"Ужасное наследие" Трампа

10 мая, 15:32 Распечатать Выпуск №17, 12 мая-18 мая

Вашингтон расторгнул ядерное соглашение с Тегераном.

© The White House / Flickr

Американская администрация последовательно пытается восстановить отношения со своими ключевыми союзниками на Ближнем Востоке. Втягивание США в противостояние с "Исламским государством" в Ираке и Сирии, удар "томагавками" по сирийскому аэродрому в апреле 2017 г. — отдельные этапы этого стратегического курса. Однако в центре стратегии было иранское ядерное соглашение. Именно оно больше всего подорвало доверие арабских союзников и Израиля к Вашингтону. Поэтому президент Дональд Трамп никогда и не скрывал, что предпочитал бы избавиться от этого "ужасного" наследия, оставленного предыдущим хозяином Белого дома Бараком Обамой. Ближневосточные союзники США тоже хотели и призывали отменить соглашение с Тегераном. И вот во вторник, 8 мая, Трамп заявил о выходе из ядерного соглашения, и мы очутились на пороге нового этапа развития ситуации на Ближнем Востоке. Многочисленность участников этого процесса и в то же время обесценивание многосторонних договоренностей, зацементированное решением Трампа, однозначно приведут к эскалации. А главное, что выход США из соглашения отнюдь не уменьшает угрозу создания атомной бомбы в Иране. Наоборот, недоверие к договоренностям с Западом лишь усилит позиции тех, кто считает атомную бомбу единственной гарантией безопасности. Так что вовсе не исключено, что мир в будущем увидит такое, что назовут уже "ужасным наследием Трампа".

Реализация этой стратегии США предполагает преодоление как довольно мощного активного, так и пассивного сопротивления других игроков. Именно поэтому вокруг Ирана сейчас развернулась острая политико-информационная борьба. В эпицентре снова сошлись бескомпромиссные амбиции тех, кто в июле 2015 г. поставил свои подписи под ядерным соглашением. Постоянные члены СБ ООН, ЕС, Германия и Иран тогда согласовали Общий всеобъемлющий план действий, который ограничил ядерную программу Тегерана в обмен на частичное снятие с него санкций. Важным моментом является то, что план был одобрен резолюцией СБ ООН №2231 от 20 июля 2015 г.

Еще в январе с.г. Трамп очертил дедлайн. Американский президент 12 мая должен был продлить на очередные 120 дней отмену санкций, наложенных Конгрессом в 2012 г. в сфере транзакций с Центральным банком Ирана. Освобождая в январе Иран на четыре месяца от санкций, Трамп сказал, что больше этого не будет делать, если в ядерное соглашение не будут внесены необходимые изменения. При этом исправлять "ужасные недостатки ядерного соглашения с Ираном" должны были "европейские союзники". Этакий ультиматум Европе от Трампа, который подчеркнул, что это последний шанс, и что он оставляет за собой право выйти из ядерного соглашения.

Однако быстро твиты пишутся, но непросто обещания выполняются. Трудно представить, что творилось в последние месяцы в администрации Белого дома, которая искала наилучший выход из сложного положения. Президент свое видение сформулировал, дату определил, а механизм реализации предлагать — это уже не его дело. А дело это весьма сложное. Недаром предыдущий государственный секретарь Рекс Тиллерсон и нынешний министр обороны США Джеймс Мэттис признавали, что технически Иран соблюдает положения соглашения, и что это нельзя просто так игнорировать. Новый госсекретарь Майкл Помпео полностью поддерживает позицию президента относительно необходимости достичь нового соглашения с Ираном, но пути к этому не определены. Поэтому, комментируя в последнее время многочисленные новости о якобы уже принятом решении выйти из ядерного соглашения с Ираном, Трамп был не так однозначен в своих заявлениях: "Посмотрим, что будет. Я вам не говорю, что делаю, однако многие люди думают, что они сами это знают. К 12-му (мая.В.Ф.) мы примем решение".

Какие же ключевые факторы влияли на принятие решения? Во-первых, речь идет о позиции европейских партнеров Вашингтона. Трампу не удалось заручиться поддержкой Европы. И это мощный удар по трансатлантическому единству. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини была категорична, подчеркнув, что ядерное соглашение не двустороннее, и ни одна страна не имеет права отменить его действие. Она также подчеркнула, что особенно сейчас ЕС не может позволить остановить имплементацию эффективно работающего соглашения. По ее словам, жесткий механизм мониторинга позволит предотвратить создание ядерного оружия Ираном, и МАГАТЭ как единственная уполномоченная мониторить иранскую ядерную программу организация уже десять раз докладывала о выполнении Тегераном своих обязательств. Согласно официальному заявлению самой МАГАТЭ от 1 мая, "у агентства нет достоверных данных о деятельности Ирана, связанной с разработкой ядерного взрывного устройства после 2009 г.". Генеральный секретарь МАГАТЭ Амано Юкия считает, что провал ядерного соглашения станет "большой потерей для ядерной верификации и многосторонности".

Лидеры Великобритании, Германии и Франции также считают, что ядерное соглашение на сегодняшний день —самый лучший инструмент, который мешает созданию в Иране атомной бомбы. Ангела Меркель и Эммануэль Макрон недавно посетили Вашингтон, где иранская тема была одной из ключевых во время переговоров. Они не смогли смягчить позицию Трампа и убедить его воспринимать ядерное соглашение более положительно. Поняв безнадежность усилий, Макрон, вероятно, попросил Трампа дать ему время для попыток договориться о дополнительном соглашении. Французский президент определил, что оно должно содержать три обязательных пункта: 1) судьба ядерной программы Ирана после 2025 г.; 2) иранская программа развития баллистических ракет; 3) деструктивная деятельность Тегерана в регионе. В целом это отвечает видению американского президента, и он не стал исключать возможности переговоров с Ираном о новом соглашении, которое будет содержать надежные гарантии неполучения Ираном ядерного оружия.

Макрон уже закрутил челночную дипломатию. Сначала он согласовал позицию с Великобританией и Германией, которые сначала не хотели менять соглашение, но, учитывая позицию Вашингтона, вынуждены принять компромиссный вариант, предлагаемый французами. Теперь президент Франции собирается с визитом в Москву 24—25 мая. Макрон надеется, что Россия поможет убедить Тегеран принять его предложения. Несомненно, он уже и сам пробовал это сделать во время телефонного разговора с иранским президентом Хассаном Рухани. Логично предположить: единственное, что Макрон мог предлагать иранскому коллеге, так это не восстанавливать ядерную программу, даже если США вышли из соглашения.

Что же касается России, то ожидания Макрона заручиться поддержкой Москвы в иранском вопросе напрасны. Россия официально поддерживает выполнение ядерного соглашения, но это отнюдь не преуменьшает факт конкуренции и соперничества с Ираном. Речь идет, прежде всего, об энергетическом рынке ЕС и европейских инвестициях. Иран не скрывает планов наращивать добычу нефти и радушно приветствует инвесторов. Россия же из-за санкций, вызванных военной агрессией против Украины, остается за пределами этих процессов. Москва и Тегеран также по-разному видят будущее Сирии. Так что вовсе не удивительно, что, несмотря на заявления о готовности выполнять ядерное соглашение, Россия ожидает возобновления санкций против Ирана. Это позволит затормозить развитие Исламской Республики, сделает ее более близкой к Москве и вообще более внимательной к российским пожеланиям. Режимы под санкциями всегда более близки друг к другу.

Вторым фактором, на который рассчитывал Трамп, и который перевесил при принятии решения, является позиция ключевых ближневосточных партнеров США — Израиля и Саудовской Аравии. Обе страны всегда поддерживали позицию американского президента относительно отмены ядерного соглашения. Если раньше обходились лишь заявлениями, то на этот раз мы увидели картинку, на скорую руку нарисованную израильским премьер-министром Биньямином Нетаньяху в Powerpoint. Он утверждает, что израильским спецслужбам удалось похитить 55 тысяч документов и 183 диска с информацией о секретной программе Тегерана по разработке ядерного оружия. Комментируя конференцию Нетаньяху, Могерини как глава Общей комиссии по мониторингу имплементации ядерного соглашения сказала, что документы должны изучить, прежде всего, эксперты МАГАТЭ. Однако никаких аргументов по поводу нарушения Ираном договоренностей израильский премьер не привел, заметила она.

Действительно, израильский премьер не мог поразить заявлением, что Иран хотел создать ядерное оружие. Более того, вполне можно предположить, что Иран и не отказался от своих планов. Он еще больше в них утвердился, увидев, чего стоят даже многосторонние соглашения. Вероятно, что и Северная Корея заинтересованно наблюдает за ситуацией. Согласно ядерному соглашению, Иран сохранил небольшую программу обогащения урана. Эта колоссальная уступка администрации Обамы при необходимости позволяет Исламской Республике за относительно короткое время развернуть обогащение урана для производства ядерного оружия. Ядерное соглашение лишь позволило увеличить т.н. время прорыва, необходимое для производства атомной бомбы, до одного года, а также поставило ядерную программу Ирана под контроль МАГАТЭ. Вместе с тем именно эта уступка вообще сделала возможным подписание соглашения.

Трамп прав, когда говорит, что ядерная договоренность не блокирует доступ Исламской Республики к атомной бомбе, хотя и ее отсутствие не только этого не гарантирует, но даже увеличивает ядерные амбиции Тегерана. Однако сейчас, несмотря на все политические угрозы и заявления, он будет пытаться до конца сохранять ядерное соглашение, поскольку заинтересован в максимально открытой торговле с миром. Иранская экономика едва лишь начала восстанавливаться после санкций, и вернуться теперь снова в изоляцию — плохая перспектива. Иран хочет использовать соглашение до конца и максимально, чтобы подойти к очередному этапу противостояния по возможности более сильным и, при необходимости, способным производить обогащенный уран и ракеты в достаточном количестве. Да, без США соглашение сильно теряет в эффективности, но пусть так, чем вообще ничего. И Рухани подтвердил, что не исключает именно такого варианта развития событий. По его словам, если другие подписанты согласятся и дальше выполнять ядерное соглашение, то и Тегеран останется с ними.

Трамп неоднократно говорил, что заключил много замечательных соглашений в своей жизни, однако никогда не видел такого плохого, как с Ираном, поэтому всегда выступал за то, чтобы выйти из него. Интересно, что Общий всеобъемлющий план действий не предусматривает механизма выхода, поскольку был разработан исключительно для того, чтобы обязать Иран выполнять его положения. С юридической точки зрения, решение Белого дома — наихудший вариант. Однако сильная стратегия всегда отличалась неожиданностью и вместе с тем гибкостью и постоянной сменой решений, согласно обстоятельствам. Американские санкции не возобновятся сразу и в полном объеме. На это понадобится от 90 до 180 дней. Это, вероятно, то время, которое Трамп дал Европейскому Союзу, чтобы начать переговорный процесс и согласовать с Ираном дополнительные договоренности. Если миссия Макрона будет успешной, то это даст Трампу основания считать свои предвыборные обещания выполненными. Это мягкий, но отнюдь не менее трудный вариант развития событий. Жесткий вариант предполагает полноценное возобновление санкционного режима против Ирана всеми участниками. Сложно представить, к чему именно это приведет, однако мы точно станем свидетелями серьезной эскалации. Главное, чтобы обошлось без уничтожения противника. Это также характерная особенность сильных стратегий. Такова ли стратегия Трампа? Посмотрим по его наследию.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно