Словакия после выборов: успех неофашистов и коалиционная безысходность

11 марта, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 11 марта-18 марта

Неофашисты Мариана Котлебы в парламенте, успех антисистемных партий и раздробленный парламент, в котором трудно будет создать стабильное большинство для будущего правительства, — и это все за четыре месяца до начала словацкого председательства в ЕС. Такой вид имеет политическая сцена Словакии после парламентских выборов, состоявшихся в прошлую субботу, 5 марта.

 

 

Неофашисты Мариана Котлебы в парламенте, успех антисистемных партий и раздробленный парламент, в котором трудно будет создать стабильное большинство для будущего правительства, — и это все за четыре месяца до начала словацкого председательства в ЕС. Такой вид имеет политическая сцена Словакии после парламентских выборов, состоявшихся в прошлую субботу, 5 марта.

Еще за несколько недель до выборов словаки почти не сомневались, что следующим премьером третий раз станет Роберт Фицо, вопрос сводился только к тому, будет ли его "Смер — Социальная демократия" править самостоятельно или с коалиционным партнером. Рейтинги давали социалистам 33–41%, однако неоспоримым лидером оппозиции была новая консервативная партия Siet' ("Сеть") Радослава Прохазки. Сам Прохазка уверенно строил свою позицию, используя капитал доверия с президентских выборов 2014 г., на которых занял третье место с результатом 21%. Еще год назад Прохазку даже называли будущим премьером, а за день до выборов его "Сеть" считали единственным сильным правоцентристским проектом, который может быть реальной альтернативой для "Смера". Зато либеральные избиратели считали самой большой угрозой возможный успех националистов из Словацкой национальной партии (SNS), которые были наиболее реальным коалиционным партнером "Смера", что могло бы означать возврат словацко-венгерских конфликтов, ухудшение отношений с Украиной и Западом и сближение с Россией.

Результаты выборов удивили всех, ибо все оказалось не так, как показывали последние рейтинги. Лидером стал, правда, "Смер", однако вместо ожидаемых 35% получил всего 28%. Таким образом социалисты, которые до сих пор со своими 83 депутатами правили самостоятельно, будут иметь лишь 49 кресел из 150 в Национальном совете. В парламент, согласно ожиданиям, войдет бывший (2006–2010 гг.) коалиционный партнер "Смера" — националистическая, умеренно пророссийская SNS (8,6% и 15 кресел). Однако больше всего удивил успех явно неофашистской Народной партии "Наша Словакия" LSNS Мариана Котлебы. Это радикальное движение, которому никто не давал шанса на преодоление 5-процентного барьера, получил 8% и 14 мест.

По сравнению с Котлебой, националисты из SNS, которыми до недавнего времени пугали Европу, выглядят как эдакая нормальная консервативная партия, а ее возможное участие в правительстве все, включительно с либералами и Западом, воспримут с облегчением. Достаточно сказать, что сотрудничество с котлебовцами исключают все политические силы, в том числе и лидер Словацкой национальной партии. "Мы признаем национальные ценности, но не даем согласия на экстремизм и силовые методы, которые признает Мариан Котлеба", — прокомментировал ситуацию лидер националистов Андрей Данко.

Это уже не первый избирательный успех LSNS. В 2013 г. Мариан Котлеба неожиданно победил на прямых выборах главы Банскобыстрицкого края в Центральной Словакии и стал жупаном (соответствие головы ОГА в Украине). На своей должности прославился скандальными высказываниями в адрес национальных и сексуальных меньшинств и грубыми акциями против цыган. Партия Котлебы добивается выхода Словакии из НАТО и ЕС, предъявляет территориальные претензии к Польше (небольшая часть Спиша и Оравы в районе Татр, до Первой мировой войны принадлежавшая Венгрии), симпатизирует путинской России и направлена против Запада и его ценностей. Что касается исторических событий, Котлеба и его партия в восторге от фашистского Словацкого государства президента-священника Йозефа Тисо (1939–1945), которое было сателлитом гитлеровской Германии.

Котлеба приобретал популярность на распространении ненависти к "чужим", в частности иммигрантам и меньшинствам. Среди его приверженцев есть члены паравоенных формирований, возникших после российской оккупации Крыма для (как они сами объясняют) "помощи армии в обороне Словакии, если будет такая необходимость". Одним словом, антисистемная партия, которую вполне обоснованно можно считать "пятой колонной России" (не единственной, в конце концов, в Словакии), хотя пророссийские симпатии не доминируют в риторике Котлебы и его соратников. Главный упор они делают на выходе из евроатлантических структур. По сравнению с этой партией националистическая Словацкая национальная партия отнюдь не такая радикальная, особенно после смены лидера: одиозного Яна Слоту (эдакого "словацкого Жириновского") сменил в 2012 г. умеренный Андрей Данко. SNS выступает за усиление "славянского братства" (под опекой России, разумеется) и скептична по отношению к НАТО, но не добивается выхода из ЕС, хотя приветствовала бы возвращение словацкой кроны.

Очень удивили и результаты других партий. Недавний "лидер оппозиции", т.е. "Сеть" Радослава Прохазки, оказалась на последнем месте среди партий, вошедших в парламент, — с результатом 5,6% и 10 депутатами. Второе место заняла либеральная "Свобода и солидарность" (Sloboda a Solidarita, SaS) Рихарда Сулика, перед выборами имевшая поддержку на уровне 4–5%, и ее вход в парламент был весьма сомнительным. SaS получила 12,1% и будет иметь 21 депутата. Есть причины для удовлетворения и у Игоря Матовича, — его комитет OLaNO-Nova получил 11%, что дает 19 мандатов. Это намного больше, чем показывали рейтинги, дававшие ему 6–9%.

Низкий результат получила умеренная партия словацко-венгерского согласия "Мост-Гид" — всего 6,5% и 10 мандатов. В парламент в который раз не вошла радикальная, связанная с Виктором Орбаном, партия венгров SMK (4%), а также легенда словацкой политики — KDH (Консервативно-христианское движение), получившая 4,9%. KDH был самым стабильным элементом политической сцены, партия присутствовала во всех парламентах, начиная с 1992 г. Согласно ожиданиям, в Национальный совет не попала также легендарная SDKU — партия бывших премьеров Микулаша Дзуринды и Иветы Радичовой и автора словацкого "экономического чуда", ныне советника украинской власти Ивана Миклоша (все названные покинули партию после того, как она завязла в коррупционных скандалах и потеряла доверие своих избирателей). 

Зато в парламент неожиданно попала новая популистская партия "Сме Родина" ("Мы есть семья") бизнесмена Бориса Коллара. Название партии — результат хорошего чувства юмора основателя: он является отцом 10 детей, каждый из которых — от другой женщины. Коллара обвиняют в контактах с братиславской мафией в 1990-х, но политик отрицает эту информацию. Партия получила 6,6%, и теперь у нее будет 11 депутатов, способных сыграть важную роль в создании нового большинства, — они могут поддержать новый кабинет, хотя не войдут в него, поскольку позиционируют себя как "антиполитики".

В сложившихся условиях создание стабильного правительства представляется чрезвычайно сложным, если не невозможным. Вторая и третья партии — либеральная SaS и правоцентристская OLaNO-Nova — построили свою кампанию на том, что ни при каких условиях не войдут в коалицию с Фицо. В отличие от "Сети", KDH или "Моста", не исключавших этого — и потому получили такой слабый результат. Ведь избиратели, которым не нравился Фицо, решили голосовать за ту из оппозиционных партий, которая точно не пойдет в коалицию с социалистами. "Смер" готов идти в коалицию с националистами, "Мостом" и "Сетью", но в таком случае трудно представить сотрудничество между националистами и партией "Мост-Гид", которая фактически является партией венгерского меньшинства.

В условиях коалиционной безысходности возрастает политическое значение президента Андрея Киски, у которого уже теперь большой авторитет в стране и за рубежом, и он довольно активно исполняет свои функции (иначе, чем предшественники). Правда, конституция не дает президенту больших полномочий, зато он может быть успешным инициатором различных решений, к которым сами партийные лидеры не пришли бы. Пример — идея технического правительства экспертов, которое могло бы стать не самым плохим решением, по крайней мере на время словацкого председательства в ЕС (вторая половина 2016 г.).

Однако все должно идти по плану. Сначала президент Киска поручит создание нового кабинета лидеру самой мощной партии, т.е. Роберту Фицо. У него будет 30 дней на формирование большинства и получение вотума доверия, а если ему это не удастся, Киска номинирует на премьера лидера второй самой большой фракции — Рихарда Сулика. Последний уже начал предварительные переговоры с OLaNO-Nova, "Мостом" и "Сетью", рассчитывая также на участие в коалиции националистов. По его словам, SNS — меньшее зло, чем Фицо, и, если есть возможность создать правоцентристское правительство, надо согласиться с участием националистов во власти. Таким образом Сулик призывает Игоря Матовича, Радослава Прохазку и Белу Бугара не тратить время на переговоры с Фицо и попробовать договориться с ним.

Если и этот вариант провалится, тогда останутся, практически, две возможности — техническое правительство или новые выборы. Принимая во внимание председательство Братиславы в ЕС, есть мнение, что Роберта Фицо мог бы заменить популярный и уважаемый на Западе министр иностранных дел Мирослав Лайчак. Но пока это всего лишь спекуляции, поскольку ситуация крайне сложная и непредсказуемая. 

Невозможно даже представить, какую политику будет вести новое правительство. Зато можно надеяться, что на зарубежную политику Братиславы не повлияет участие в парламенте экстремистов Мариана Котлебы, которые будут изолированы. Кстати, в рамках консультаций по поводу создания нового кабинета президент Киска пригласил на разговор лидеров всех семи парламентских партий, кроме Котлебы.

До формирования нового правительства свои обязанности временно будет исполнять нынешний кабинет, но у него не будет мандата для принятия важных решений. На зарубежную политику эта ситуация не должна сильно влиять, ведь, если не принимать во внимание пророссийскую риторику самого Роберта Фицо, МИД и так руководствуется указаниями из Берлина и Брюсселя и рекомендациями влиятельных братиславских неправительственных организаций. Это видно в первую очередь в восточной политике. 

Во время своего председательства, независимо от того, кто станет править Словакией, Братислава будет продвигать свои основные приоритеты. Среди них — ускорение интеграции в ЕС прежде всего Западных Балкан, а затем — Украины, Молдовы и Грузии. Приоритетом Словакии будет также сохранение Шенгенского соглашения, усиление южных границ ЕС, помощь Турции в решении мигрантского кризиса и гуманитарная помощь на Ближнем Востоке. Несмотря на ее имидж пророссийской страны, председательство Словакии является, скорее, хорошей новостью для Украины. Особенно если вследствие коалиционного кризиса большую роль будет играть президент Андрей Киска, известный своей проукраинской позицией и критикой Путина.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно