Предпраздничное,

23 декабря, 2020, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

или Кое-что о выживании рядом с РФ

Предпраздничное,
© The Independent

«У травах коник, як зелений гном,
На скрипку грає. І пощо ж весна нам,
Коли ми тихі та дозрілі станем
І вкриє мудрість голову сріблом?»

Максим Рыльский

 

Скоро Рождество, после — Новый год, потом — вновь Рождество и Иордан. Впереди самая волшебная пора, когда черт будет красть Луну с неба, добрая Солоха — складывать кавалеров в мешки, а вареники сами будут влетать в рот. Это время, когда тыква может превратиться в золотую карету, а крыса — в коня. Прохиндей становится визионером, вор — героем-спасателем, а дурак — экспертом.

В такие дни может показаться, что украинские гуманитарии in corpora продуцируют новые знания, а не книги, главное назначение которых — украшать полки. Политические партии отстаивают программные ценности, а не защищают своих лидеров и продвигают прежде всего их материальные интересы. Международные партнеры готовы защищать Украину даже за счет собственных интересов, а бывшие братья быстро и неустанно движутся к распаду.

Впрочем, праздники пройдут, блуждание в мечтах — тоже (хотя для кого-то оно длится уже не одно десятилетие), и что останется, когда мы проснемся в хмурой зимней реальности?

В мире сегодня, как и тысячи лет назад, каждый заботится о своем: защищает в первую очередь собственные интересы. Слабым помогают и защищают их ровно настолько, насколько это выгодно самим защитникам. Отрицать это, конечно, можно, много лет так делаем, вот только с какой целью? Если пристыдим великих, то вряд ли получим выгоду. Скорее наоборот, поскольку обид не прощают.

Если же напомнить о себе — почему бы и нет? Но только как о вспомогательной задаче. США и Европа достигли современного положения именно благодаря приоритету собственных интересов и, отказавшись от него, могут только потерять.

Когда развеялся туман первых месяцев пандемии COVID-19, стало понятно, что болезнь не сформировала новый мир, а ускорила и сделала наглядными уже существующие тенденции. Тенденции к дальнейшему обогащению богатых и обнищанию неимущих, протекционизму великих и доминированию права силы, а не силы права.

В постковидном мире разворачивается конкуренция между США и КНР, похожая и непохожая на холодную войну. Вокруг главных игроков будут возникать коалиции, не такие жесткие, как свободный мир и тем более социалистический лагерь, но не менее значимые.

Китайская Народная Республика агрессивно наращивает свое внешнеполитическое влияние, стремясь достичь границ, определенных ее экономической силой.

Медленное отступление США, или оптимизация их позиций, когда-то объявленная Бараком Обамой, продолжается. Приближается время оптимизации непрофильных активов. Впрочем, свое лидерство Америка будет защищать, и защищать будет жестко и всеми доступными средствами.

И первые проявления уже очевидны. Для нас актуальна ситуация вокруг «Мотор-Січі», для мира больше — политические баталии вокруг 5G от Huawei, аффилированной с Народно-освободительной армией Китая.

Одной из основ американской коалиции, конечно рядом с малоизвестными прогрессивному сообществу, но очень важными альянсами «5/9/14 глаз», безусловно является НАТО, которое остается ведущим безопасностным игроком на Европейском континенте. И особое партнерство с Альянсом с целью членства должно углубляться. Другое дело, что нужны прежде всего дела, а не только громкая риторика.

НАТО не является однородной структурой. Турция играет за себя и руководствуется в первую очередь собственными интересами. Это не хорошо и не плохо, это факт. За все в этом мире надо платить. И за поддержку — тоже.

Еще один игрок — Европа — непросто, но настойчиво переосмысливает свое настоящее и будущее. Европейский Союз имеет потенциал для дальнейшего развития. И пусть сегодня заявления о стратегической автономии от США напоминают прожектерство, но «мотор ЕС» — Германия — растет (3,2 трлн долл. в 2000-м и 3,95 трлн долл. в 2019-м в постоянных ценах 2010 года). Память о Второй мировой теряет актуальность, как бы ни стремились россияне ее оживить.

Россия, которую Военно-морская стратегия США в очередной раз после американской Стратегии национальной безопасности 2017 года и Стратегии национальной обороны-2018 признала ведущим конкурентом, конечно, приходит в упадок, особенно, если сравнивать ее с СССР.

Но если в качестве базы взять РФ начала 2000-х, то картина выглядит несколько иначе. Начнем с самого слабого места России — экономики. В 2000 году ВВП РФ составлял 950 млрд долл., а в 2019-м — почти 1800 млрд в постоянных ценах 2010 года. Да, РФ не может вырваться из ловушки среднего дохода (Украина к этой ловушке даже не приблизилась), да, сохраняется и даже растет технологическое отставание, но Россия приходит в упадок слишком медленно.

Сравним: за это же время ВВП Украины в постоянных ценах 2010 года вырос с 84 до 136 млрд, или в 1,6 раза. А ВВП Польши в постоянных ценах 2010 года за тот же период вырос с 327 до 661 млрд долл., или более чем вдвое.

Да, Россия уже не может рассматривать территорию бывшего СССР как зону своих исключительных интересов. На этом поле активно играют КНР, Турция, не говоря уже о США и Европейском Союзе. Но Кремль до сих пор оказывает существенное влияние на большинство независимых государств, появившихся после 1991 года. Влияние информационное, энергетическое, военное и меньше — политическое.

К сожалению, на это влияние есть спрос, о чем свидетельствуют события, связанные с российскими миротворцами в Нагорном Карабахе. Да и ситуация в Беларуси свидетельствует о том же.

События после 2015 года доказали: РФ, хотя и не всегда успешно (а когда было иначе?), может проектировать силу на Ближний Восток, в Африку, на Балканы, даже в Южную Америку. Россия частично восстановила экспедиционные способности вооруженных сил и осуществляет политическое и информационное сопровождение соответствующих операций на определенном уровне.

Россияне научились комплексно применять политико-дипломатические, информационные и военные инструменты для достижения своих внешних целей. Причем, в отличие от советских времен, внешняя политика РФ частично базируется на основах государственно-частного партнерства с доминированием Кремля. Показателен пример с частными военными компаниями, одна из которых, «Вагнер», широко известна и в Украине.

По совокупности показателей, Российская Федерация, с высокой вероятностью, будет оставаться великим государством, по крайней мере в обозримой перспективе. Конечно, когда-то России не станет, но когда это время придет — доподлинно не известно никому.

Внутриполитическая ситуация в РФ сейчас противоречивая. Реальные доходы населения, увеличиваясь в течение десятилетий, в 2013 году превысили приблизительно на 40% советский уровень 1991 года. Вследствие падения, вызванного внешней политикой РФ после 2014 года, доходы россиян в 2019 году упали до 93% от уровня 2013 года. Коронакризис, по оценкам российских экспертов, будет стоить гражданам РФ еще около 4% их доходов. Ощутимо, но не так страшно, как это рисуют медиа.

Население протестует. И не только в столицах. Даже в Хабаровске несколько месяцев подряд недовольство выплескивалось на улицы. Власть реагирует крайне осторожно: социальные выплаты и аресты коррупционеров дополняются подавлением нелояльной оппозиции и пропагандой, в том числе антизападной.

По свидетельствам британского проекта по расследованиям Bellingcat, а также ряда медиа, сотрудники ФСБ РФ пытались убить российского оппозиционера Алексея Навального боевым ядом. На этом фоне показательны приглашения директора российской внешней разведки Сергея Нарышкина на «тур вальса с коллегами».

Бурлят различные слухи о состоянии здоровья Владимира Путина. Вероятно, РФ приближается к внутриполитическому кризису, связанному с преемственностью престола. Но не следует надеяться, что следствием этой смуты станет длительное радикальное ослабление России. Нельзя исключать и того, что к власти придет лидер жестче, чем Путин.

Вместе с тем даже настроенность будущего хозяина Кремля на компромисс с Западом не обязательно предполагает ослабление давления на Украину. Украина для РФ значит намного больше, чем для США или Европейского Союза и государств — его членов. Следовательно, есть предмет для торга.

Другое дело, что имплементация возможных договоренностей великих зависит только от нас. Как, впрочем, было всегда. Именно поэтому украинские ожидания и планы должны исходить как раз из сценария длительного сосуществования с РФ, возможно — и в худших условиях.

Россия — главный источник внешних угроз национальной безопасности Украины.

Среди них на первом месте российская агрессия — временная оккупация территории Автономной Республики Крым и города Севастополь, а также отдельных районов Донбасса. Российская поддержка, читай — оккупация ОРДЛО, как заметил Путин на своей «прямой линии» 17.12.20, будет продолжаться и в дальнейшем.

Украина вынуждена сохранять большую группировку сил и средств в Донецкой и Луганской областях, что ложится бременем на бюджет, ограничивает наращивание военных возможностей. Боевые действия высокой интенсивности могут возобновиться в Донбассе в любой момент.

Военное строительство возле границ Украины продолжается. Как и в 1940- 1980-х, РФ готовится к большой войне с «агрессивным блоком НАТО». Следовательно, российская военная угроза остается значимой и пренебрегать ею нельзя.

Российская агрессия не только нарушает государственный суверенитет и территориальную целостность Украины, но и формирует стратегическую неопределенность, провоцирует нестабильность, ограничивает возможности развития Украины, создает негативный демонстрационный эффект.

С этим и связана вторая угроза, самая большая со стратегической точки зрения, — российская политика увековечения пребывания Украины в серой зоне между РФ и ЕС/НАТО. Инициированное Россией противостояние превращает Украину в тупик, задворки Европы, провоцирует авторитарные тенденции в украинском обществе. Поддержка РФ русскоговорящих превращает культуру и язык в оружие и подпитывает внутренние конфликты в украинском обществе.

И напоследок, но не по значимости, — экономическая война. Речь идет о разрушении транзитного потенциала Украины, блокировании ее доступа к рынкам, ограничении инвестиционной привлекательности. Бедная страна — нестабильная страна. Это аксиома.

СССР был вызовом самому существованию Западного мира, угрожая его ценностям и социально-экономической модели. Холодная война была конфронтацией двух систем, победить в которой мог только один. И даже в таких условиях отношения США—СССР и их союзников описывались термином «сосуществование».

Экономика РФ более чем вдвое меньше экономики Германии, больше чем в семь раз — китайской и более чем в 13 — американской. Но главное — в современной России нет собственного проекта будущего, который принципиально отличался бы от западного. РФ — конкурент прежде всего в энергетике, но не экзистенциальная угроза. Поэтому вряд ли США или ЕС будут рассматривать Украину как современный аналог Западной Германии или даже Южной Кореи 1950–1970-х годов.

В этих условиях основой для сосуществования с РФ должна быть модифицированная триада, определенная Стратегией национальной безопасности-2020, — сдерживание, устойчивость, коммуникация.

Главная задача по сдерживанию — развитие оборонного потенциала. Вопрос перевооружения — перезрел. Но следует определиться с приоритетами в условиях ограниченного финансирования. И исходить не из представлений, как оно должно быть, а из того, что мы действительно имеем. Смотреть правде в глаза, а не в волшебное зеркальце грез, — насущное требование современности, и не только в военной сфере. Победа над противником недосягаема без победы над собственной отсталостью, прежде всего в интеллектуальной сфере.

Приоритеты перевооружения должны учитывать обновленную доктрину применения сил и средств, базирующуюся на реалистичных представлениях о том, как воюют и будут воевать россияне и их союзники в ближайшие 10–15 лет. И не только на практике (Украина, Сирия, Нагорный Карабах), но и в теоретических разработках. Недостаток ресурсов требует асимметричных подходов, новейших технологий, в том числе информационных. Управление, связь, наблюдение, разведка — все это можно улучшить без чрезмерных капиталовложений.

Украина сама не выстоит. Необходимо развивать стратегическое партнерство со США, Великобританией, Турцией, другими государствами НАТО. При этом надо исходить из того, что речь идет о совпадении интересов, а не о бескорыстной защите. И показательной станет судьба Крымской платформы — важной инициативы по удержанию вопроса временной оккупации Крыма на международной повестке дня.

Подчеркнем, что европейская и евроатлантическая интеграция, взаимодействие с ЕС и его членами — конституционные задачи украинской дипломатии.

Эффективная разведка, способная предоставить качественную (объективную и оперативную) информацию о развитии событий в России и у ее союзников, особенно важна в условиях приближения российского кризиса, а следовательно, роста непредсказуемости событий. На укрепление контрразведывательных возможностей и защиту общества и государства от попыток их расшатать и подорвать извне и изнутри должна быть направлена реформа СБУ.

Сила Украины — не только в оружии, но и — прежде всего — во внутренней сплоченности. Силовые средства должны лишь дополнять нашу внутреннюю устойчивость. В этом отношении показателен вопрос усиления безопасности критической инфраструктуры. Соответствующий законопроект блуждает по коридорам уже четвертый год. Похоже, ответственность пугает.

Вопрос информационной безопасности, как ее мягкие аспекты — борьба с подрывной пропагандой, недопущение разжигания вражды и т.п., так и жесткие — прежде всего кибербезопасность, нуждаются в особом внимании. Главное, чтобы речь шла не только о запретах, но и прежде всего о развитии.

Развитие невозможно без ресурсов. А их не будет без восстановления устойчивого экономического роста, без инвестиций. Символы — это, бесспорно, важно, но не словом единым.

Необходимо укрепление энергетической безопасности, в частности диверсификация не только виртуального, но и физического доступа к энергоносителям. И это не только о газе, нефти и нефтепродуктах, но и об угле, закупка которого в России «почему-то» существенно выросла после 2016 года.

Насущны вопросы верховенства права, борьбы с коррупцией, развития институционной способности государства. Без справедливого судопроизводства и эффективных государственных институций выстоять в конфронтации с РФ невозможно.

После заявлений Путина от 17.12.2020 понятно, что Россия не готова на уступки, конфликт будет продолжаться и в дальнейшем. Об этом же кричат и новые российские санкции. Это не повод прекращать переговоры в «нормандском» и «минском» форматах. Но предел достижений на этих переговорах в ближайшее время понятен. Украина должна договариваться о гуманитарных вопросах и максимальном снижении интенсивности конфликта. Оптимальный результат — прекращение боевых действий. Можно ли достичь этого? Да. Будет ли это просто сделать? Вряд ли.

Во всяком случае, как бы это ни было сложно, коммуникацию надо поддерживать. Жизнь — не героическая сказка, которую преподают в школе.

И последнее. Ситуация в Украине и вокруг сложная и противоречивая. Впрочем, как и всегда. Вновь приближается Рождество. Рождается новая надежда. В который раз.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК