Страна ядерной свежести

18 августа, 2017, 19:12 Распечатать Выпуск №30-31, 19 августа-1 сентября

К чему ведет конфронтация между США и КНДР 

© flickr.com

Угрозы, которыми обмениваются в последние недели Вашингтон и Пхеньян, держат в напряжении весь мир. 

Что неудивительно, поскольку обсуждается силовой вариант решения северокорейской ядерной проблемы. Индикатор высокого накала — не только публикации в масс-медиа, но и фондовая биржа, которая на фоне словесной перепалки между США и КНДР несколько дней подряд заканчивала торги в минусе. 

Взведенный курок кольта

По словам директора ЦРУ Майка Помпео, северокорейский режим с "тревожной скоростью" развивает свою ракетную программу. Эксперты отмечают, что хотя Пхеньян еще не обладает технологиями создания ядерной боеголовки, которой можно было бы оснастить ракету дальнего действия таким образом, чтобы она достигла цели, однако в ближайшие 5—10 лет КНДР сможет разработать ядерное оружие, способное поразить территорию США. 

И вот американский президент грозит Пхеньяну "огнем и яростью", директор ЦРУ обещает сделать все, чтобы не позволить северным корейцам создать ракету, способную достичь американской территории, а Пентагон готовит план бомбардировок двадцати объектов КНДР. В ответ Северная Корея заявляет, что рассматривает план нанесения ракетного удара по острову Гуам, где находится американская военная база.

Комментируя ситуацию, глава Пентагона Джеймс Мэттис заявил: потенциальный ядерный инцидент "будет катастрофическим". Впрочем, Майк Помпео полагает, что ничто не указывает на неизбежность угрозы начала ядерной войны между США и КНДР. И хотя Дональд Трамп объявил, что американское оружие "взведено и заряжено", наблюдатели не отметили никаких признаков подготовки Пентагона к возможной операции против Северной Кореи, а сам глава Белого дома заявил, что готов дать шанс дипломатии.

В свою очередь госсекретарь Рекс Тиллерсон, обращаясь к представителям северокорейского режима, говорит, что США хотят диалога: "Мы не добиваемся смены режима, мы не добиваемся краха режима, мы не добиваемся ускоренного объединения стран полуострова, мы не ищем предлога, чтобы направить наших военных на север, за 38-ю параллель". 

И вот уже лидер КНДР Ким Чен Ын заявляет, что "некоторое время еще понаблюдает за действиями США", прежде чем примет решение.

И все же уровень конфронтации остается очень высоким. 

Так чего же добиваются Вашингтон и Пхеньян, делая воинственные заявления? 

Игра на повышение ставок

Напомним, что нынешней конфронтации предшествовали серия запусков межконтинентальных баллистических ракет, проведенных КНДР, санкции, введенные Советом Безопасности ООН против Северной Кореи, и обнародованные масс-медиа предположения американской разведки, что северокорейский режим уже имеет до 60 ядерных боеголовок. Внешне создается впечатление, что в Пхеньяне сознательно идут на обострение отношений с международным сообществом.

Однако действия Пхеньяна иррациональны лишь на первый взгляд. Эксперты полагают, что хотя Страна утренней свежести никогда не откажется от ядерного оружия, однако Северная Корея никогда и не применит его первой. "В Пхеньяне сидят не фанатики и не самоубийцы, а слегка циничные прагматики", — отмечает известный востоковед-кореевед Андрей Ланьков. Проводя ракетные испытания, угрожая США и Южной Корее, Ким Чен Ын преследует несколько целей. 

Во-первых, Пхеньян рассматривает ракетную и ядерную программы как гарантию безопасности от внешнего давления. Очевидно, в Северной Корее хорошо помнят, чем закончилось правление Саддама Хусейна и Муамара Каддафи. Не забывают и об Украине, добровольно отказавшейся от ядерного оружия и в результате ставшей объектом вооруженной агрессии со стороны "гаранта безопасности" — России. Международные санкции — небольшая плата для лидеров тоталитарного режима, стремящихся и далее править в стране. 

Во-вторых, проводя ракетные и ядерные испытания, Ким Чен Ын демонстрирует собственному народу, что он — сильный лидер, способный противостоять внешнему давлению. Кроме того, таким образом он также укрепляет свои позиции внутри самого режима, где постоянно идет внутривидовая борьба за выживание. 

В-третьих, в Пхеньяне традиционно играют на повышение ставок. Там прекрасно понимают, что в случае нанесения ракетного удара по Южной Корее, Японии или Соединенным Штатам шансы на выживание режима Кима III будут невысоки. Однако воинственная риторика, наличие ядерного оружия, испытание межконтинентальных баллистических ракет не просто повышает внимание мировой общественности к КНДР, но и создает поле для торгов. В том числе и по экономической помощи Северной Корее. 

Твиттер-дипломатия Дональда Трампа куда более иррациональна. Американские политики и эксперты оценивают высказывания хозяина Белого дома как импульсивные и необдуманные. 

Эксперты полагают, что жесткая риторика Трампа не способна остановить ядерную и ракетную программы Северной Кореи. По их мнению, пока Пхеньян не представляет реальной угрозы США. Зато необдуманные слова Трампа, к сожалению, могут привести к тому, что режим Ким Чен Ына неправильно оценит действия Вашингтона и это приведет к ядерному конфликту: заявления эксцентричного американского президента вносят элемент непредсказуемости в и без того непростую ситуацию в регионе.

Причины, по которым представители нынешней администрации публично столь жестко и нервно реагируют на действия Пхеньяна, заключаются в следующем: в Вашингтоне опасаются, что Северная Корея может создать ракеты, способные достичь американского материка. Поэтому КНДР рассматривается сейчас в качестве угрозы национальной безопасности США, а не только как дестабилизирующий фактор в регионе. 

В этом же кроется причина, по которой опубликованная The New York Times статья о якобы поставках ракетных технологий в КНДР из Украины и возможной связи с этим "Южмаша", несет для нашей страны угрозу. Учитывая отношение Трампа к Украине и ее руководству, сделавшему в американской президентской кампании ставку на Клинтон, стоит опасаться, что скандал может иметь необратимые последствия для украино-американского сотрудничества и негативно повлиять на принятие решения о поставках нашей стране летального оружия.

"Украинский след" в корейской росе

Статья в The New York Times, базирующаяся на предположениях эксперта Международного института стратегических исследований Майкла Эльмана, стала отличным примером информационной кампании против Украины. В прошлом наша страна уже переживала нечто подобное: в 2002 г. майор Николай Мельниченко рассказал, что в его записях зафиксирован разговор президента Леонида Кучмы с руководителем "Укрспецэкспорта", где якобы обсуждается продажа в Ирак четырех станций "Кольчуга".

Информация не подтвердилась: "Кольчуг" американцы в Ираке так и не нашли. Но следствием скандала стало дальнейшее ухудшение украино-американских отношений, ослабление позиций Киева на мировой арене из-за международной изоляции тогдашнего президента Леонида Кучмы, а также усиление российского влияния на нашу страну. 

Сам Эльман еще 14 августа опубликовал на своей странице в Twitter сообщение, в котором заявил, что не верит в причастность украинских властей к поставкам ракет в КНДР. Он также добавил, что не утверждал о причастности официального Киева к поставке ракетных двигателей в Северную Корею, и "Южмаш" — лишь один из нескольких возможных источников поставок, причем другие возможные источники находятся в России.

Агентство Reuters со ссылкой на представителей американской разведки сообщило, что Северная Корея имеет возможность самостоятельно производить ракетные двигатели и не зависит от импорта в страну иностранных технологий. Этого же мнения придерживается и глава программы Нераспространения в Восточной Азии в Институте стратегических исследований Миддлбери в Монтере (штат Калифорния) Джеффри Льюис.

Однако волны от камня, брошенного американскими журналистами, уже пошли. Вопрос в том, как в этой ситуации поступить Киеву. Украина не может последовать примеру России, проигнорировавшей озвученные предположения.

В день выхода статьи обнародованное в ней утверждение о связи "Южмаша" с поставками ракет в КНДР опровергла пресс-служба госпредприятия. Опровергли информацию The New York Times секретарь СНБО Александр Турчинов, премьер-министр Владимир Гройсман, а президент Петр Порошенко поручил расследовать возможность завладения Северной Кореей украинскими ракетными технологиями и доложить о результатах в течение трех дней. 

Но бывший помощник замглавы Пентагона по вопросам Украины и Евразии в администрации Обамы Майкл Карпентер полагает, что Киев также должен провести дополнительное расследование с участием американских экспертов. 

Схожего мнения придерживаются и некоторые украинские эксперты, указывая на чувствительность американского общества к проблеме ядерной программы Северной Кореи. Например, глава правления Международного фонда "Відродження" Александр Сушко предлагает, чтобы Украина немедленно пригласила международную инспекцию на "Южмаш" и обеспечила необходимый уровень открытости. 

Однако стоит ли Киеву создавать международные комиссии в ответ на прозвучавшие, но никем не подтвержденные обвинения? Или ограничиться уже сделанными шагами? Украина имеет достаточно эффективную систему экспортного контроля. Кстати, созданную с помощью американцев. А оправдываться в том, чего не совершал, — выглядит, по крайней мере, унизительно. И чаще всего — неэффективно. История с "Кольчугами" — яркий тому пример. 

"Увязая в трясине"

Американские аналитики отмечают: политика администрации Дональда Трампа в отношении Северной Кореи отличается от курса предыдущей администрации лишь резкими заявлениями. По мнению американского эксперта Стивена Бланка, реальность состоит в том, что у Соединенных Штатов нет и не было эффективной стратегии в отношении КНДР: "Продолжая следовать по этому пути, мы лишь глубже увязаем в трясине".

Вариантов дальнейшего развития событий немного. Первый — силовое решение проблемы Вашингтоном, когда руководство КНДР попытаются принудить отказаться от ракетной и ядерной программы. США могут сделать это путем точечных ракетных ударов по ядерным объектам Северной Кореи. Однако сегодня такой сценарий выглядит маловероятным: обе стороны отдают себе отчет в катастрофических последствиях вооруженного противостояния. 

Превентивный удар со стороны Вашингтона означает угрозу ракетного и артиллерийского ответа Пхеньяна не только по Сеулу, но и по американским военным, размещенным в Южной Корее. А это означает десятки тысяч жертв среди южных корейцев и американцев. Подобное недопустимо для любой администрации Белого дома.

Кроме того, подобные действия Вашингтона вызовут резкую реакцию со стороны Пекина — ближайшего экономического и политического союзника Пхеньяна. Дело в том, что китайские политики рассматривают КНДР как буферное государство между Южной Кореей, где расположены американские войска, и самим Китаем. Пекин опасается, что в случае падения северокорейского режима американское военное влияние в регионе усилится. 

Показательно, что жители Сеула со спокойствием воспринимают очередной виток напряжения вокруг ядерной программы КНДР. Как отмечает Андрей Ланьков, "причина проста: подобные кризисы случаются в Корее раз в два-три года, так что к ним и население, и политическая элита давно уже привыкли. Наблюдая за происходящим, они полагают, что речь идет об очередном политическом спектакле".

Второй вариант — любыми средствами сменить тоталитарный режим Кима на более либеральное правительство. Однако и этот сценарий представляется нереалистичным. Северокорейские силы безопасности жестко контролируют общество, а борьба внутри истеблишмента не предполагает отказа от ядерного оружия. Этого не позволят военные, позиции которых сильны в северокорейской иерархии власти. К тому же попытки сместить нынешнее руководство КНДР вызовет масштабную ответную реакцию Пхеньяна.

Третий вариант — продолжение дипломатического и экономического давления на Пхеньян при одновременном поиске компромиссных решений. Этот сценарий наиболее вероятен даже несмотря на то, что ранее подобные действия не принесли результатов. Негативный аспект данной тактики — сдерживание КНДР может вылиться в новую конфронтацию.

В августе СБ ООН уже ввел новые санкции против КНДР в ответ на проведение испытаний МБР. Они означают торговое эмбарго против Северной Кореи в тех секторах экспорта, которые приносят Пхеньяну ежегодный доход в 1 млрд долл. — уголь, железо, свинец и морепродукты.

Кроме того, в ближайшее время возможно принятие СБ ООН новых санкций против Северной Кореи. Они, вероятно, будут нацелены на поставки текстильной продукции и нефти из КНДР. По данным Корейского агентства содействия торговле и инвестициям, текстиль стал вторым по величине экспортным товаром Пхеньяна после угля и других полезных ископаемых на общую сумму в 752 млн долл. При этом, почти 80% текстильного экспорта отправилось в Китай.

Поднебесье Северной Кореи

Именно от Пекина во многом зависит, свернет ли Пхеньян свою ядерную и ракетную программы: Китай является основным политическим и экономическим партнером Северной Кореи. На китайский рынок приходится 90% внешней торговли КНДР. 

Однако до недавнего времени китайское руководство не высказывало готовности оказать активное давление на режим Ким Чен Ына: в Поднебесной были заинтересованы в сохранении статус-кво. Неудивительно, что со стороны американской администрации в адрес Пекина нередко звучали обвинения в попустительстве ракетной и ядерной программам Пхеньяна. 

Но в последние недели китайцы изменили свою политику в отношении страны-клиента: в СБ ООН Китай проголосовал за ужесточение санкций против КНДР и призвал Северную Корею отказаться от ракетных и ядерных испытаний. Пекин также предупредил, что не будет защищать КНДР, если первый выстрел сделают северяне, но окажет Пхеньяну помощь, если она станет жертвой нападения.

Однако даже изменение позиции ближайшего союзника не способно привести к отказу Пхеньяна от своей ядерной и ракетной программы. Ведь вход в "ядерный клуб", пусть даже с черного входа, так привлекателен для лидеров страны-изгоя!

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно