотивом текущей парламентской кампании СИРИЗА стало то, что именно старые партии довели Грецию до кризиса и драконовских решений для его преодоления. "Мое положение было самым плохим, я старался собрать вместе то, что никак не собиралось: стеклянные осколки, оставленные всеми предшественниками… Мне досталась пустая казна, у нас не было возможности выплачивать пенсии ежемесячно… Я премьер-министр, освободивший страну от меморандумов, в которые они нас втянули" — утверждал Ципрас в другом интервью в конце июня.

Впрочем, грехи предшественников давно ушли в забвение, а старательного выполнения Ципрасом условий европейцев наиболее радикальные избиратели партии СИРИЗА не простили. Вторым шагом, жестко ударившим по его перспективам переизбраться стало Преспанское соглашение с Македонией об изменении названия страны на Северная Македония в обмен в поддержку Грецией ее интеграции в ЕС и НАТО. Ципрас и его македонский коллега Заев на мировой арене считаются героями и претендентами на Нобелевскую премию мира, но внутри государства до 70% населения было против такого решения, толкуя его как "измену". В прошлом году на митинги против соглашения с Македонией выходило едва ли не больше людей, чем когда-то против меморандумов по кредиторам. На этом фоне внутриполитические инициативы по дальнейшему разделению государства и церкви, социальной поддержке неимущих граждан, благосклонной политике в отношении иммигрантов и прочее дали лишь ограниченный результат. Итак у партии СИРИЗА — второе место (31%) и 86 депутатов.

Затем маргинализация или модерация радикальных партий в сочетании с ностальгией электората по безоблачному прошлому дали уникальный шанс "старым" партиям. Речь идет о правоцентристской "Новой демократии" и левоцентристской ПАСОК (Всегреческое социалистическое движение). Они 40 лет доминировали на греческой политической сцене, но вылетели на обочину политической жизни на волне народного гнева в 2014–2015 гг. Впрочем, воспользоваться этим шансом смогла лишь "Новая демократия".

Греция-2
nformator.news

Семейный, то есть клановый принцип управления греческим правительством установился еще в ХІХ в. Конечно, он серьезно модифицировался в последние десятилетия, однако политические элиты Греции в большой степени остаются закрытыми клубами избранных, густо прошитыми родственными и клиентельными связями, и по этой причине серьезно ограничивают использование карьерных лифтов.

Современные политические династии в Греции властвуют на политической сцене со времени падения диктатуры военных в 1974 г. Ключевую династию "Новой демократии" представляли два премьера, оба Константиносы Караманлисы: первый в 1974–1981 гг. привел Грецию к членству в ЕС. Второй, его племянник, которого для удобства чаще всего называют Костасом, занимал должность с 2004-го по 2009-й и был пропонентом энергетического и экономического сотрудничества с РФ. Накануне этих выборов Костас Караманлис начал все чаще появляться в греческом публичном пространстве, провоцируя слухи о своем будущем президентстве (в Греции президента избирает парламент).

Более либеральное крыло "Новой демократии" олицетворяли другой соучредитель партии — Костас Мицотакис, премьер в 1990–1993 ггю, его дочь Дора Бакоянни — в прошлом министр иностранных дел нескольких правительств и мэр Афин, и ее сын Костас Бакояннис, который будет исполнять обязанности руководителя греческой столицы уже с 1 сентября.

Собственно, сын Костаса Мицотакиса, брат Доры Бакоянни и дядя Костаса Бакоянниса — Кириякос Мицотакис и займет ключевую государственную должность во главе однопартийного правительства. В этом году в последний раз будет действовать местное ноу-хау, по которому 250 из 300 мест в парламенте распределяются в соответствии с отданными за партию процентами, а еще 50 мест выдаются бонусом партии-победительнице, чтобы правительство было стабильным. В 2016 г. в рамках курса на очищение политической системы, СИРИЗА эту норму для будущих выборов отменила, но ее соперники успевают запрыгнуть в последний вагон.

Многолетний антагонист "Новой демократии" — левоцентристская партия ПАСОК — тоже причастна к династии трех премьеров в пределах одной семьи (Йоргос Папандреу — трижды, в 1940–1960 гг.; его сын Андреас Папандреу — дважды, в 1980–1990 гг.; и внук Йоргос Папандреу — в 2009–2011 гг.). На первый взгляд, ПАСОК продемонстрировала больше воли к изменениям: переименовалась на КИНАЛ ("Движение изменений") и избрала лидера, не связанного с традиционными партийными кланами. Впрочем, этого оказалось недостаточно, и на выборах она заняла третье место: 8% — 22 депутата. Пока СИРИЗА продолжает сохранять лидерство на левом фланге, все больше эволюционируя в мейнстримную партию, КИНАЛ не нашел прорывной стратегии.

Зато ее нашла триумфатор — "Новая демократия". Несмотря на то, что названия партия не меняла (только логотип), да и руководителем стал представитель династии, это ей не помешало. Более того, "Новой демократии" удалось, прежде всего непримиримой позицией в македонском вопросе, перетянуть поддержку более мелких правых и праворадикальных партий. Похоже на то, что Кириякос Мицотакис усвоил старую истину политической жизни: чтобы оставить все как было, нужно все коренным образом изменить.

Во-первых, он запустил процесс масштабного обновления партии. Более 60% его избирательного списка составляют так называемые новые лица. Большинство их сконцентрировано в непроходной части, но даже среди 158 прошедших в парламент лишь около половины были депутатами раньше.

Во-вторых, как представителю наиболее либерального крыла партии, ему легко апеллировать к умеренному избирателю (в частности к представителям среднего класса), который понес серьезные утраты на протяжении кризисного десятилетия. Мицотакис не критикует непосредственно "меморандумы", поскольку не хочет резко противопоставляться европейскому мейнстриму. Зато он подчеркивает, что идеологические кульбиты СИРИЗА сделали процесс выздоровления более длительным и дорогим для греческой экономики и кошелька каждого гражданина. А потому обещает передоговориться с европейскими кредиторами, чтобы иметь возможность снизить налоги. Сейчас Греция обязана удерживать профицит бюджета на уровне 3,5% ВВП, чтобы гарантировать выплату остаточных долгов, так что снизить налоги будет непросто. Впрочем, Мицотакис нацелился уменьшить корпоративный налог с 28 до 20%, налог на дивиденды с 10 до 5%, а возможно, даже налог на прибыль и НДС. И избиратели это одобряют.

В-третьих, националистическое консервативное крыло партии значительно усилилось благодаря тому, что "Новая демократия" стала едва ли не самым громким противником Преспанского соглашения. К жесткому противостоянию партию поощряли и общественные настроения, и собственный опыт на македонском фронте. Один из заместителей руководителя партии и премьер во время финансового кризиса Андонис Самарас в 1990-х был лидером правой партии "Политическая весна", которая прославилась непримиримой позицией по отношению к Македонии. А для отца Кириякоса Мицотакиса македонский кризис стал концом премьерства в 1993-м. И хотя премьер акцентирует на соблюдении международных обязательств и не планирует отменять соглашение, он, однако, пообещал избирателям уделить особое внимание выполнению Северной Македонией ее условий и придирчивую позицию по продвижению страны-соседки в НАТО и ЕС.

Такая позиция греческого премьера может быть выгодной для ЕС, ведь в июне, несмотря на все старания стран Центральной и Южной Европы, немецко-французский тандем, при поддержке Нидерландов и Австрии, на неубедительных процедурных основаниях оттянул до осени решение о начале переговоров о членстве с Албанией и Северной Македонией, несмотря на предыдущие обещания, выполнение обеими странами условия и положительную рекомендацию Еврокомиссии. Можно предположить, что в условиях общего нежелания государств ЕС к дальнейшему расширению Греция займет обычную с 1980–1990 гг. позицию государства-блокировальщика. Когда-то, например, за греческим вето скрывались все европейские противники членства Турции.

Греция
standard.rs

В-четвертых, почему бы Греции после стольких лет унижения ее как "слабого звена" ЕС не приправить возвращение к нормальности намеком на будущее величие? Кириякос Мицотакис уверенно очерчивает образ светлого будущего. Для него 2021 г., когда Греция будет праздновать 200-ю годовщину начала войны за независимость, должен стать ключевым моментом для положительного ребрендинга воскрешенной Греции. Времени на выполнение такого амбициозного задания немного, впрочем, как минимум парламентское большинство и однопартийное правительство для этого есть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно