Саммит деклараций

16 сентября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 36, 16 сентября-23 сентября 2005г.
Отправить
Отправить

Организация Объединенных Наций уже давно нуждается в решительных реформах. Они должны осовременить международный орган с тем, чтобы он максимально эффективно выполнял возложенную на него гуманитарную миссию...

Организация Объединенных Наций уже давно нуждается в решительных реформах. Они должны осовременить международный орган с тем, чтобы он максимально эффективно выполнял возложенную на него гуманитарную миссию. А именно — предотвращать конфликты, защищать права человека и обеспечивать людям разных стран безопасность, процветание и свободу. Но противоречия, существующие между богатыми и бедными странами, антагонизм во взглядах самих развивающихся государств и расхождения в позициях стран «большой восьмерки» не позволяют в полной мере осуществить задуманное. Ведь ООН — «зеркальное отражение нашего мира». И это предопределяло результаты всемирного саммита на высшем уровне, прошедшего в рамках 60-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

Лидеры более чем 170 стран, собравшиеся в Нью-Йорке по случаю шестидесятилетия ООН, должны были с учетом новых реалий одобрить конкретные решения по реформированию этой организации и укреплению международного сотрудничества в сфере безопасности, прав человека и развития. Во всяком случае, таковы были намерения инициаторов проведения встречи глав государств и правительств. Однако по мере приближения дня начала работы саммита надежды, что будет принят всеобъемлющий документ, который станет дорожной картой ООН в XXI веке, исчезали. В дипломатических кругах все чаще констатировали: итоговый документ будет слабее, чем того заслуживает ООН. Прогнозы оправдались. В тексте слишком много общих слов, ставших платой за консенсус богатых и бедных стран. Как дипломатично заметил представитель Соединенных Штатов при ООН Джон Болтон, «мы с самого начала понимали, что документ не будет носить исчерпывающего характера, но это хорошая отправная точка».

За рамками декларации, которая на момент сдачи статьи в номер, еще не была формально одобрена президентами и премьерами, остался ряд принципиальных вопросов. Государства так и не смогли достичь согласия по вопросам ядерного разоружения и нераспространения. (Отсутствие упоминания в документе этой проблемы Кофи Аннан назвал позором и самым большим провалом переговорного процесса.) Так и не было определено понятие «терроризм»: для многих развивающихся стран слово «террорист» идентично «борцам за свободу и независимость». Следствием компромисса стало лишь осуждение в документе терроризма во всех его проявлениях. При этом признается право на самоопределение народов, находящихся под иностранной оккупацией.

Впрочем, ооновские дипломаты обещают, что вопрос с определением содержания термина «терроризм» будет решен до конца года. И обращают внимание на то, что на заседании Совета Безопасности ООН на высшем уровне была принята резолюция о недопущении подстрекательства к терроризму, а в рамках саммита более шестидесяти государств подписали конвенцию о борьбе с актами ядерного терроризма. (В числе стран-подписантов и Украина.) Впрочем, правозащитные организации уже сейчас критикуют обязательную для всех резолюцию, утверждая, что она дает возможность правительствам подавлять политических оппонентов.

Не уделено должного внимания в декларации и административной реформе ООН. Коррупция чиновников организации и неэффективное использование средств — давние проблемы, ставшие особенно актуальными в свете скандала с программой «Нефть в обмен на продовольствие». Он, кстати, добавил аргументы тем странам, которые выступали за принятие мер, направленных на повышение эффективности и улучшение контроля за финансовой деятельностью ООН, а также на изменение структуры менеджмента. И наиболее активными сторонниками подобной реформы являются Соединенные Штаты. Более того, в Вашингтоне даже полагают, что административная реформа важнее, нежели реформирование Совета Безопасности ООН. Но в результате — после жарких дебатов — в декларации лишь подтверждается необходимость реформы системы управления ООН.

Что же касается реформирования СБ ООН, то решение этого одного из ключевых вопросов вообще было вынесено за рамки саммита, а в итоговом документе разделы, посвященные этому органу, были сформулированы в самых общих выражениях. Дело в том, что ни один из трех проектов, предложенных «группой четырех» (включающей Германию, Японию, Индию и Бразилию), Африканским Союзом и группой «Объединение ради консенсуса» (состоящей из Италии, Испании, Канады, Южной Кореи, Мексики, Пакистана), не может набрать в свою поддержку две трети голосов генассамблеи. Хотя, конечно же, во время двусторонних встреч лидеров государств эти проекты обсуждали. Ведь каждая из групп нуждается в сторонниках. Украина, кстати, поддерживает проект «группы четырех», предусматривающий включение в совет шести постоянных членов с правом вето и четырех непостоянных.

Учитывая остроту дискуссий во время подготовки декларации, достижением уже можно считать то, что она предусматривает создание совета по правам человека, который должен заменить комиссию по правам человека. Принято считать, что деятельность последней в минувшие годы была неэффективной. А членство в комиссии таких тоталитарных стран, как Судан и Куба, и вовсе ее дискредитировало. Правда, не совсем понятно, как будет избираться совет (большинством в две трети голосов или простым большинством) и каков будет механизм его работы. Ведь принципиально, чтобы в этот орган не вошли страны, постоянно нарушающие права человека. Зато в декларацию было включено положение о создании Фонда развития демократии, призванного оказывать помощь государствам в утверждении верховенства права, учреждения независимого правосудия, обеспечения свободы СМИ и т.п. (В этот раз слово не разошлось с делом: фонд был создан на второй день работы саммита.)

Кроме того, итоговым документом предусматривается формирование комиссии по миротворчеству, призванной помочь странам в послевоенном восстановлении, а также обязательства международного сообщества предпринимать силовые действия в ответ на геноцид и военные преступления в отношении гражданского населения. Примечательно, что промышленно развитые страны обещали делать больше для разрешения экономических проблем развивающихся стран. Именно эту идею отстаивал Кофи Аннан в своем мартовском докладе «При большей свободе: к развитию, безопасности и правам человека для всех». Впрочем, что-либо более конкретное на эту тему в итоговом документе вновь не отражено.

Таковы итоги нью-йоркского саммита, который вместо реформ предложил мировому сообществу очередные декларации. Однако для каждой отдельной делегации, приехавшей на торжества, результаты были более содержательны. Подобные форумы на высшем уровне — не только возможность для глав государств выступить с почетной трибуны ООН с пятиминутной речью. Собрание в одном месте лидеров многих стран — превосходная возможность встретиться с коллегами и поговорить о насущном. И здесь украинская делегация планировала в полной мере использовать саммит. Во время пребывания в Нью-Йорке Виктор Ющенко встретился с несколькими президентами и главами правительств. Но для украинцев ключевыми были встречи с двумя политиками — госсекретарем Соединенных Штатов Кондолизой Райс и генеральным секретарем ООН Кофи Аннаном.

С генсеком Виктор Ющенко обсуждал не столько проблемы реформирования ООН или тему СПИДа, сколько вопросы, связанные со сбором средств на строительство саркофага для Чернобыльской АЭС и скандалом вокруг украинского миротворческого контингента в Ливане. Главная задача была убедить ооновского функционера в необходимости дальнейшего пребывания нашего контингента в этой стране. Но, похоже, что в ситуации, когда сам Кофи Аннан вовлечен в скандал вокруг программы «Нефть в обмен на продовольствие», от украинского президента зависит не слишком многое. Что же касается встречи с Кондолизой Райс, то задачи, стоявшие перед Виктором Ющенко во время сорокаминутных переговоров, были на порядок сложнее. Эта встреча должна была внести ясность в двусторонние отношения: в последние несколько месяцев Киев и Вашингтон испытывают растущее взаимное разочарование.

Оно вызвано, с одной стороны, отсутствием прогресса в решении Вашингтоном таких вопросов, как отмена поправки Джексона-Вэника, предоставление Украине статуса страны с рыночной экономикой, подписания двустороннего протокола о взаимном доступе на рынки товаров и услуг. В Соединенных Штатах, в свою очередь, все больше чувствуется новая усталость от Украины, переходящая во все возрастающий скепсис относительно возможности нынешнего украинского руководства проводить реформы в экономике, политике и судебной сфере, а также эффективно бороться с коррупцией. Беспокойство вызывает и стремительно развивающийся внутриполитический кризис. А ведь успех Украины имеет важное для Вашингтона значение с точки зрения национальных интересов США. Поскольку наша страна стала для Джорджа Буша-младшего живым и наглядным подтверждением успешности его политики продвижения демократии в мире.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК