Решение ценой в 50 миллиардов

21 февраля, 17:00 Распечатать Выпуск №1282, 15 февраля-21 февраля

Как вердикт суда в Гааге по ЮКОСу скажется на Украине.

18 февраля 2020 года Апелляционный суд Гааги оставил в силе три арбитражных решения по одному из крупнейших споров в истории — 50-миллиардному иску акционеров ЮКОСа против России. Это крупная победа истцов-акционеров, находящихся буквально в одном шаге от завершения судебной эпопеи, начавшейся еще в 2004 году. Теперь окончательную точку в деле должен поставить Верховный суд Нидерландов.

Спор между ЮКОСом и РФ возник в 2003 году, когда российские власти обвинили в неуплате налогов компанию и ее совладельца Михаила Ходорковского. Арестованный осенью 2003 года Ходорковский провел в тюрьме 10 лет, ЮКОС ликвидировали, а его активы передали "Роснефти" и "Газпрому". Вскоре три компании-акционера ЮКОСа — Hulley Enterprises, Yukos Universal и Veteran Petroleum подали иск к РФ в международный инвестиционный арбитраж на основании Договора к Энергетической хартии — многостороннего соглашения, стороной которого является и Украина.

28 июля 2014 года, после необычно длительного и сложного разбирательства, в пользу истцов были вынесены три арбитражных решения на огромную, до тех пор неслыханную сумму — 50 миллиардов долларов. Сам Ходорковский к тому моменту уже был помилован Путиным и находился за пределами России. Возможно, его помилование за полгода до вынесения решения было призвано создать в глазах трибунала "правильный образ" ответчика.

Сами решения были достаточно спорными и активно обсуждались арбитражным сообществом. Например, одной из проблем было слишком активное участие секретаря арбитражного трибунала в подготовке проектов решений. Российская сторона даже утверждала, что три арбитра присутствовали на процессе чуть ли не "для галочки", а принимал реальное решение и готовил текст секретарь. Действительно, секретарь за свою работу в деле получил внушительные 970 тысяч евро, что демонстрирует степень его вовлеченности в процесс.

После вынесения решения ЮКОС начал арестовывать активы ответчика в шести странах — Бельгии, Франции, Великобритании, Германии, США и Индии. Хотя ряд арестов был наложен успешно, это не привело к взысканию средств. Так, парижский суд отменил арест 400 миллионов евро, которые Eutelsat задолжал российской госкомпании в рамках соглашения о совместном пользовании спутниками. Французские суды со временем также отменили аресты имущества российского информагентства "Спутник" и долга Arianespace "Роскосмосу".

В 2016 году российской стороне улыбнулась удача: арбитражные решения по делу были отменены голландским судом первой инстанции. Несмотря на то, что образ России в Нидерландах на тот момент сложно было назвать положительным — катастрофа рейса МН17 произошла буквально за две недели до опубликования решений по ЮКОСу в июле 2014 года, — суд вынес решение в пользу российской стороны. Все производства по арестам и взысканиям были либо прекращены, либо приостановлены (в США и Великобритании). ЮКОС подал апелляцию.

Вынесение благоприятного для ЮКОСа решения апелляции означает, что аресты и взыскания возобновятся или начнутся снова. К сожалению, процедура эта будет длительной и с переменными шансами на успех. Как известно всем практикам инвестиционного арбитража, получить решение — еще далеко не означает его исполнить, хотя, казалось бы, принудительное исполнение подобных решений во всем мире допускается на основании Нью-Йоркской конвенции 1958 года.

Классическая проблема заключается в том, что в то время как Россия уже много лет отказывается добровольно выплачивать компенсации по арбитражным решениям, принудительное исполнение решения на практике является крайне проблематичным из-за малого количества государственного имущества РФ, находящегося за рубежом и не защищенного от взыскания каким-либо иммунитетом. Естественно, по арбитражному решению против России можно взыскивать только имущество Российской Федерации как государства.

Воюя в этом деле (как и в других инвестиционных арбитражах) много лет, Россия давно приняла все меры, чтобы ее государственное имущество за границей было хорошо защищено. Поэтому, хотя случаи успешных взысканий на сравнительно небольшие суммы (миллионы долларов) и имели место, они, скорее, были тем исключением, которое подтверждает правило.

В то время как именно государственного имущества за пределами РФ не много, в мире существует огромное количество активов компаний РФ, полностью (например, ВЭБ РФ, РЖД) или частично ("Роснефть", "Газпром") принадлежащих российскому государству. Пока что в подавляющем большинстве стран это имущество нельзя взыскивать по долгам государства — работает концепция раздельной собственности компании и акционера. Тем не менее, эта защита со временем может расшататься (односторонние экономические санкции тоже когда-то были редким исключением), что для российских компаний будет настоящим "черным лебедем".

В этом контексте интерес представляет сравнительно недавняя попытка ООО "Эверест Истейт" и прочих (компаний, связанных с Игорем Коломойским) исполнить в Украине решение инвестиционного арбитража против России, вынесенное 2 мая 2018 года по делу РСА №2015-36. В рамках этого дела "Эверест Истейт" наложила арест на акции украинских ПАО "Проминвестбанк", ПАО "Сбербанк России" и ПАО "Банк ВТБ", аргументируя тем, что они, в конечном счете, контролируются российским государством, а потому должны считаться российской собственностью.

Пока что Верховный суд Украины не поддержал эту попытку, оставшись на консервативной позиции — контроль не означает собственность. Тем не менее, в юридическом сообществе активно обсуждалось, должна ли Украина быть настолько уж консервативной, когда речь идет о предприятиях, связанных с Россией. Не исключено, что снятие защиты с активов российских госкорпораций за рубежом (тем более под благовидным предлогом исполнения арбитражного решения) со временем станет новой, дополнительной формой экономических санкций.

В контексте текущих украинских инвестиционных арбитражей победа ЮКОСа против РФ — неоднозначное событие.

У украинских истцов появляется мощнейший конкурент в сфере будущих взысканий с РФ. При таком размере долга, у ЮКОСа не будет недостатка в лучших юридических советниках и детективах для поиска активов. ЮКОС может начинать практически неограниченное количество параллельных производств по взысканию в любой юрисдикции, накладывать любые аресты — все равно размер арестованных активов никогда даже не приблизится к астрономической сумме потенциального взыскания. Когда речь идет о 50 миллиардах (половина годового ВВП Украины), политика защиты иностранных компаний в какой-либо стране вполне может стать не такой однозначной. Огромная команда юристов ЮКОСа уже много лет работает над делом и как минимум с 2014 года занимается поиском активов.

С другой стороны, хотя дело ЮКОСа не касается Крыма и ни одно из "крымских дел" украинских истцов не подавалось на основе Договора к Энергетической хартии, арбитражное решение (вместе с решением апелляционного суда) может установить несколько правовых прецедентов, важных для текущих и будущих крымских арбитражей против РФ. Прежде всего, речь идет о понимании "законности" при инвестировании, а также об отклонении аргумента РФ о том, что истец должен доказывать получение пользы от его инвестиции государством-ответчиком. Оба эти аргумента, насколько известно, заявлены в крымских делах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно