Румыния: "Настоящий друг познается в беде"

19 декабря, 2014, 21:09 Распечатать Выпуск №48-49, 19 декабря-26 декабря

После парламентских выборов в Украине президент Румынии Траян Бэсеску, комментируя результаты проевропейских сил, подчеркнул: "Румыния будет лояльным партнером Украины на этом чрезвычайно сложном пути, поскольку он — единственно правильный выбор".

 

Премьер-министр Румынии Виктор Понта, находясь в начале октября 2014 г. в Киеве, отметил: "Если до сих пор меня кто-то спрашивал, каковы отношения Румынии и Украины, я отвечал: "Мы всего лишь соседи". Начиная с этого момента, мы — еще и друзья, а не только соседи".

После парламентских выборов в Украине президент Румынии Траян Бэсеску, комментируя результаты проевропейских сил, подчеркнул: "Румыния будет лояльным партнером Украины на этом чрезвычайно сложном пути, поскольку он — единственно правильный выбор".

"Лояльный партнер" и "друг, а не только сосед" — приблизительно таковы синтагмы, доказывающие наличие беспрецедентной политической открытости Румынии к Украине. Именно на этих намерениях мы должны развивать практические проекты и перезагружать двусторонние отношения, которые много лет были пронизаны мелкими темами, взаимными опасениями и подозрениями.

Мы, Румынский центр европейских политик и украинский Институт мировой политики (IWP), организовали Общественный румынско-украинский форум. Во времени это совпало с насилием, произошедшим на Майдане. Было символично, что люди протестовали в центре Киева, а мы всего в нескольких километрах дискутировали о том, как именно могут сотрудничать Бухарест и Киев ради европейской судьбы Украины. И все это происходило тогда, когда Янукович еще был у власти и когда начали стрелять. Мы организовали этот форум потому, что верим в европейскую судьбу Украины, независимо от временных решений некоторых лидеров. Тем более, после того как Украина стала жертвой недопустимой агрессии, после того как люди свободно избрали европейский путь, и предпосылки для новых отношений с Румынией стали реальностью.

После посещения Киева мы предложили общественности Румынии доклад с несколькими принципами пересмотра двусторонних отношений. Мы собрали группу экспертов и бывших румынских официальных лиц (в частности и трех министров иностранных дел) и провели групповой эксперимент, предложив программу восстановления отношений. Ниже я изложу несколько общих принципов. Тех, кого эта тема интересует шире, отсылаю на сайт Румынского центра европейских политик (www.crpe.ro).

Находясь в Киеве, мы обсуждали и острые проблемы. Потому что нас — тех, кто из Румынии следил за происходившими в Украине дискуссиями — шокировали заявления некоторых украинских политиков и статьи в СМИ о том, что Румыния является наибольшей стратегической угрозой для Украины. И это происходило в условиях, когда Украина была недостаточно представлена в румынском информационном поле: находясь под влиянием западного вектора, интеграции в ЕС и НАТО, румыны игнорировали крупнейшего восточного соседа, а именно — Украину. То есть на момент, когда в Киеве говорили о румынской опасности, в Бухаресте Украину игнорировали.

Думаю, что теперь уже и многим украинцам понятно, что Румыния просто стала субъектом, которым было легко манипулировать. Друзья России в Украине стремились сделать нас врагами, убедить украинцев, что Румыния имеет территориальные претензии к Украине, наводняет ее своими паспортами и т.п. Это неправда. Румыния — лояльный сосед и хочет стать настоящим другом. Вступление в ЕС и НАТО означает, что Румыния закрыла тему территориальных претензий, и этот вопрос больше не фигурирует в повестке дня. Единственное, чего хочет Румыния, это уважения прав румынского меньшинства в Украине, а этого можно достичь только налаживанием серьезных отношений с Киевом, потому что одно дело обсуждать острые проблемы с другом, и совсем другое — с нервничающим соседом.

Вместе с тем в Бухаресте трудно понять, например, многолетнее сопротивление украинских политиков размещению в Румынии некоторых элементов американского противоракетного щита. Почему эти политики стали защитниками точки зрения России? Ведь очевидно, что гонки вооружений между Румынией и Украиной не существовало. Как очевидно и то, что противоракетный щит означает для Румынии только конкретное американское военное присутствие на ее территории — как гарантию того, что в случае агрессии Америка вмешается. Если размышлять теоретически — кто может напасть на Румынию? Думаю, мы согласимся, что речь идет о тех же силах, которые напали на Украину. Разве Киев не хотел бы иметь гарантий Америки, что означало бы наличие американских наземных сил и американского оружия? Нам исторически повезло, что у нас была политическая элита, решительно настроенная на вступление в НАТО, и сегодня мы чувствуем себя более защищенными.

Для Румынии европейский путь Украины очень важен, поскольку мы хотим видеть по соседству надежное и процветающее пространство. А еще хотим достичь нашей национальной цели — видеть рядом с нами в ЕС братьев из Республики Молдова. В упомянутом выше докладе зафиксировано, что румынская восточная политика пострадала от молдовоцентризма. Мы верили, что Молдова может "плавать" самостоятельно, согласно собственным стремлениям. Но это не так. Траектория Молдовы зависит от огромной гравитации Украины. Если Украина потеряет Южный регион, прессинг на Молдову станет нестерпимым. Поэтому Румыния должна вести такую восточную политику, которая обеспечила бы надлежащее значение Украине, подобно тому, как это делает Польша. Конкуренция между Румынией и Польшей (видимая, скорее, для очень внимательного наблюдателя, поскольку на официальном уровне между двумя странами был подписан документ о стратегическом партнерстве) была плохой идеей президента Траяна Бэсеску, полагавшего, что поляки не считаются с ним так, как он того, по его мнению, заслуживает. Надеюсь, что у нового румынского президента Клауса Йоханниса не будет такого комплекса, и он наполнит партнерство с Польшей новым содержанием, где Украина будет в центре внимания.

С помощью лучшей коммуникации мы должны преодолеть проблемы, имеющие тенденцию загромождать повестку дня двустороннего диалога. Например, проблема с паспортами. Понимаем раздражение Украины по этому поводу. Ее опыт с российскими паспортами, за которыми последовали и российские танки, совсем свежий и может заставить вздрогнуть кого угодно. Однако не понимаем прямой параллели: не каждый паспорт, полученный за границей, идет "в пакете" с танками. Румыния не имела и не имеет таких намерений. Политика в отношении наших зарубежных граждан не предполагает агрессии. Значительная часть молдован имеет румынское гражданство, и это только укрепляет наши отношения — Румыния помогает Молдове деньгами и дипломатической поддержкой в ЕС. 

Позвольте мне объяснить то, о чем очень редко можно услышать в связи с этой темой в Киеве: в сфере гражданства Румыния ведет либеральную политику, которая основывается на индивидуальных правах и абсолютно совместима с европейским правом. Румыния предоставляет людям гражданство не потому, что они румыны. Она восстанавливает в индивидуальных правах тех, кто был насильственно лишен этого права: румынское гражданство было ими утрачено вследствие конфискации соответствующего права СССР. Эти люди никогда не отказывались от румынского гражданства. Они или их родственники являются румынскими гражданами, которые теперь получают документы, подтверждающие этот факт (кстати, закон гласит именно о возобновлении гражданства, а не о предоставлении гражданства тем лицам, которые его никогда не имели, что предусматривает совсем другую процедуру). То есть любой, у кого было румынское гражданство до 1945 г., может его возобновить независимо от этнического происхождения. Кстати, многие русские и украинцы из Республики Молдова возобновляют румынское гражданство, поскольку их родители проживали в межвоенной Румынии (румынские националисты критикуют власть за предоставление гражданства русским, но порядок есть порядок). И, наоборот, румыны, проживающие в Сербии, но никогда не проживавшие на территориях, которые входили в состав Румынии, не имеют права на гражданство, и это их обижает. Повторюсь, речь идет о процедуре, связанной с индивидуальным правом, а не с этническим происхождением. Даже если бы Румыния и хотела бы по-разному поступать в отношении Молдовы и Украины — это было бы невозможно, и Конституционный суд отклонил бы соответствующее изменение закона: мы не можем дискриминировать в процессе предоставления индивидуального права по признаку местожительства соответствующего лица. Вот и получаем острую проблему: Украина с подозрением относится к предоставлению румынского гражданства, тогда как Румыния не может изменить действующую процедуру. Считаю, что только путем диалога мы можем прийти к взаимопониманию. 

Румынская сторона должна определиться, по каким досье в двусторонних отношениях настаивать, а по каким — нет. Считаю, что проблема румынского меньшинств важна, но должна рассматриваться в европейских рамках. Также нереально, думаю, ожидать, что мы вернем себе долг, связанный с Криворожским комбинатом (КГОКОР), — проблема, которая на протяжении 20 лет стоит в повестке дня без какой-либо эволюции. По моему мнению, эти проблемы надо заморозить и вернуться к ним тогда, когда придем к настоящему партнерству с Украиной. То есть надо перейти от хороших предпосылок и корректных намерений к делам. Например, Румыния должна стать звеном европейского решения по обеспечению Украины энергией. Природный газ, который будет добывать на шельфе Черного моря австрийская компания Petrom, может сбываться и на рынке Украины. Румыния управляет проектом трансграничного сотрудничества Румыния—Украина (финансируется ЕС). Получим около 70 млн евро для улучшения пограничной инфраструктуры — важный шанс. Население румынского города Сигет ждет моста, который облегчит экспорт в Украину. Как, кстати, и из Украины. Слишком долго мы рассматривали границу между нами только сквозь призму безопасности и закрытости, а надо — сквозь призму торговли и открытости. Недавнее подписание соглашения о местном пограничном движении должно стать первым шагом в этом направлении.

Дружба налаживается тяжело, а теряется легко. Премьер-министр Румынии Виктор Понта прав: мы должны быть больше чем соседями, мы должны быть друзьями. Румынская пословица гласит: "Настоящий друг познается в беде". Это я говорил в Киеве, когда был там в период Евромайдана. Некоторые тогда не советовали нам ехать, но мы подумали, что друзья из украинских НПО восприняли бы наш отказ от поездки как знак того, что мы их бросили. И поскольку настоящая дружба познается в беде, надеюсь, что наши страны выйдут друзьями из нынешнего переломного времени, которое переживает Украина.

Сегодня у вас есть возможность видеть, кто ваши враги. Но у вас будет и возможность увидеть, кто ваши друзья. Можете рассчитывать на нас.

 

Об авторе. КристианГиня – директор Румынского Центра Европейских Политик (CRPE). Возглавляемый им Центр являетсяглавной румынской организацией, которая занимается европейскими политиками, имплементирует проекты в сфере Восточного партнерства, развития сельской местности и антикоррупции. У CRPE есть филиал в Кишиневе, РМ. Больше об этом и о деятельности К.Гиня на англоязычной версии сайта CRPE (http://www.crpe.ro/eu/).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Валерій Неспайлик Валерій Неспайлик 20 грудня, 10:45 Нарешті почали з`являтися коментарі серйозних експертів з обох країн з непростих питань українсько-румунських відносин, а не усіляких шизіків та кремлеботів. Декілька номерів тому була потужна стаття українських експертів, тепер румунського. Дякую. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно