Стена из колючей проволоки

6 октября, 2017, 19:15 Распечатать Выпуск №37, 7 октября-13 октября

Польша меняет приоритеты в обустройстве границы с Украиной

130 млн злотых — столько средств польское правительство планирует выделить в госбюджете на 2018 г. на сооружение стены из колючей проволоки вдоль границы с Украиной и Беларусью. 

К тому же на инвестиции в новые пункты пропуска и модернизацию имеющихся запланировано всего 25 млн злотых плюс еще 25 млн резерва к делению на российский, белорусский и украинский отрезки границы. Это соотношение хорошо иллюстрирует масштаб кризиса, в котором оказались польско-украинские отношения. И не изменят этого недавние заявления Андрея Парубия и Станислава Карчевского о том, что в 2018 г. будут построены четыре новых пункта пропуска: как оказывается, эта информация не имеет подтверждения в реальных планах польского и украинского правительств.

Вместе с тем официальный Киев демонстрирует еще большее неуважение к польским и словацким партнерам и собственным согражданам, которые вынуждены стоять на границе в больших очередях. Недавно стало известно, что европейские средства, выделенные на модернизацию украинской части пунктов пропуска, были фактически расхищены, и обещанные новые пункты построены не будут. Украина также тормозит изменение соглашений со Словакией и Польшей о пунктах пропуска в Мальговицах и Ужгороде, которые сделали бы возможным запуск там пешеходного движения, чем дополнительно теряет и так не наилучшую репутацию у своих западных соседей.

Сегодня на украино-польской границе функционируют всего восемь дорожных пунктов пропуска, из них только в одном (Медика—Шегини) действует постоянный пешеходный переход границы. Второй, в Долгобичуве—Угринове, функционирует только как пилотный проект, который должен завершиться уже 31 декабря. В 2013 г. польское правительство приняло решение привести восточную границу к европейским стандартам и обустроить дорожные пункты пропуска для потребностей пешеходного и велосипедного движения так, как это является стандартом во всей цивилизованной Европе. Кроме того, нужно уже "на вчера" построить по крайней мере шесть новых пунктов пропуска: Смольник—Боберка, Быстрое—Мшанец, Крылив—Кречив, Будинин—Белз, Волосатое—Лубня и Збереже—Адамчуки. Но это отнюдь не будет означать, что все потребности удовлетворят: тогда на украино-польской границе будет всего лишь 14 пунктов пропуска, при том что оптимальное количество — это 30–50 таких объектов.

Попробуем посчитать, сколько нужно денег только с польской стороны на осуществление этих инвестиций, т.е. обустройство дорожных пунктов пропуска к пешеходному движению и строительство, скажем, трех из шести перечисленных новых объектов (три других должна была бы построить Украина). Подсчет относительно пешеходного движения польское правительство уже сделало в 2013 г. Обустройство ПП Дорогуск, Зосин, Долгобичув, Гребенное и Будомеж (польской части) должны стоить вместе 75,63 млн злотых. А сколько нужно на новые переходы? Здесь можем взять цифры из двух новейших объектов: строительство пункта пропуска Будомеж—Грушев обошлось в 146 млн злотых, а Долгобичув—Угринов — в
147 млн. Причем это были довольно маленькие переходы. Но для равного счета можем предположить, что три новых перехода будут дешевле и обойдутся, скажем, в 90 млн злотых каждый. Подсчитываем: 270 млн за три новых перехода плюс 75 млн за приспособление существующих дорожных переходов к пешеходному движению. Выходит 345 млн. По меньшей мере столько Республика Польша должна выделить, чтобы осуществить свою часть инвестиционного "плана-минимума" на украино-польской границе, после которой она станет более или менее цивилизованной (и то при условии решения проблем "челноков" и машин на "польских бляхах", которые генерируют очереди).

В оптимистичном варианте можно предположить, что Польша даст только треть из этих 345 млн, а остальное — Европейский Союз. Таким образом, Польша из собственного бюджета должна "на вчера" выложить худо-бедно 115 млн злотых только на инвестиции на украинской границе. А сколько выделяет?

Как нам сообщили в министерстве внутренних дел Польши, в бюджете на 2018 г. запланирована старая квота — 25 млн злотых на инвестиции в пунктах пропуска на всей восточной и северной границе (с Россией, Беларусью и Украиной). На украинский отрезок пойдет, наверное, около 10 млн, из которых по крайней мере 3 млн — это будут средства на восстановление старой инфраструктуры (например, ремонт крыши или замена мостовой там, где она устарела). Реально на инвестиции в новые объекты и обустройство имеющихся переходов к потребностям пешеходного движения остается 7 млн. А нужно — 115 в перспективе на два-три года. Делим 115 на 7, и получается, что с такими скромными сумами Польше понадобится аж 16 лет, чтобы осуществить упомянутый "план-минимум". Таким образом, вот ответ на вопрос: "Когда, наконец, исчезнут очереди?". Не скорее, чем в 2033 г. — так следует из инвестиционных планов соседнего государства.

Вместе с тем недавно стало известно, что польское правительство выделит 130 млн злотых в бюджете на 2018 г. на сооружение стены из колючей проволоки вдоль границы с Украиной и Беларусью, чтобы предотвратить проникновение больных кабанов на польскую территорию. 130 млн на стену нашли без проблем, тогда как заявки МВД относительно увеличения средств на открытие границ (скромные 25 млн) отклонили. Дескать, новые переходы — не такая приоритетная вещь. Стена из колючей проволоки на границе таки важнее…

Недавно в украинских и польских СМИ прошла информация о том, что в 2018 г. должны открыть четыре новых пункта пропуска. Общее заявление по этому поводу сделали голова Верховной Рады Андрей Парубий и спикер польского Сената Станислав Карчевский. Это новые переходы Мальговице—Нижанковичи, Волосатое—Лубня на границе Закарпатья и Подкарпатского воеводства Польши и еще два, которые должны определить позже. Осуществление этих намерений означало бы настоящий прорыв в польско-украинских отношениях, и хорошо, что такие предложения звучат. Проблема в том, что эти слова, по крайней мере сейчас, не имеют никакого подтверждения в фактах, а реализовать их в 2018 г. невозможно.

Первая проблема — деньги. Если мы действительно хотим построить и открыть четыре новых перехода в 2018 г., это должно отразиться в проекте госбюджета Польши и Украины на 2018-й. О Польше и ее скромных 25 млн мы уже упоминали. Об украинском бюджете можно вообще промолчать, поскольку в нем на новые пункты пропуска запланированы еще меньшие суммы. 

Правда, украинская сторона может еще пользоваться двумя довольно большими источниками внешнего финансирования — польским кредитом и еэсовскими дотациями. К сожалению, освоение средств из польского кредита задерживается по вине Киева, что уже сильно раздражает поляков (составлено много депутатских запросов по этому поводу). А европейские средства на строительство и модернизацию пограничной инфраструктуры (в частности на строительство пешего терминала на украинской части ПП Ужгород)... украли, в связи с чем теперь продолжается уголовное расследование.

Дальше. Андрей Парубий сказал в Кринице, что в следующем году откроется пешеходно-велосипедный переход Волосатое—Лубня, который давно ожидают жители Закарпатья и польские любители горных путешествий по Бещадам (Восточным Бескидам). Украинские СМИ уже успели представить это как подтвержденный факт. Такими заявлениями, однако, весьма удивлено управление Бещадского национального парка в Польше, которое уже более 20 лет блокирует открытие этого перехода. Позиция парка неизменна: они ничего бы не имели против пешеходно-велосипедного перехода, если бы он служил только для настоящих туристов, а не для контрабандистов сигарет и водки. Они, однако, видят, что Украина не сделала ничего, чтобы противодействовать массовой "челночной" контрабанде в Мостисском районе, где вырастает уже третье поколение людей, которые живут только с переноса сигарет в Польшу. Посему в управлении парка опасаются, что вместо тихого и спокойного перехода для горных туристов в самом сердце национального парка возникнет проблема с сигаретными "туристами" и нелегальный базар с подакцизными товарами на польской стороне, на который польские таможенники почему-то будут закрывать глаза — так, как это происходит в Медике. Поэтому на переход и в дальнейшем нет согласия дирекции Бещадского национального парка, а без этого даже поддержка Станислава Карчевского не имеет большого веса. Спикер Сената — это же не Ярослав Качинский, его позиция не такая высокая.

И тут переходим к следующему вопросу: что Украина сделала, чтобы дать мелким контрабандистам честную альтернативу для заработка? На страницах ZN.UA я уже не раз писал, что для Мостисского района необходимо создать вместе с поляками пилотную программу выхода из зависимости от контрабанды, которую потом можно будет применить и для других районов. Ведь эту зависимость можно сравнить с алкоголизмом — уже третье поколение не умеет жить иначе, чем контрабандой сигарет (разумеется, это касается только определенного процента жителей). Такая программа должна включать поддержку восстановления сельского хозяйства, агротуризма, велотуризма, помощь в открытии собственной фирмы или выезде в Польшу на заработки или учебу. Пограничные районы нуждаются в специальном подходе, без этого мы не решим проблемы десятков тысяч людей, которые зависят от мелкой контрабанды, создающей очереди на границе. Без решения этой проблемы мы не изменим скандального отношения польских пограничников и таможенников к украинцам — они на всех пассажиров смотрят как на потенциальных контрабандистов сигарет, ведь статистически девять из десяти их "клиентов" занимаются мелкой контрабандой. Оттуда и намеренное сдерживание процесса паспортного и таможенного контроля, вследствие которого честные граждане также ожидают на границе по 9–12 часов.

Наконец, еще два примера того, как "быстро" действует украинская администрация в улаживании формальностей, необходимых для обустройства границы по европейским стандартам. Речь идет о пунктах пропуска Мальговице—Нижанковичи (запланированный) на польской границе и Ужгород—Вишне Немецкое на украинской. В этих двух случаях от Украины можно ожидать оперативного изменения действующего соглашения относительно этих переходов, чтобы сделать возможным в них пропуск пешеходов и велосипедистов. Причем с украинской стороны нет по этому поводу никаких предостережений, Киев уже давно обещал внести соответствующие изменения.

К слову, нужно лишь формальное подтверждение для уже и так высказанного согласия Киева добавить к действующим условиям слова "и пешеходов, и велосипедистов" в соглашениях, которые очерчивают характер упомянутых пунктов пропуска. Дело можно уладить за месяц. Однако киевская бюрократия затягивает это уже на годы, чем ухудшает свою и без того не самую лучшую репутацию у польских и словацких партнеров. Как в таком случае оценивать реальность заявлений Парубия о четырех новых переходах к декабрю 2018 г.? Выводы делайте сами. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно