Права человека в международных отношениях и новой концепции внешней политики Украины

23 октября, 2015, 22:01 Распечатать Выпуск №40, 23 октября-30 октября

Понятие индивидуальных прав известно в межгосударственных отношениях с древнейших времен. Вопрос прав человека актуален и для новой Украины. Ее народ вышел на Майдан против государственной уголовной автократии, которая цинично пренебрегала его правами, а теперь противостоит агрессии тоталитарного путинского режима, стремящегося подвергнуть коррозии цивилизованные принципы и идеалы и деморализовать демократические правительства и международное сообщество.

 

 

Понятие индивидуальных прав известно в межгосударственных отношениях с древнейших времен. Вопрос прав человека актуален и для новой Украины. Ее народ вышел на Майдан против государственной уголовной автократии, которая цинично пренебрегала его правами, а теперь противостоит агрессии тоталитарного путинского режима, стремящегося подвергнуть коррозии цивилизованные принципы и идеалы и деморализовать демократические правительства и международное сообщество. 

Некоторые выводы

Сегодня общечеловеческие, или, как их еще часто называют, универсальные, ценности являются базовыми элементами стратегий и концепций национальной безопасности и внешней политики ряда стран демократического мира, среди которых США, Канада, Швеция, Нидерланды, Австрия и многие др.

В частности, одно из самых благорасположенных к Украине государств — Канада определяет права человека как основную составляющую часть внешней политики, поскольку ее граждане ожидают от своей страны именно такого лидерства; канадцы признают, что их интересы могут быть реализованы лучше всего именно в рамках стабильной правовой международной системы; Устав ООН и международное право накладывают соответствующие взаимные обязательства по защите прав человека на всех членов мирового сообщества. 

Общепризнанно, что страны, где права человека уважают, являются не только экономически развитыми, но и придерживаются определенных общих правил международного поведения. О возможных нарушениях в этой сфере немедленно, благодаря свободе средств массовой информации (которые могут быть эффективными только в рамках открытого правового демократического общества), становится известно, а широкая огласка и общественное порицание способствуют соответствующей коррекции курса. 

И наоборот, авторитарные режимы, где ограничение прав является системной политикой и практикой, а гражданские свободы считаются главной угрозой "внутреннему порядку и безопасности", ведут агрессивную внешнюю политику на фоне внутренней деградации.

Кроме этого, если мы признаем, что все люди равны и имеют одинаковые права (а именно так определено в упомянутой выше Декларации ООН), то, уважая региональные, культурные и религиозные особенности, мы должны подчеркивать их (права человека) безусловно универсальный характер и отбрасывать, как безосновательный бред, утверждение о существовании евразийских, латиноамериканских, православных, исламских и других возможных их версий. 

Можно провести и другую параллель — государства, которые пользуются преимуществами международного торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества, что, как известно, осуществляется согласно четким универсальным и общепризнанным правилам, должны неуклонно придерживаться и уважать взятые на себя обязательства в сфере прав человека. 

Именно такой должны быть логика и содержание Целей развития тысячелетия (Millennium Goals), чем уже так долго занимается ООН. И именно такой подход позволил бы снять основные препятствия в борьбе с голодом, бедностью, неравностью, за обеспечение общего образования, гендерного равенства, за сокращение детской смертности, преодоление опасных заболеваний и даже сохранение окружающей среды. Без безоговорочного соблюдения прав человека не бывает демократии, а без демократии не бывает устойчивого развития. 

А иначе (особенно когда речь идет о многочисленных серьезных нарушениях) международное сообщество должно, не колеблясь, прибегать к соответствующим репрессалиям, а именно — временно или окончательно прекращать участие таких стран в многостороннем финансово-экономическом сотрудничестве.

Мало того — такие страны должны быть лишены доступа к современным технологиям и научным разработкам, которые руководство этих стран часто использует для создания наступательного оружия. Одновременно следует ввести жесткий общий запрет на поставки странам с антидемократическими режимами каких бы то ни было военных товаров, технологий, техники и вооружений.

Есть основания считать, что указанные меры, а также создание открытого международного "черного списка стран, пренебрегающих своими обязательствами в сфере прав человека", резко уменьшат количество сторонников и адвокатов разного рода авторитарных режимов, которые, пользуясь временными кризисными тенденциями в либерально-демократическом мире, пытаются не только укрепить собственные структуры контроля над всеми сторонами жизнедеятельности населения, но и насильно навязать их другим сообществам. 

В условиях отсутствия (даже планов по созданию) глобальной структуры с полномочиями и возможностями международной имплементации прав человека такой "черный список" мог бы стать для государств определенным моральным индикатором и своеобразным руководством к действию в этой сфере. 

Ведь, помня кровавые уроки ХХ в., цивилизованное человечество должно было бы наконец осознать, что равнодушие и терпимость к агрессивному варварству, какие бы идеологические прикрытия оно ни использовало, в конце концов оборачивается огромными жертвами для него самого. 

Предложения для Украины

Проблемы защиты прав человека Министерство иностранных дел затрагивает преимущественно в отчетах о консульской работе в рубрике "Обеспечение прав и законных интересов всех граждан Украины за рубежом".

Положительным сдвигом в переоценке значения темы прав человека для практической деятельности отечественного внешнеполитического ведомства является то, что МИД Украины с 2014 г. начало не только возмущаться притеснениями прав украинцев в России, но также изучать и критиковать ситуацию, связанную с ограничением прав человека в РФ в целом.

Вместе с тем такой подход к выбору объекта исследования делает внешнюю политику Украины уязвимой для критики и упреков в ее адрес относительно избирательности и двойных стандартов: как, например, замечая нарушение прав человека в РФ или на временно оккупированной территории в Крыму, Украина "не видит" существования смертной казни и политических узников в Беларуси или тотального игнорирования прав на свободу совести и высказываний, гонений на оппозицию, например, в Азербайджане или Казахстане? Названные страны являются не просто традиционными партнерами Украины, но и стратегическими партнерами, что обязывает к высокой динамике политического диалога и сходству в восприятии основных проблем международной политики, перспектив развития и видения будущего. Как Украина умудряется одновременно иметь стратегические отношения со странами, которые являются образцами соблюдения прав человека, и теми, кто лишь прикрывается этими лозунгами, как красивой политической ширмой?

В этом контексте кажется целесообразным, чтобы дипломатические представительства Украины в обязательном порядке включали в свои отчеты о работе отдельный раздел о ситуации с правами человека в стране пребывания и странах ответственности. Такие отчеты должны быть структурированы по критериям соблюдения политических и социальных прав; обеспечения свободы средств массовой информации и свободного доступу к ним, условиям деятельности неправительственных организаций, возможности реализации прав на мирные собрания, свободные выборы и справедливый суд; отсутствия или наличия дискриминации по каким-либо признакам и т.п. Излишне объяснять, что эта часть работы внешнеполитического ведомства должна иметь публичную составляющую.

Это также обяжет украинских дипломатов устанавливать и поддерживать контакты не только с официальными факторами, но и представителями оппозиционных кругов либерально-демократического спектра, группами или сообществами, которые испытывают различного рода притеснения, неправительственными организациями. Такое направление работы должно быть определено как приоритетное и, соответственно, обеспечено надлежащими организационными и кадровыми ресурсами, а также финансированием. 

На основании этих отчетов МИД Украины могло бы на постоянной основе готовить соответствующие открытые ежегодные обзоры (обязательно — и о ситуации с правами человека в оккупированном Крыму и нарушении прав граждан в зоне конфликта на Востоке Украины) и, в случае необходимости, продуктивно использовать эту информацию как в двустороннем, так и многостороннем форматах. 

Соответствующая деятельность должна базироваться на концепции защиты прав человека в более широком контексте — содействии демократическим выборам, свободном волеизъявлении, реформах, развитии гражданского общества, недопущении дискриминации. 

Необходимость применения этого принципа продиктована не только общетеоретическими соображениями о значении и роли соблюдения прав человека для обеспечения устойчивого развития, но и определенными моральными мотивами. Страна Революции достоинства должна сделать идеалы этой революции своей "мягкой силой". Это достойный способ сохранить и почтить память жертв революции.

Одной из причин для практического применения данного подхода является то, что авторитарные режимы, откровенно пренебрегающие основными правами и свободами, принципами верховенства права, несут главную угрозу как гражданам Украины, так и национальной безопасности своему и другим государствам. В этом нас ежедневно убеждает пример соседней России.

Украина должна научиться называть вещи своими именами и перестать прятаться за вроде бы "удобными" дипломатическими формулировками ради утаивания узкокорпоративной выгоды. Можно сказать и откровеннее: европейское государство, основу внутренней и внешней политики которого представляет примитивный культ получения выгоды уровня "купи-продай", что часто пытаются выдать за т.н. прагматизм или экономизацию, в XXI в. вызывает в международной среде только удивление и неуважение. Такое государство никогда не найдет ни верных союзников, ни настоящих друзей. И этот урок, который нам еще надлежит хорошо усвоить, уже стоил нам слишком дорого.

Также мы должны исходить из того, что Россия в начале 2000-х отказалась от общих с Европой ценностей и начала строить свой собственный цивилизационной проект изоляционного характера, что наряду с евразийским авторитарным поясом означает: Украина оказалась на межцивилизационной границе. А это, соответственно, порождает как дополнительные возможности для идеологической экспансии в регионе, так и дополнительные вызовы, в том числе в сфере безопасности.

В связи с этим отдельного внимания заслуживает ситуация с правами человека в странах СНГ. Очевидно, новая Украина, продолжая развивать с ними торгово-экономические отношения, не имеет права игнорировать ситуацию с правами человека в этих государствах. 

В частности, из имеющейся информации известно, что, например, в Азербайджане существуют проблемы с политически мотивированными уголовными делами против общественных активистов, свободным волеизъявлением, деятельностью ряда неправительственных организаций, наказанием представителей власти, виновных в различного рода преследованиях упомянутых активистов, а также со злоупотреблениями и даже истязанием (угрозами истязания) их в тюрьмах.

Руководство Беларуси обвиняют в манипуляциях избирательным процессом, отсутствии свободы слова и цензуре средств массовой информации, арестах тех, кто критикует власть, и участников политических демонстраций протестных акций, неудовлетворительных условиях содержания и истязании арестованных, отсутствии независимой судебной власти, злоупотреблениях силовых структур, препятствовании деятельности неправительственных организаций, отсутствии результатов в будто бы расследованиях дел оппозиционеров, исчезнувших в начале 2000-х, и т.п. 

Серьезные проблемы с правами человека есть и в других странах упомянутого объединения, не говоря уже о России, где в этой сфере в последние годы происходит стремительный регресс, и возникают "новые" чудовищные явления, в частности рабство. 

С учетом этого, уровень и характер политического сотрудничества руководства Украины (которое получило доступ к власти лишь благодаря Революции достоинства) с такими странами должен определяться уровнем защиты прав человека. Именно уровень защиты прав человека должен быть главным критерием целесообразности или нецелесообразности объявления такой страны стратегическим партнером Украины. 

Примером примитивно-упрощенного подхода, присущего деятельности официального Киева в течение многих лет после обретения независимости, может быть военно-техническое сотрудничество Украины с иностранными государствами. Ведь мы, под разными предлогами, довольно часто были склонны не учитывать позицию наших западных партнеров при осуществлении ВТС с т.н. проблемными странами. Почему же тогда мы сегодня, когда нам крайне необходимо летальное оружие, просим его у США, Британии, других западных стран, а не, например, у стран Африки или Ближнего Востока (куда потоком шло и продолжает идти украинское вооружение)? 

Конечно, торговля оружием не является априори аморальной. Аморально поставлять вооружение и соответствующие материалы, когда есть веские основания считать, что они могут быть использованы странами-получателями для поддержки терроризма, создания оружия массового поражения и средств его доставки, подавления народных протестов или для агрессии против соседних государств. 

Очевидно, вопрос определения главных критериев экспорта Украиной вооружения, в частности с точки зрения соблюдения страной-получателем прав человека, будет нуждаться в отдельном исследовании с экспертными выводами и открытой дискуссией. Ведь, как мы убедились, кулуарность и закрытость в этой сфере несут опасность финансовых злоупотреблений, подрывают обороноспособность и, наконец, имидж государства. 

Следует также усилить взаимодействие Украины с Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ), что будет содействовать как существенному улучшению ситуации в этой сфере внутри страны, так и формированию положительного имиджа нашего государства в мире. 

Нуждается в завершении процесс ратификации Римского устава и полного привлечения Украины к деятельности Международного уголовного суда.

Такой подход к вопросу прав человека в международной плоскости создаст предпосылки для широкого взаимодействия (возможно, коалиционного характера) с другими демократическими странами и влиятельными международными организациями именно на основе общих ценностей. А это в свою очередь будет содействовать укреплению позиций и авторитета Украины на международной арене.

Отстаивая независимость Украины и ее территориальную целостность в тяжелой борьбе против путинского режима, нам надлежит открыто стать на защиту прав человека там, где их ограничивают, и где власть своими манипуляциями, хитрой игрой на чувствах национального превосходства, ксенофобии, нетерпимости и умышленно культивированной ненависти к либеральным ценностям стремится уничтожить любое инакомыслие. 

Мы должны, не колеблясь, проявлять солидарность и становиться на сторону тех, чьи права нарушаются, — диссидентов, оппозиционеров, активистов, независимых средств массовой информации, правозащитных организаций, национальных, религиозных и других меньшинств. И в этих вопросах не может быть компромиссов. 

Украина обязана громко заявить, что человечество в ХХІ в. не может чувствовать себя комфортно и прогрессировать, если, несмотря на  общепризнанные права, значительные сегменты или прослойки общества продолжают дискриминироваться, особенно с участием или под патронатом государства. Так, как об этом в свое время заявляли участники многочисленных кампаний за гражданские права. 

Только такая позиция позволит нам свободно разговаривать с демократическим миром на "одном языке", без все еще ощутимого "евразийского акцента". И тезис о том, что в войне с Россией Украина не только защищает собственную независимость, но также защищает свободу и общечеловеческие ценности, будет звучать аргументировано и весомо.

Таким образом, права человека и их надлежащая защита должны стать неотъемлемой составляющей внешней политики новой Украины. То есть эта политика должна быть построена на фундаментально иных началах. Именно такой запрос и сформулировало украинское общество во время Революции достоинства. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно