Польша идет венгерским путем

15 января, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 15 января-22 января

Еврокомиссия на своем заседании 13 января начала процедуру контроля правопорядка в Польше. Причина — разногласия вокруг принятия новых законов: о Конституционном трибунале и о национальном телевидении. Как комментируют этот факт аналитики, "Польша стала второй Венгрией", т.е. страной, которую в Евросоюзе все чаще вспоминают в контексте проблем с демократией.

Еврокомиссия на своем заседании 13 января начала процедуру контроля правопорядка в Польше. Причина — разногласия вокруг принятия новых законов: о Конституционном трибунале и о национальном телевидении. Как комментируют этот факт аналитики, "Польша стала второй Венгрией", т.е. страной, которую в Евросоюзе все чаще вспоминают в контексте проблем с демократией.

"Еще наступит день, когда будет в Варшаве Будапешт", — сказал Ярослав Качиньский во время избирательного вечера в 2011 г., реагируя на неутешительный для ПиС результат парламентских выборов. Эту цитату из речи лидера "Права и справедливости" поляки запомнили очень хорошо. Будапешт, точнее, твердая политика венгерского лидера Виктора Орбана, в течение последних четырех лет были недосягаемым образцом для Качиньского и его среды. 

После трех месяцев правления ПиС можно констатировать: слова Качиньского сбылись — Польша присоединилась к клубу проблемных стран ЕС, оказавшись в нем рядом с Венгрией. В прошлую среду Еврокомиссия провела дискуссию о состоянии демократии в Польше. Но ЕК все же не прибегла к острейшей процедуре (ст. 7 Трактата ЕС, предусматривающая санкции), как этого хотел, в частности, глава Европарламента Мартин Шульц. По крайней мере, пока стороны избегают обострения конфликта и все же поставили на диалог и поиск выхода из кризиса. 

Вся власть для ПиС

О чем, вообще, идет речь? Политики "Права и справедливости" не скрывали, что простое парламентское большинство и свой президент — мало для проведения того, что партия понимает под словами "хорошее изменение". Лидеры партии намекали: стратегической целью является конституционное большинство. В таком случае ПиС мог бы повторить стиль правления Виктора Орбана, несколько раз вносившего изменения в основной закон, когда тот или иной законопроект признавали неконституционным. Лидеры партии жаловались, что в Конституционном трибунале доминируют судьи, назначенные еще предшественниками, которые по сугубо политическим соображениям могут саботировать их реформы, как, например, выделение 500 злотых на второго и следующего ребенка.

Но ПиС со своими 235 депутатами (из 460) и Движение Павла Кукиза — с 42 депутатами имеют совокупно только 60,2% мест в парламенте — т.е. меньше, чем надо для изменения конституции. Именно это стало основной причиной "войны за Конституционный трибунал", которая привела к замене части состава Трибунала на благосклонную к ПиС и маргинализации этого органа. Согласно новому закону, Трибунал имеет право заседать только в полном составе и обязан рассматривать дела в таком порядке, в каком они в Трибунал попали. На практике это означает, что законы, которые хочет принять ПиС в 2016 и 2017 гг., Трибунал рассмотрит только через два–четыре года. А до момента принятия Трибуналом решения о соответствии или несоответствии закона конституции он считается действительным, даже если имеет очевидные правовые недостатки.

Конфликт с Германией

Неслучайно больше всего критика новой польской власти звучит из Германии — причем не столько со стороны официальной власти (Ангела Меркель ведет себя довольно сдержанно), как со стороны других немецких политиков и немецкой прессы. Причем самое большее беспокойство вызывают не внутренние дела Польши (Трибунал, закон о телевидении), а антинемецкий настрой части политиков ПиС, прежде всего Ярослава Качиньского.

Немцы хорошо помнят кризис в польско-немецких отношениях времен президента Леха Качиньского и его брата — премьера Ярослава. Лидер ПиС неоднократно критиковал немецко-французское доминирование в ЕС, что сближало его с британским премьером Дэвидом Кэмероном. Качиньский также называл Германию если и не врагом, то по крайней мере противником, поэтому Варшава должна была бы, скорее, искать способы Германию ослабить. Немецкие комментаторы вспоминают известное выражение Ярослава Качиньского, что Польша Дональда Туска потеряла суверенитет и стала "германо-российским кондоминиумом". Качиньский намекал, что немцы могут двигаться к возврату  себе Поморья, Мазур и Силезии. 

Что интересно, этот антинемецкий курс не разделяют, по крайней мере на декларативном уровне, президент Анджей Дуда и премьер Беата Шидло. Наоборот, в начале каденции они сделали многое, чтобы получить благосклонность немцев и убедить Берлин в том, что ПиС изменился. В этом контексте следует вспомнить прежде всего визит Анджея Дуды в Германию в августе 2015 г., который произвел на немцев сильное положительное впечатление. "Моя жена — учительница немецкого языка, мы всегда с большим уважением и симпатией относились к немецкой культуре и языку, поэтому называть меня германофобом — неуместно", — комментировал тогда президент.

Немецкие политики и комментаторы, тем не менее, считают, что умеренная позиция польского президента и г-жи премьера ничего не меняет, так как настоящим лидером Польши является именно Качиньский. А тот не скрывает: приоритеты польской зарубежной политики будут совершенно другими, чем во времена премьерства Туска и Копач.

Америка уже не привлекательна, в отличие от НАТО 

Если не Германия и не страны "твердого ядра" ЕС, тогда что? На кого ориентируется новая власть Польши? На Америку? В прошлом Польша часто становилась на сторону США и Великобритании, вопреки интересам Франции и Германии, даже если в ЕС ее за это остро критиковали. Но от традиционного польского проамериканизма осталось уже немного: не те времена, да и Барак Обама — это вам не Джордж Буш. Поляки также разочаровались в Америке из-за того, что США до сих пор не отменили визы для польских граждан (это должна была быть награда за польскую поддержку в Ираке), хотя безвизовый режим уже давно получили, например, словаки.

Политики ПиС декларируют, что их абсолютным приоритетом будет добиться установления постоянных баз НАТО на польской территории, а нынешняя критика Польши, звучащая из Германии, имеет целью ослабить переговорную позицию Польши перед саммитом НАТО, который состоится в июле 2016 г. в Варшаве. Для сравнения: предшественники (Туск, Копач, Сикорский) считали, что основой польской безопасности должно быть не НАТО, а ЕС, а конкретно — более тесная интеграция. Еще четче этот взгляд формировал Януш Паликот, который считал, что именно из-за соображений безопасности Польша должна вступить в еврозону (в то время как Платформа выступает против замены злотого на евро). Дескать, на случай российской агрессии Германия и ЕС будут из собственного интереса защищать Польшу как страну еврозоны, в то время как  Польша с национальной валютой, скорее, не может рассчитывать на такую поддержку.

Время для Междуморья

Основой польской зарубежной политики и системы безопасности, тем не менее, должны быть не НАТО, а страны Междуморья. Приоритет — восстановление Вышеградского сотрудничества (В4) и построение Междуморья на основе тесного союза прежде всего с Венгрией и Румынией, а также с Балтийскими странами.

Румыния постепенно занимает в Польше позицию, которую до недавнего времени отдавали Украине. Самая большая (после Украины) по площади и населению страна европейской части Черноморского региона и абсолютный лидер Причерноморья по уровню ВВП (следовательно — более надежный, чем Украина, партнер для инвестиционной и экспортной экспансии польских фирм). Страна, которая, в отличие от Украины, принадлежит к ЕС и НАТО, и, в отличие от традиционно дружеской Венгрии, разделяет антироссийские взгляды Польши. Наконец, поляки помнят, что Румыния и Латвия были единственными дружественными соседями довоенной Польши, а симпатия обычных румын к полякам сохраняется по сей день. 

Еще недавно поляки не отвечали румынам взаимностью, Румыния ассоциировалась, скорее, с бедностью, но это уже отходит в прошлое. Сегодня мы являемся свидетелями появления "моды на Румынию" и открытия поляками этой интересной, до сих пор неизвестной страны — как на межчеловеческом, так и на политическом уровне. Мода на Румынию — аналогичная тому, как в 2004 г. поляки под влиянием Помаранчевой революции открыли для себя и полюбили Украину.

Вместо Украины — Румыния?

Заменит ли Румыния Украину в роли "стратегического партнера Польши в Центрально-Восточной Европе"? Это зависит от самого Киева и от того, насколько он будет давать повод к явлению, известному в Европе как "усталость от Украины". У Варшавы альтернатива уже есть, а идея сосредоточиться на Румынии, Балтии и В4 и меньше учитывать Украину с Молдовой и Грузией — весьма популярна.

С другой стороны, не оправдались опасения, что ПиС примет риторику "кресовых сред", предъявляющих претензии к Украине. Такие тенденции в ПиС есть, но они все же не получили поддержку лидеров. Качиньский, Дуда, Шидло, Мацеревич (министр обороны), Ващиковский (министр иностранных дел), Кухциньский (спикер парламента родом из Перемышля) — все уже показали, что они однозначно на стороне Украины, а не кресовых сред.

В одном из предыдущих материалов мы писали, что первым настоящим тестом на отношение новой власти к Украине будет решение нового люблянского воеводы (соответствует украинскому губернатору — представитель правительства, назначенный премьером) относительно продолжения пешеходного движения на пограничном переходе Долгобичув—Угринов. Протиукраински настроенная часть общества выступала за то, чтобы границу с Украиной, лучше, закрыть и поставить вдоль нее колючую проволоку. Воевода Пшемыслав Чарнек оказался в этом вопросе более проукраински настроенным, чем предшественники: продолжение пешеходного движения в Долгобичуве и введение такого в пункте Гребенное стало одним из первых его результативных дел (в то время, как оно могло провалиться из-за бездеятельности Государственной пограничной службы Украины, которая до конца медлила с ответом на предложение польской стороны и приняла его только после давления украинских СМИ и общественных организаций). И воевода здесь не исключение, — правительство Беаты Шидло поддержало и даже увеличило сумму предоставленного еще правительством Эвы Копач польского кредита для Украины, направленного на развитие пограничной инфраструктуры.

Ситуация в Польше будет развиваться очень динамично. Существует мнение, что ПиС хочет в начале каденции закрыть все проблемные дела, чтобы потом исправно реализовывать свою программу и постепенно уменьшать напряжение в международных отношениях. Но удастся ли это, в большей степени зависит от результатов польской экономики, на которую влияет прежде всего ситуация в Германии и Китае. "Чтоб ты жил в интересные времена", — звучит древнее китайское проклятие. В Польше интересные времена уже наступили.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно