Польша: возвращение к двухпартийности?

2 июня, 2017, 19:48 Распечатать Выпуск №21, 3 июня-9 июня

Еще год назад казалось, что у "Гражданской платформы" нет будущего: после восьми лет правления поляки уже не видели в бывшей партии власти реальной альтернативы "Праву и справедливости". ПиС был абсолютным лидером популярности, чему способствовали социальные программы правительства Беаты Шидло и память о скандалах с участием предшественников.

Ришард Петру

Еще год назад казалось, что у "Гражданской платформы" нет будущего: после восьми лет правления поляки уже не видели в бывшей партии власти реальной альтернативы "Праву и справедливости". 

ПиС был абсолютным лидером популярности, чему способствовали социальные программы правительства Беаты Шидло и память о скандалах с участием предшественников. Политики "Платформы" массово бросали партию, которую считали политическим "Титаником", и переходили в "Современную" Ришарда Петру (Nowoczesna). Теперь большинство из них жалеет об этом: "Платформа" почти уравнялась в рейтингах с ПиС, а "Современная" имеет поддержку на грани избирательного барьера.

Декабрьский кризис

Что случилось? Трудно поверить, но все решила одна, на первый взгляд незначительная, экскурсия Ришарда Петру с любовницей на португальский остров Мадейра в декабре 2016 г. Этот эпизод несомненно войдет в историю польского парламентаризма в качестве примера самого глупого способа за один день потерять приобретенный политический капитал и отдать инициативу конкурентам.

Но обо всем по порядку. Началось с парламентского кризиса в декабре 2016-го — январе 2017-го, вызванным действиями "Права и справедливости" и президента Анджея Дуды, которые оппозиция и многие эксперты оценивают как неконституционные и противоречащие демократическим стандартам.

Речь идет об уничтожении независимости Конституционного суда (по мнению многих юристов — с нарушением Конституции), подчинении публичных СМИ так, как и не снилось предшественникам нынешней власти, централизации власти и продвижении законов без надлежащей дискуссии и с нарушением парламентских процедур. Эти действия вызвали сопротивление и уже под конец 2015 г. привели к возникновению Комитета защиты демократии, который выводил людей на улицы протестовать против ограничения демократических стандартов. С другой стороны, ПиС уверяет, что только выполняет волю "суверена", т.е. народа, который, по словам лидеров этой партии, требует глубоких изменений после восьми лет нерешительного администрирования "Платформы". Как объясняют политики ПиС, некоторые реформы, возможно, в самом деле осуществлены поспешно, и их реализация не всегда проходит так, как хотелось бы, — случаются и ошибки, однако это цена того, что предшественники совершенно все запустили, и теперь надо ускорять изменения, даже за счет нагнетания процедур.

Оппозиция некоторое время терпела, но в декабре 2016-го спикер Марек Кухцинский ввел новые суровые ограничения в доступе журналистов в здание Сейма и Сената. Это и стало соломинкой, сломавшей спину верблюда. Депутаты оппозиции выступали в Сейме, каждый держал лист с надписью "Свободные СМИ", что разозлило спикера Кухцинского. А когда депутат Михал Щерба провокационно обратился к спикеру со словами "любимый господин спикер", тот удалил его с заседания, что и стало началом кризиса. 

Другие депутаты из оппозиции, заступаясь за коллегу, начали блокировать трибуну. Тогда ПиС перенес заседание в другой зал, где состоялось голосование руками, что очень напоминало принятие "диктаторских законов" во времена Януковича. Кстати, тогда депутаты таким образом приняли не только бюджет, но и одиозный лоббистский закон об "охране" природы, согласно которому предварительное разрешение на вырубку деревьев не требуется. "Благодаря" этому закону, известному как lex Szyszko (от фамилии министра Яна Шишко, который "прославился" уничтожением Беловежской пущи), по Польше в начале года прокатилось настоящее цунами — во всей стране массово вырубались деревья и леса, даже в заповедных зонах. Сам Ярослав Качиньский сказал потом, что закон был принят ошибочно (в том кавардаке не знали, за что голосуют), и недавно была принята его новелла.

Ришард Петру летит на Мадейру

После того скандального голосования две оппозиционные партии — "Гражданская платформа" и "Современная" Ришарда Петру — объявили бессрочное блокирование здания парламента до признания законов, принятых с нарушением процедуры, недействительными и отмены ограничений на работу журналистов. Ситуация обострялась. Способ голосования уж очень напоминал "демократические стандарты" в Беларуси и России. Поэтому оппозиция решила оккупировать зал заседаний на Рождество и Новый год и призвала людей выйти на улицы, несмотря на праздники и морозы. Некоторые публицисты все эти события даже называли "Майданом в Варшаве", хотя сравнение оказалось преувеличенным.

О том, что ситуация драматическая, что надо отстаивать демократию на площадях и улицах, заявлял также лидер "Современной" Ришард Петру. Но на следующий день, в разгар кризиса, он полетел с любовницей праздновать Новый год на португальский остров Мадейра. "Мы здесь мерзнем, а Петру греется с коллегой на теплом острове", — возмущались участники уличных протестов из его партии. Тем временем лидеры "Платформы" не просто участвовали в протестах, но даже провели Сочельник, Рождество и Новый год в Сейме.

Именно тот момент оказался решающим: "Платформа", которая до сих пор казалась избирателям никакой, показала зубы, а "Современная" из-за поведения своего лидера потеряла имидж "лучшей оппозиции".

Кстати, сама та экскурсия — это только вершина айсберга. Ришарда Петру критикуют также за то, что он является типичным представителем банковского сектора, который живет якобы в другом мире и не понимает простых граждан. Но благодаря тому, что он создал "Современную", куда вошло очень много новых, талантливых и способных людей, его невыгодный имидж сначала удалось сгладить. Однако после Мадейры полякам стало ясно: Петру настолько любит роскошествовать, что даже в разгар кризиса не может удержаться от экзотической экскурсии, подождать хотя бы неделю-две, как это сделали политики "Платформы". После того даже представители "Современной" начали говорить, что главная проблема партии — ее лидер. Но сейчас все закончилось только сменой названия партии — с "Современная" Ришарда Петру" на просто "Современная", хотя все чаще речь идет о том, что без смены лидера партия таки окажется вне парламента.

Теперь, после Мадейры, рейтинги "Современной" стремительно падают, а "Платформы" — растут. Результаты опроса, проведенного агентством ИБРИС 12 декабря 2016 г. (т.е. перед парламентским кризисом), были следующие: ПиС — 30,1%, "Современная" — 20, "Платформа" — 15,2, "Кукиз'15" — 8,6, Польская крестьянская партия (PSL, давний коалиционный партнер "Платформы") — 5,4, SLD (левые — старая партия бывшего президента Александра Квасьневского и премьера Лешека Миллера) — 5,2%. А согласно рейтингу того же агентства ИБРИС от 13 мая 2017 г. — такие: ПиС — 34,7%, "Платформа" — 31,2, "Кукиз'15" — 10,1, SLD — 5,1, "Современная" — 4,4 (т.е. ниже от избирательного барьера, составляющего 5%), PSL — 4,1%. Причем рейтинги других агентств за апрель-май 2017 г. показывают аналогичные результаты. Разница же вот в чем: во-первых, в некоторых свежих рейтингах "Платформа" уже даже опережает ПиС (хотя в большинстве из них ПиС все же лидирует с небольшим преимуществом). Во-вторых, "Современная" в большинстве рейтингов все еще имеет 5–6%, которые дают ей шанс попасть в парламент (хотя в некоторых она недотягивает до 5-процентного барьера). И, в-третьих, за политическую жизнь борется PSL — партия, которая набирает 4–5%, однако на каждых выборах все же преодолевает избирательный порог, поскольку за нее голосуют целые семьи чиновников, которым она обеспечила должность (особенно в селах и небольших городках).

Каким будет следующий Сейм?

Какие выводы можем сделать из приведенных выше рейтингов? "Платформа" под руководством политического киллера Гжегожа Схетины делает ставку на окончательное вытеснение "Современной", чтобы остаться в сознании избирателей единственной реальной альтернативой ПиС. Так, в конце концов, она делала в течение восьми лет, что не закончилось для партии хорошо — в 2015-м с большим отрывом победила ПиС. 

Среди самих политиков "Платформы" мнения относительно этой стратегии разделились. Многое из них, особенно молодых из второго ряда, симпатизируют "Современной". "Я сам в "Платформе", но взгляды "Современной" мне ближе. Мне нравится, что там есть новые люди, энтузиасты, которые хотят менять страну. Мне жаль "Современную", хотя не жаль ее лидера. Но я против, чтобы "Современная" исчезла, даже если мы должны были бы получить ее электорат", — сказал мне один из региональных лидеров "Платформы". Здесь важно также и то, что сейчас в "Платформе" происходит внутренняя перестройка: на место старых кадров к власти и влиянию в региональных структурах "Платформы" приходят новые люди. Как перед этим было в "Современной".

Пока "Современная" существует и еще представляет какую-то реальную силу, она является своеобразным катализатором положительных изменений в "Платформе", которая учится быть в оппозиции, выходить с конструктивными идеями, чтобы ее не воспринимали только как "анти-качиньского". Однако если "Современная" перестанет существовать, и "Платформа" снова станет монополистом в оппозиции, дальнейшие изменения в последней могут сойти на нет. А это большая угроза для фракции "молодых реформаторов" в "Платформе", которые пришли в политику, чтобы что-то изменить, а не только ради власти и денег. Сейчас изменения ей необходимы, но если "Современной" не станет, в "Платформе" перевесит "бетон" — поскольку избиратели и так отдадут за нее свой голос, ведь это альтернатива ПиС.

Если кроме "Современной" в Сейм после выборов не войдут также PSL и левые (разделенные на "бетон" — посткоммунистических левых, т.е. SLD, и прогрессивных левых — партию "Вместе"), следующий парламент будет трехпартийным: сильный ПиС, сильная "Платформа" и антисистемный "Кукиз'15" с 10–15% поддержки.

А это для "Платформы" невыгодный вариант, поскольку Кукиз'15 является, скорее всего, потенциальным коалиционным партнером "Права и справедливости". Хотя, с другой стороны, ничего в этом случае не исключено.

Что дальше — покажут местные выборы, которые состоятся осенью 2018 г. Все партии уже активно к ним готовятся. Ключевой вопрос — выставит ли оппозиция общие избирательные списки, потому что есть и такая идея. Местные выборы дадут окончательный ответ, что будет дальше с "Современной" и левыми, преодолеют ли они 5-процентный барьер на региональном и местном уровнях. Если да — получат шанс оттолкнуться от дна и атаковать уровень 8–10% поддержки на парламентских выборах. Если нет — это будет означать фактическую ликвидацию этих партий (особенно "Современной"), т.е. превращение их в некие партии-спутники "Гражданской платформы" (как "Польша вместе" Ярослава Говина — автономная партия, чьи представители попали в парламент по спискам "Права и справедливости").

Парламентские выборы в Польше запланированы на осень 2019 г., т.е. они состоятся ровно через год после самоуправляющихся. Потом, в мае 2020-го, — президентские выборы. Прогнозируется, что в них могут участвовать действующий президент Анджей Дуда и Дональд Туск, у которого как раз завершится второй срок на должности главы Европейского совета. Однако это только предположение, к тому времени все еще может измениться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно