Словакия готовится к выборам

18 декабря, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №49, 18 декабря-28 декабря

Словакия входит в горячую фазу кампании перед запланированными на март 2016 г. парламентскими выборами. Самые большие шансы на победу имеет "Смер — социальная демократия" Роберта Фицо, который сегодня правит самостоятельно и может повторить хороший результат, полученный на предыдущих выборах.

 

Словакия входит в горячую фазу кампании перед запланированными на март 2016 г. парламентскими выборами. 

Самые большие шансы на победу имеет "Смер — социальная демократия" Роберта Фицо, который сегодня правит самостоятельно и может повторить хороший результат, полученный на предыдущих выборах. На противоположной стороне политической сцены, как и четыре года назад, — раздробленная и перессорившаяся оппозиция, которая традиционно не смогла объединиться, а, наоборот, продолжает делиться на новые и новые партии. От того, удастся ли меньшим политическим субъектам преодолеть 5-процентный порог, зависит возможность создать антифицовскую коалицию по принципу "все против Смера", как во времена Иветы Радичовой (2010–2012). Впрочем, хотя такая перспектива еще год назад казалась вполне реальной, сегодня все указывает на то, что после выборов Роберт Фицо в третий раз займет кресло премьера — сам или в коалиции с пророссийскими националистами, рейтинги которых возрастают на волне антииммигрантских настроений.

Экономика: наступают хорошие времена

На первый взгляд, после четырех лет самостоятельного правления Роберта Фицо страна сегодня находится в неплохом состоянии, особенно если не учитывать многочисленные коррупционные скандалы и все большую олигархизацию Словакии. Самый весомый успех социалистов — удачный выход из глобального экономического кризиса, ударившего по фискальной стабильности государства. Когда в 2012 г. "Смер" получил власть, дефицит бюджета составлял 4,5% ВВП, т.е. значительно больше, чем допустимый для стран еврозоны показатель 3%. Причина такого положения — глобальный кризис и безответственная фискальная политика предыдущего кабинета Роберта Фицо (2006–2010), приведшая к стремительному росту расходов под конец правления социалистов. Процесс фискальной консолидации начал еще кабинет Иветы Радичовой, который повысил налоги и урезал затраты, в частности инвестиционные. Роберт Фицо обещал продолжать этот процесс и пока что держит слово. В 2015 г. дефицит составлял уже меньше 3%, в только что утвержденном проекте бюджета на 2016-й заложено 1,7%, а на 2018 г., впервые за время независимости, планируется уже бездефицитный бюджет.

 Однако с фискальной дисциплиной не все так оптимистично, как может показаться. Правительство Роберта Фицо сделало точно так же  и примерно в то же самое время, что и правительство Дональда Туска в Польше, — фактически отменило пенсионную реформу предшественников, суть которой — пенсионные фонды. Фицо и Туск позволили людям забрать свои деньги из открытых пенсионных фондов и перевести их в государственную пенсионную систему. Причем не просто позволили, а почти заставили, и в результате пенсионный "третий сектор" практически перестал существовать. Для государства это означает фиктивное снижение дефицита простым бухгалтерским трюком. Что касается правительства Фицо, то у него появилось поле для социальных подачек в конце каденции, что поспособствовало восстановлению популярности "Смера". Обязательства государства по пенсионному обеспечению граждан, отражаемые в системе открытых фондов в показателях дефицита, перешли в скрытую форму: дескать, за это расплатится последующее поколение, сейчас же главная цель — выиграть выборы.

Но в социально-экономической сфере у Словакии действительно есть чем похвастаться. Сейчас, после спада, вызванного глобальным кризисом, страна переживает хорошие времена: ВВП стабильно возрастает, в страну поступают инвестиции, увеличиваются зарплаты (средняя зарплата во втором квартале 2015 г. составляла 877 евро), а безработица снизилась до уровня докризисных времен. Конечно, не все ощущают эффект положительной конъюнктуры: в Словакии (особенно Восточной) есть совершенно депрессивные районы. Развиваться им мешают прежде всего плохая транспортная инфраструктура (особенно на Востоке и в Ораве, а также в Банскобыстрицком крае), некачественное образование, низкая мобильность жителей. Таким образом, в то время как инвесторы не могут найти рабочих для новых автомобильных заводов на западе страны и вынуждены трудоустраивать иностранцев, в депрессивных районах — Спише, Гемере, Шарише — безработица превышает 20%, что порождает много других, непростых для решения социальных проблем.

Коррупция и олигархизация

"Нам бы такие проблемы", — скажет не один украинец, услышав нарекания словаков на коррупцию и олигархизацию государства. Действительно, по сравнению с Украиной, словацкая коррупция кажется не слишком большой проблемой, ибо не настолько распространена на повседневном уровне. В Словакии не дают взяток полицейским, врачам, чиновникам или за поступление в вуз. Однако на уровне политических элит Словакия и Украина весьма похожи: абсолютное большинство словацких политических партий так или иначе контролируются местными олигархами и относятся к государству как к частному бизнесу.

 Крупнейшие коррупционные скандалы последних лет связаны со здравоохранением (самый громкий из них — закупка компьютерного томографа для больницы в Пещанах), еврофондами, инфраструктурными инвестициями и образованием. Причем даже несмотря на очевидную вину отдельных министров и олигархов дела удается уладить — слишком много влиятельных лиц как из "Смера", так и из оппозиции заинтересованы в том, чтобы все оставалось, как есть. Словацкие СМИ обращают внимание на патологии в юстиции и прокуратуре, где сидят свои люди, защищающие интересы коррупционеров. Символом этой системы является бывший министр юстиции в первом правительстве Фицо и судья Верховного суда Штефан Гарабин, которого можно назвать словацким Пшонкой. Причем патологические связи по линии политика—бизнес—суды—прокуратура имеют системный характер, а коренятся во временах Владимира Мечиара, во многом напоминающих постсоветские реалии Украины или России 1990-х.

Однако сказать, что словаки смирились с этой ситуацией, было бы несправедливо. Это правда, что для трети избирателей коррупционные скандалы не имеют значения: главное, чтобы давали социальные подачки, как, например, введение бесплатных билетов на поезда для студентов и пенсионеров. Но для других коррупция и олигархизация — тема весьма щекотливая. Что и подтвердил осенью 2011 г. скандал "Горилла", ставший началом конца "старых" партий центроправицы, в частности бывшего премьера-реформатора Микулаша Дзуринды и его СДХУ, в свое время самой сильной правящей партии. Само желание избирателей видеть новую, честную политику определило успех на президентских выборах в марте 2014 г. Андрея Киски и хороший результат "новых" оппозиционных политиков Радослава Прохазки и Милана Княжко. Месседж был простой: значительная часть избирателей не хочет связанного с коррупционными скандалами "Смера", но по тем же причинам не хочет уже и "старой" оппозиции и ищет чего-то нового. Другое дело — темпы, с которыми эта "новая оппозиция" (в частности Радослав Прохазка) потеряла возложенные на нее надежды. Аналогия с рассорившимися помаранчевыми политиками тут весьма уместна — с одним предостережением: словацкая "новая сила среди оппозиции" успела разочаровать избирателей и перессориться со всеми не после победы на парламентских выборах (которая еще год назад казалась вполне реальной), а перед выборами.

Потерянные шансы Прохазки

Третье место и 21,2% Радослава Прохазки давали хорошую основу для формирования нового политического субъекта. И действительно, когда в мае 2014 г. Прохазка объявил об учреждении новой партии Sieќ (Сеть), рейтинги давали ей 16–18%, а сам лидер уже чувствовал себя будущим премьером. Партию создали фактически с нуля, в нее охотно вступали люди (особенно молодые), ранее не имевшие ничего общего с политикой, однако поверившие в возможность изменений. Но почему-то не получилось.

Первым тестом для Sieќ должны были стать местные выборы осенью 2014 г. Прохазка рассчитывал, что партия победит в крупных городах и будет иметь своих мэров прежде всего в Братиславе и Кошице. Результаты оказались для партии намного хуже ожидаемых. Кандидаты от Sieќ победили только в Мартине и Превидзе — в средних по словацким меркам городах (56 и 48 тыс. жителей соответственно). Мэрами там стали вице-главы партии Андрей Грнчиар (Мартин) и Катарина Махачкова (Превидза). Сам Прохазка не считает результат выборов проигрышем. Кандидаты от Sieќ стали сельскими головами и местными депутатами во многих общинах, и это дает хорошую базу для создания партийных структур, считает глава партии.

 Ощутимый удар этой "новой надежде словацкой оппозиции", а значит,  Прохазке нанес другой оппозиционный лидер — бизнесмен и глава партии OјaNO (Обычные люди и независимые личности) Игорь Матович. В мае 2015 г. он сделал достоянием гласности аудиозапись своего разговора с Прохазкой, во время которого лидер Sieќ предлагал разместить политическую рекламу в сети региональных СМИ, принадлежащих Матовичу, без уплаты НДС. Миф об идеальном Прохазке, который придерживается этических стандартов, развеялся. Словаки увидели, что он такой же, как и остальные политики оппозиции. В результате рейтинги Sieќ упали с предыдущих 16–17% до 10–12%, что уже не намного больше, чем рейтинги других оппозиционных партий, в том числе коалиции OјaNO—NOVA Игоря Матовича, у которого тоже есть амбиции быть лидером оппозиции.

Sieќ не стала реальной альтернативой "Смеру" также и из-за того, что партия недостаточно экспансивна и боится браться за какие-то большие темы, которые бы однозначно идентифицировались именно с ней. Раньше главными месседжами центроправых партий были реформы и евроинтеграция, на которых выстраивала свою поддержку, в частности, SDKU-DS Дзуринды, Миклоша и Радичовой. Теперь многие надеялись, что такими большими темами для Sieќ станут борьба с коррупцией и критика пророссийской риторики Роберта Фицо. Однако не стали. Правда, Sieќ постоянно критикует "Смер" за коррупционные скандалы, но не отличается в этом от других оппозиционных партий. А вот тему агрессивной России избегает — дескать, это разделяет словаков, и будет правильно ее не затрагивать. Также Sieќ не обозначила свою позицию и относительно такой важной меры, как, например, прошлогодний референдум об охране семьи. Таким образом, по сравнению с экспансивным "Смером" Sieќ кажется никакой — это совсем не та сила, которая могла бы бороться за 20–30% поддержки и "сдавать карты" в словацкой политике.

Предвыборные рейтинги

 За три месяца до выборов картина такая: "Смер" рассчитывает на 37–42%, что может (но не обязательно) обеспечить ему большинство мест в парламенте (сейчас "Смер" правит самостоятельно, а в 2006–2010 гг. создал правительство в коалиции с партией Мечиара и националистами). Потенциальный коалиционный партнер "Смера" — пророссийская Словацкая национальная партия с ее нынешним рейтингом 5–7%, по всей вероятности, войдет в парламент (сейчас в законодательном органе она не присутствует). У националистов рейтинг возрастает на волне антииммигрантских настроений. Помогло им также восстановление имиджа после смены главы — одиозного Яна Слоты ("словацкого Жириновского") на более умеренного Андрея Данько.

 

Sieќ (по состоянию на конец ноября — начало декабря) может рассчитывать на 10–12%, Христианско-демократическое движение (KDH) — на 8–10%, консервативно-либеральная партия словацко-венгерского согласия "Мост-Гид" (Most-Hіd — "мост" на словацком та венгерском языках) — на 6–7%. И фактически только названные партии могут быть уверены, что попадут в парламент. Коалиция OјaNO—NOVA Игоря Матовича (OјaNO) и Даниэла Липшица (NOVA), правда, тоже имеет 6–7% поддержки, однако избирательный порог для коалиционных комитетов составляет 7%. Поэтому не исключено, что OјaNO—NOVA пойдет на выборы не как коалиция, а как обычный комитет, гарантирующий, скорее всего, преодоление 5-процентного барьера.

 Вне парламента может оказаться легенда словацкой политики — Словацкий демократическо-христианский союз — Демократическая партия (SDKU-DS). Это партия бывших премьеров Микулаша Дзуринды и Иветы Радичовой, а также автора словацких реформ, нынешнего советника украинской власти Ивана Миклоша. Сейчас SDKU-DS чаще ассоциируют не с успешными реформами и евроинтеграцией, а с коррупционными скандалами, после которых от партии отошло большинство ее лидеров (включительно с названными). С лета партия продвигает с помощью билбордов новых людей, но, по всей видимости, словаки все-таки покажут ей "красную карточку". Ниже избирательного порога также либералы из "Свободы и солидарности" (SaS) и Партия венгерской коалиции (SMK).

 

До выборов еще три горячих месяца. Для словацких реалий это чрезвычайно много. Словаки неоднократно доказывали, что политические прогнозы за два-три месяца до выборов ничего не стоят, поскольку многие избиратели принимают решение в последний момент, буквально в день голосования. В 2002 г. все были почти уверены, что избиратели покажут Дзуринде "красную карточку", а в 2010-м (парламентские выборы) и в 2014-м (президентские) Роберт Фицо шел на выборы, уверенный в победе. Но вышло иначе. Учитывая этот опыт, делать сейчас какие-то политические прогнозы было бы неуместно — уже в январе-феврале политическая картинка может измениться, а результаты выборов — стать неожиданностью даже для самых лучших аналитиков.

 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно