Свободная головоломка

19 февраля, 13:53 Распечатать Выпуск №7, 23 февраля-1 марта

На ежегодной Мюнхенской конференции по безопасности случилась почти сенсация.

© Николай Лазаренко

От Мюнхенских конференций по безопасности часто с надеждой ждут ответов на сложные вопросы. Но участников всегда много, вопросы ставятся разные, и ответы большей частью даются уклончивые. Сенсации случаются редко. Однако польза Мюнхенских конференций не в сенсациях, но в возможности донести свою позицию по ключевым вопросам безопасности и лучше понять мотивы других.

В этот раз Мюнхенская конференция собрала более 35 глав государств и правительств, более 50 министров иностранных дел и обороны, а также генеральных секретарей НАТО, ОБСЕ, Интерпола, Высокого представителя ЕС, исполнительного директора МВФ, президента Всемирного банка, руководителей и высших чиновников организаций в системы ООН. Организаторы конференции, как обычно, представили собравшимся в качестве пищи для размышлений доклад, название которого отразило главный мотив конференции: "Великая головоломка: кто сложит пазл?". Забегая вперед, заметим, что если кто-то и претендовал на роль героя, это были США. Только они, кажется, способны взглянуть на мир достаточно широко и глубоко, чтобы разглядеть и заводы БМВ, угрожающие торговыми дисбалансами, и апологетов исламской революции в Иране, требующих уничтожения Израиля, и "глубинный русский народ", грозящий миру вечным Путиным.

Конференция включала заявления ключевых участников, иногда с ответами на несколько вопросов, и тематические панельные дискуссии. Их темы и были частями пазла, который нужно было собрать: трансатлантическое оборонное сотрудничество и объединенные силы; преодоление конфронтаций в торговле; безопасность в Сахеле; контроль над ядерными вооружениями, ядерное нераспространение и разоружение; безопасность в Юго-Восточной Европе; влияние на безопасность изменений климата; безопасность в Восточной Европе; роль американского Конгресса в международной политике безопасности; безопасность человека на Ближнем Востоке; конфликт в Сирии. Порядок не отражает важности. Разве что, выделялась ядерная тема – ей были посвящены две панели плюс множество упоминаний в заявлениях.

Обсуждение вопросов трансатлантического сотрудничества не принесло ни новых надежд, ни новых разочарований. НАТО незаменима, но ЕС нужно еще что-то свое, позволяющее поддерживать автономность внутри НАТО. Пусть это называется PESCO, заметил председатель юридического комитета Сената США Линдси Грєм / Lindsey Graham (PESCO — аббревиатура, означающая постоянное структурированное сотрудничество, наиболее успешный проект ЕС последнего времени в сфере безопасности и обороны)

Выпавшая часть пазла

На панельном поле Россия выиграла важную позицию: в обсуждении ситуации в Восточной Европе планировалось участие президента Беларуси Александра Лукашенко. Для него это был бы первый визит в Мюнхен, и он мог бы стать сенсационным. Но не случилось. В последнюю минуту участие беларусского президента было отозвано.

Когда шла Мюнхенская конференция по безопасности, Лукашенко был в Сочи, очередной раз встречаясь с Владимиром Путиным. В декабре они встречались трижды, пытаясь решить проблему компенсаций, на которых настаивала Беларусь. Россия же все настойчивой требовала взамен "глубокой интеграции". В январе должны были пройти новые переговоры, но условия их проведения не удовлетворили Беларусь. Лукашенко начал шантажировать Россию прекращением союзных отношений и готовился к появлению в Мюнхене. Но вместо этого он на три дня вместе с внушительной делегацией оказался в Сочи, где состоялась целая серия встреч с обсуждением всего комплекса вопросов от военных до гуманитарных. К решению вопроса о компенсациях, который остро стоял в конце прошлого года, стороны так и не дошли, зато согласились, что "полностью независимых государств в мире просто не существует". В финале Лукашенко согласился на хоккейным матч дружбы с Путиным, от которого долго отказывался.

Беларусское сопротивление пало, по крайней мере пока, под российским мягким, но настойчивым натиском. Уроки военного нападения на Украину учтены. В новой попытке "собирания земель" Россия попытается обойтись без танков, вместо этого тщательней подготовив экономическую и гуманитарную составляющую "объединения народов". Совсем не в той форме, как это каждый февраль происходит в Мюнхене.

Ядерная тень Китая

Ядерная тема вызывала особый интерес, но не звучала трагически. В ключевых вопросах США и Россия повторили свои позиции, разве что претензии России стали более выраженными. Договор по стратегическим силам СНВ-3 ("New START"), истекающий в 2021 году, Россия хотела бы продлить при соблюдении Соединенными Штатами определенных условий. США избегают комментировать судьбу СНВ-3. Дональд Трамп неоднократно заявлял, что считает этот договор невыгодным, но говорить об этом прямо на Мюнхенской конференции было бы не к месту. Вокруг многострадального Договора о ракетах средней и меньшей дальности продолжилась борьба за право не считаться его могильщиком. Представители России всячески напоминали, что именно США объявили о выходе. К этому прибавлялись старые и новые российские претензии, которое теперь дополнены забавным требованием считать американские беспилотные летательные аппараты крылатыми ракетами.

Заместителю министра иностранных дел России Сергею Рябкову был задан вопрос: как случилось, что Россия, недавно по историческим меркам устами Михаила Горбачева предлагавшая строить мир с нулевыми уровнями ядерных вооружений, докатилась до ядерных мультиков ("cаrtoon") Владимира Путина. Смысл ответа – во всем виноваты США, Россия же от своих благородных обязательств строительства безъядерного мира, как того требует Договор о нераспространении ядерного оружия, не отказывалась.

Взаимные претензии расширяются, но вопрос о новых переговорах стороны обходят стороной, многозначительно оглядываясь на Китай. Давний консенсус в сфере ядерного разоружения состоял в том, что сначала США и Россия должны достичь уровней, сопоставимых с ядерными потенциалами остальных ядерных держав, и только затем двусторонние договора должны стать многосторонними. Китай считает, что этот консенсус должен оставаться в силе. Но сомнения растут вместе с распространением технологий, в значительной степени уравнивающих высокоточное оружие с ядерным по боевой эффективности, и ростом экономической мощи Китая, делающей возможным, при необходимости, стремительный рост его ядерного потенциала.

Позиция Китая, как следует из обсуждений на Мюнхенской конференции, состоит в следующем. Во-первых, его ядерный потенциал слишком мал, чтобы подключаться к двусторонним американо-российским переговорам. Во-вторых, включение Китая переговорный процесс чрезмерно этот процесс усложнит. В-третьих, если уж Китай является скрытым фактором крушения действующих ядерных договоров, его предложение по ведению переговоров состоит в том, чтобы начинать с доктрин: с принятия всеми ядерными государствами безусловного обязательства ни при каких обстоятельствах не использовать ядерное оружие первыми. Предложение выглядит интересным, но трудно реализуемым. Возможно, Китай таким образом показывает, что его вовлечение действительно делает многосторонние переговоры чрезвычайно трудными – пусть сначала договорятся США и Россия.

Реальный мир

Основная часть Мюнхенской конференции прошла в виде серии заявлений ведущих мировых политиков, иногда с ответами на вопросы. Не считая приветственных речей, выступили генеральный секретарь НАТО, министр иностранных дел Германии, Верховный представитель ЕС, президент Египта, президент Румынии (председательствующий в ЕС), бывший вице-президент США, вице-премьер Катара, министр иностранных дел Ирана. Ключевой же сессией, от которой журналисты почти дождались сенсации – серия следующих друг за другом заявлений канцлера Германии Ангелы Меркель, вице-президента США Майкла Пенса, министра иностранных дел и члена политбюро Китая Янга Цзечи (Yang Jiechi), министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова. Последние два довольно скучно выразили стремление своих стран к многополярному миру. Майкл Пенс своими чеканными фразами сотряс зал и выдавил полагающиеся аплодисменты. Ангела Меркель эмоциональным спичем о конструктивной политике сорвала овации.

Речь Лаврова была лишена напористой агрессивности. Он лишь мимоходом припомнил Западу "поддержку государственного переворота в Украине". В целом же он пытался шире открыть окно в Европу, хотя бы в Германию, почти прорубленное "Северным потоком 2". Министр сказал сакраментальное: Россия поддерживает процветающий Европейский Союз. Подозрения в том, что Россия хотела бы его разрушить, звучали на прошлой Мюнхенской конференции. Без демонстрации дружелюбия к важнейшему международному проекту Германии встречной лояльности к очередному российскому "потоку" быть не могло. Тем не менее, Лавров напомнил ЕС об утрате монополии на интеграционные модели: теперь России и Китаю есть что предложить.

В ответах на вопросы Лавров порассуждал на тему от том, что Запад все больше использует формулу "порядок, основанный на правилах" (rules-based order) вместо "верховенства права" (rule of law). Это, как говорят в России, симптоматично, и, как снова-таки говорят в России, создает новый контур понимания. До сих пор Кремлю был важен писанный закон, который можно было бы соблюсти, когда нужно, или выбросить, когда не нужно, потребовав доказательств, что закон вообще существовал. Нарушение же правил, оказывается, фиксируется в памяти партнеров и противников. Таково коварство Запада в отношении национального лидера России, дипломированного юриста. Лавров намекнул: ждите последствий, Россия будет создавать свои правила, на которых будет держаться ее собственный миропорядок.

В сказанном господином Янгом звучала хвала двусторонним и многосторонним взаимовыгодным отношениями. Жестким он был только в одном случае, когда заговорил о посягательства на национальный суверенитет Китая под видом требований о свободе судоходства в Южно-Китайском море.

Ангела Меркель была, по многим оценкам, эмоциональна. Смысл сказанного: настойчивая дипломатия и учет интересов позволяют решить даже, казалось бы, безнадежные вопросы. Яркий пример – разрешение долгой истории с названием, как оно сейчас согласовано, Северной Македонии, открывшее ей путь в НАТО и ЕС. Меркель, возможно обращаясь к находившейся в зале дочери американского президента Иванке, гневно отвергла мысль Трампа, что германские автомобили создают угрозу США: напротив, они создают рабочие места, поскольку крупнейший в мире завод БМВ находится в Южной Каролине. Здесь нужно заметить, что мысль Трампа была изысканней: за свои автомобили Германия получает американские доллары, на которые покупает российские нефть и газ. Что касается России, то покупка у нее газа и строительство очередного "потока", как считает Меркель, не более опасны, чем в годы "холодной" войны. Это было откровенной ссылкой на "восточную политику" немецких социал-демократов, аргументировано раскритикованная министром иностранных дел Украины.

Речь Майкла Пенса, с одной стороны, звучала как агитация за Дональда Трампа в очередном предвыборном ралли. Но с другой – она убедительно, пусть жестко, доказывала американскую правоту по ключевым вопросам, казавшимися еще два года назад провокационными, таким как выравнивание торговых дисбалансов, обязательные для союзников 2% ВВП на оборону, "Джавелины" для Украины, остановка "Северного потока 2". Еще раз было повторено, что США не могут защищать западных союзников, когда они все более зависят от Востока.

Пенс приехал в Мюнхен после Варшавы, куда он привез контракт на новые ракеты для Польши и принял участие в важной конференции по Ирану, на которой Израиль и Арабские страны в один голос говорили, что не Сирия и не Палестина, но именно Иран является ключевой проблемой региона. Об этом Пенс говорил и в своей речи в Мюнхене. Но больше всего вице-президент США посвятил времени спасению Венесуэлы, богатейшей по его словам страны, которая была разорена авторитарным политическим режимом.

порошенко мюнхен пенс
Николай Лазаренко

Хлопали Пенсу не особо, но смысл сказанного заставил задуматься. За пару лет заново провозглашенные американские интересы оформились в ценности справедливого мироустройства. Это не значит, что мир стал справедлив, – Пенс напомнил собравшимся, что США воспринимают мир, как он есть, а не каким бы его хотели видеть – но у США сформировалось видение этого справедливого мира. В нем нет "Северного потока 2", Северная Корея безъядерна, Венесуэла демократична, у Украины есть "Джавелины" и свобода всегда побеждает. Нельзя сказать, что все детали американского видения различимы, но понятно, что оно есть и будет настойчиво воплощаться в реальном мире, продолжая выводить его из зоны комфорта.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №19, 25 мая-31 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно