Sic transit

31 декабря, 2019, 10:54 Распечатать

О чем договорились по транзиту газа Украина и Россия.

© Укргаздобыча / Facebook

Итак, пакет документов по урегулированию отношений в сфере транзита газа из России в Европу подписан. Можно сказать — под елочку.

В отличие от согласованного 20 декабря берлинско-минского протокола, который был обнародован, контракты обнародованы не будут, поскольку являются коммерческой тайной. Ну разве что их "сольют", как и было, собственно, с контрактами 2009 года. Тогда мы увидим детали, которые и позволят сделать комплексную оценку, на чьем поле интересов и за чей счет был достигнут компромисс.

Сейчас же, анализируя финал драматического процесса, использую некоторый фактаж из официальных сообщений, а также то, о чем не говорит официоз. Позволю себе несколько тезисов для предварительного анализа.

1. О гибридных европейских друзьях. Конечно, нужно поблагодарить прежний состав Европейской комиссии и в первую очередь вице-президента Мароша Шефчовича, большого словацкого друга Украины, за миссию содействия в заключении новых контрактных отношений между "Нафтогазом" и ОГТСУ с украинской стороны, и "Газпромом" — с российской, а также за совместные с Секретариатом Энергетического сообщества усилия по быстрой сертификации ОГТСУ.

Но чем не увенчалось европейское участие в процессе посредничества между Россией и Украиной в газовых вопросах? Оно не увенчалось гарантиями со стороны ЕС, что российские газовые потоки — как существующий "Северный поток", так и тот, который пытается достроить Россия, — будут функционировать в соответствии с Третьим энергопакетом ЕС, то есть эксплуатироваться лишь на 50% мощности. Именно это и могло бы быть гарантией сохранения долгосрочной транспортировки газа через ГТС Украины — не на пять или десять лет, а постоянно. И это соответствовало бы ст. 274 Соглашения об ассоциации Украина—ЕС, по которой Евросоюз должен учитывать существующие свободные мощности нашей ГТС. Еврокомиссия умыла руки, мол, Соглашение об ассоциации писано для вас, а не для нас. Поэтому ст. 274 так и остается на бумаге, а подписанные контракты означают временность транзита! Формально на пять лет. Также нигде не отражена и возможность перехода на сдачу-приемку газа для европейских клиентов "Газпрома" на восточной границе Украины. Таким образом, в этом плане сохраняется советский статус-кво. Уже почти 30 лет СССР не существует, а советская газовая граница сохраняется. "Газпром" и его европейские клиенты стоят на страже этой границы, а Еврокомиссия в бессилии разводит руками. Но хватит о журавле в небе.

2. О синице в руках. Первое, что бросается в глаза, — странная миссия "Нафтогаза" в виде компании-организатора, согласно подписанному договору об организации транзита между "Нафтогазом" и "Газпромом". С позиции европейского газового законодательства и лучших практик, такого не существует. Взять хотя бы соседнюю Словакию. Словацкий аналог "Нафтогаза" компания SPP не является каким-либо организатором ни для "Газпрома", ни для оператора словацких газопроводов Eustream. С учетом этого европейские нормы и практика будут действовать фактически только в отношениях между украинскими субъектами ("Нафтогазом" и ОГТСУ), а в их отношениях с "Газпромом", очевидно, сохранится привычная для российской стороны практика. Получается какая-то гибридная конструкция — тут работаем по европейским правилам, а тут в угоду российской стороне делаем зону коррупциогенных рисков. И объясняем это тем, что "Газпром" не готов работать по стандартному договору и брать на себя все риски украинского законодательства и регулирования, особенно риски изменений в нормативно-правовой базе, которые могут произойти в любой день", — как пишет Юрий Витренко на своей фейсбук-странице 21 декабря. Согласуется ли такой гибридный подход с Третьим энергопакетом? Вряд ли.

3. "Агентура" в действии? По сути, с юридической точки зрения, выглядит так, что "Нафтогаз" становится коммерческим агентом "Газпрома" в Украине. А ст. 295 Хозяйственного кодекса Украины объясняет суть агентской деятельности, которая "заключается в предоставлении коммерческим агентом услуг субъектам хозяйствования при осуществлении ими хозяйственной деятельности путем посредничества от имени, в интересах, под контролем и за счет субъекта, которого он представляет" (выделено мной. — М.Г.). Комментарии, очевидно, излишни... Поэтому, если это так и "Нафтогаз" приобретает функции агента "Газпрома", то выходит, что, получая плату за транзит, НАК будет заинтересована как можно больше оставлять себе, а ГТС, после анбандлинга ставшая для него чужой, окажется "на голодном пайке"? Итак, с анбандлингом хотели, как лучше, а получится, как всегда?

4. Что имеем? Теперь о базовых цифры — возможных объемах транзита и доходах. Победные реляции о 225 млрд кубометрах транзита и 7 млрд долл. США поступлений за пять лет вряд ли могут поражать. В среднем это означает 45 млрд кубометров и 1,4 млрд долл. ежегодно. Это практически вдвое меньше существующего в течение последних пяти лет уровня транзита и поступлений! Следовательно, ни о каком успехе речь не идет. Конечно, можно возразить, что 45 млрд кубометров — это больше, чем 10–15 млрд, о которых говорил "Газпром", или чем "щедрые" 30 млрд кубометров "от Еврокомиссии", но это означает, что ОГТСУ в лучшем случае будет работать на уровне нулевой рентабельности. Загрузка ГТС составит в среднем менее трети, в 2020 г. — 46%, с 2021-го — 28%. Так что оптимизация ГТС и сокращение персонала компании-оператора при такой загрузке неизбежны. Благодарить за этот "успех" следует некомпетентное вмешательство Банковой, которая все больше работает по российскому алгоритму, создав в Париже совместно с россиянами политическую надстройку над коммерческими переговорами субъектов. До этого у "Нафтогаза" была жесткая позиция: минимальный уровень транзита — 60 млрд кубометров, а если больше, тогда "морковка" в виде снижения транзитного тарифа.

5. "Враг ликует?". Характерно высказывание вице-премьера правительства РФ Дмитрия Козака, заявившего, что компромисс в договоренностях по транзиту российского газа через территорию Украины помог "Газпрому" избежать значительных потерь. Очевидно, имеются в виду иски "Нафтогаза", которые угрожали "Газпрому" многомиллиардными штрафами. А вот, мол, выплата 2,9 мдрд долл. хотя и трудное решение, но могли потерять значительно больше. Поэтому нельзя сказать, что в Кремле открывают шампанское. Скорее, просто пьют водку.

Есть еще ряд вопросов, на которые пока нет ответа. В частности, почему-то нигде в официальных комментариях не упоминается, какую арбитражную инстанцию стороны прописали в договорах. Каков механизм применения положения "транспортируй или плати"? Или постоянное повторение, что прямые поставки газа от "Газпрома" в Украину не являются частью пакетных договоренностей, будет гарантией того, что их не будет, или, наоборот, это впоследствии трансформируется в еще одну агентскую функцию "Нафтогаза"? Верить "Газпрому" и Кремлю после всего, что происходило в течение последних десяти лет, не приходится. Так или иначе, он при первой же возможности тем или иным образом соскочит с транзита через ГТС Украины. Нужно благодарить корпоративную дипломатию "Нафтогаза", титанические усилия Польши, санкции США, а также усилия ряда неправительственных организаций, затормозивших и приостановивших "Северный поток-2". Битва выиграна. Война продолжается. Этот проект должен быть уничтожен. Только тогда появится реальная гарантия сохранения транспортировки сибирского газа через Украину и Словакию. 

Все то, что происходит сейчас на газовом фронте, напоминает мне героическую 242-дневную оборону ДАПа. Но в конце обороны врагу позволили взорвать аэропорт вместе с его защитниками. Так и с "Нафтогазом" — он не просто держал оборону, он наступал. Удар ему нанесли с тыла. Пятая колонна из коридоров власти.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1282, 15 февраля-21 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно