Польша идет к двухпартийности

22 февраля, 2013, 21:00 Распечатать Выпуск №7, 22 февраля-1 марта

В ближайшие месяцы, вплоть до выборов 2014 г. (в Европарламент), на фоне главного конфликта между Туском и Качиньским будет вестись куда более важная политическая борьба — между ставленниками двухпартийной системы и теми, кто хотел бы разбить тандем Туск—Качиньский. 

На первый взгляд, 2013-й не должен бы быть для Польши каким-то особенным. Страной уже шестой год руководит Дональд Туск, ближайшие выборы лишь через полтора года, а оппозиция не в состоянии увеличить свой рейтинг. С экономикой также все стабильно: проблем, правда, хватает, но страна все же развивается, все под контролем. Впрочем, именно 2013-й может стать решающим для польской политической сцены: превратится ли Польша окончательно в страну с двухпартийной политической системой и законсервирует на много лет власть "Гражданской платформы" и Дональда Туска. С другой стороны, 2013-й будет также решающим для тех партий и сил, которым не по душе нынешняя "тотальная война" между Туском и Качиньским и которые позиционируются (пока без особых успехов) как политическая "третья сила".

В большинстве стран западной демократии политическая борьба ведется, прежде всего, между левыми и правыми, между социал-демократами и хадеками. Такая ситуация, например, в Великобритании, США, Германии, Австрии. Так было и в Польше первые 15 лет со времени падения коммунизма. Однако, начиная с 2005 г., ситуация изменилась: с того времени 70-80% мест в парламенте занимают две партии правого направления, которые раньше образовывали даже единый блок на местных выборах и планировали парламентскую коалицию, а потом рассорились. Речь идет о правящей с 2007 г. "Гражданской платформе" Дональда Туска и оппозиционной "Право и справедливость" Ярослава Качиньского, находящегося у власти в 2005-2007 гг.

Сейчас между Туском и Качиньским продолжается тотальная война, перешедшая в конечном счете на все общество. То, за кого ты голосуешь — за "Платформу" или за ПиС, — это уже не только вопрос политических убеждений, это фактор самоидентификации. Несогласие на этой почве уже становится причиной серьезных семейных конфликтов, разводов и разрыва контактов между добрыми друзьями. Если Украина разделена по географическим и языковым признакам, то Польша делится на основе конфликта между приверженцами Туска и Качиньского. Или, иначе говоря, идеологического конфликта между теми, кто верит, и теми, кто не верит, что Лех Качиньский погиб вследствие российского атентата.

Приверженцы этой теории вслед за Ярославом Качиньским называют Туска предателем, причастным к "убийству" президента. По словам Качиньского и его соратников, нынешняя Польша является не суверенным государством, а лишь "германско-российским кондоминиумом", и главная задача "патриотических сил" — "вернуть Польше независимость". А это может произойти только под руководством Ярослава Качиньского и его партии по правилу "кто не с нами, тот предатель или, как минимум, полезный идиот". 

Однако с противоположной стороны звучат не менее радикальные упреки., Дескать, Ярослав Качиньский был чуть ли не диктатором, и во время его правления (2005–2007 гг.) Польша едва не превратилась во "вторую Беларусь". И все закончилось бы авторитаризмом, если бы не Дональд Туск и "Гражданская платформа", которая в 2007 г. отодвинула "маньяков" от власти, вернув стране демократию. Однако угроза для демократии, по их словам, все же существует. Ярослав Качиньский может вернуться, и тогда Польша превратится в полицейское государство и попадет в международную изоляцию. "Мы знаем, что не провели всех реформ, не выполнили обещаний и не оправдали ожиданий поляков, однако все должны за нас голосовать, поскольку "Гражданская платформа" — единственная сила, способная их остановить" — убеждает поляков Дональд Туск. Пока что — успешно.

Таким образом, двум главным политическим силам удалось создать мифы, в которые поверила почти половина поляков. Люди голосуют за ПиС или за "Платформу" не потому, что поддерживают эти партии, и даже не потому, что им нравится тот или иной лидер. Около 20% поляков действительно верят в то, что Польша потеряла суверенность, а Туск — российский наместник, убивший вместе с Путиным польского президента. А еще больше людей считают Качиньского не просто неудачником, но и бывшим диктатором и "вторым Лукашенко". Одни голосуют за Качиньского из-за страха перед Туском, другие — за Туска из-за страха перед Качиньским, и таким образом этим двум правоцентристским партиям удалось поделить между собой почти весь политический торт и вытеснить конкуренцию.

На политической сцене остается еще коалиционер "Гражданской платформы" — Польская народная партия, опирающася на избирателей из сел и маленьких городков. Ее лидер и в то же время экономический вице-премьер — Януш Пехоцинский, сменивший недавно на этой должности опытного политика Вальдемара Павляка. Аграрии — это самая стабильная партия в польской политической системе, с довоенными традициями. С 1989 г. они всегда набирают свои стабильные более десятка процентов и готовы войти в коалицию с каждым, кто только даст им должности. Однако с 2007 г. Польская народная партия является фактически спутником "Гражданской платформы", что-то наподобие немецкой (баварской) ХСС.

Сильные когда-то социал-демократы с 2005 г. находятся на грани выживания и вынуждены довольствоваться 27 депутатами в 460-местном Сейме. А ведь выходцем из этой партии был бывший президент Александр Квасьневский, еще недавно это была самая большая политическая сила в Польше. На последних выборах "Союз демократических левых сил" набрал всего 8% голосов, что, собственно, лишает его влияния на ситуацию. Его никто даже не считает оппозицией, поскольку сейчас слово "оппозиция" ассоциируется почти исключительно с Качиньским. 

В нынешнем парламенте есть еще новая динамическая партия левого направления — "Движение Януша Паликота", набравшая на выборах 2011 г. 10% и имеет 40 депутатов. Но о них позже.

Таким образом, торт поделен. Но, как видим, — не до конца. Поскольку хоть какой бы сильной не была ненависть между "Правом и справедливостью" и "Гражданской платформой", все же в одном они согласны и тесно сотрудничают — в бетонировании политической системы, чтобы в дальнейшем усиливать роль крупных партий и не допустить конкуренции. А вместе с тем в народе незаметно становится больше людей, уставших от этого тотального и, честно говоря, абсурдного конфликта. И потому в ближайшие месяцы, вплоть до выборов 2014 г. (в Европарламент), на фоне главного конфликта между Туском и Качиньским будет вестись куда более важная политическая борьба — между ставленниками двухпартийной системы и теми, кто хотел бы разбить тандем Туск—Качиньский. А таких людей много и среди низов ПиС и "Платформы".

И тут не лишним было бы объяснить, почему все в Польше идет к двухпартийности. Причин много, но самая важная — это особая система финансирования политических партий, введенная перед вступлением Польши в ЕС. Ее суть такова: практически запрещены взносы в пользу политических партий со стороны частных лиц и бизнеса (кроме до смешного маленьких квот), строго контролируются финансовые потоки партий, вместе с тем обеспечено щедрое финансирование политиков из бюджета. Причем уровень дотации на ближайшие четыре года напрямую зависит от результата данной партии на прошлых парламентских выборах. Государственную дотацию получают партии, получившие не менее 3%, причем проходной барьер в парламент составляет 5%. Идея была хорошая — предотвратить политическую коррупцию. Однако результат получился не совсем удачным: эта система привела к укреплению и без того сильных партий и маргинализации меньших. Победители (сейчас это "Платформа" и ПиС) получают из бюджета такие огромные деньги, что могут заклеить билбордами весь город и выкупить рекламу на телевидении. У меньших парламентских партий тоже есть определенные возможности политической рекламы, а вот новые субъекты, ранее не баллотировавшиеся в парламент или не набравшие 3%, не могут рассчитывать на государственную дотацию. А поскольку другие источники финансирования практически запрещены, система фактически не допускает новые партии в парламент — без больших денег политика не делается.

Вторая причина — это избирательная система, дающая преференции победителям. Например, партия, набравшая 20% голосов, получает приблизительно 40% мест в парламенте, а набравшая 8% — лишь несколько или более десятка депутатов. Плюс проходной барьер в 5%. Вот Туск вместе с Качиньским и стремятся к дальнейшему усилению этой системы, а противники двухпартийности призывают изменить как избирательную, так и систему финансирования партий, чтобы дать шанс новым субъектам и малым партиям. (Предлагается, например, чтобы каждый гражданин имел возможность указать партию, которой он хочет передать свою часть налога).

Следующий фактор — польские журналисты. Сказать, что в Польше нет свободы слова — было бы преувеличением. Однако никто не скрывает, что большинство польских СМИ поддерживают "Платформу". К ним можно отнести влиятельные еженедельники "Политыка", "Ньюсвик", "Впрост" и ежедневные "Газета выборча" и "Дзенник". С другой стороны, есть СМИ, открыто поддерживающие Качиньского — например, "В сеци" или "Газета польска", но они менее влиятельные. 

То, что каждый журналист или каждое издание имеет какие-то политические симпатии — вполне естественно. Проблема начинается тогда, когда этих симпатий никто даже не скрывает, а СМИ делятся на "проправительственные" и "оппозиционные" или, иначе говоря, на пиарщиков правительства и оппозиции. Именно такая ситуация сегодня в Польше, причем до 2005 г. СМИ были значительно объективнее. "Свои" издания имеют только парламентские партии, прежде всего "Платформа" и ПиС, в меньшей степени — левые и аграрии. Партии и силы, жаждущие сломать дуополию Туск—Качиньский, практически не имеют своих людей во влиятельных медиа.

Единственный, кто смог одолеть диктат двухпартийности, — "Движение Паликота". Януш Паликот — олигарх из Люблина, владелец водочного бизнеса, до недавнего времени ведущий политик "Гражданской платформы". Это один из немногих политиков, который пошел в политику не ради денег, а наоборот — он заработал деньги в бизнесе и решил инвестировать их в политику. Немного для развлечения, немного из чувства миссии, немного для удовлетворения собственных амбиций. 

И хотя сушествует запрет финансировать партии вне госбюджета, но, как любой закон, можно обойти и этот. Обычно это делается через финансирование не партий, а "независимых" СМИ и неправительственных организаций, впоследствии открыто работающих на эту фракцию. Паликот сделал еще иначе — промоутировал свою личность и на этом бренде создал новую партию одного человека, неожиданно вошедшую в 2011 г. в парламент с хорошим результатом (10%).

Чем это закончится — неизвестно. Пока кажется, что все идет к двухпартийности по образцу Австрии: т.е. есть правящая "Платформа" с "вечным коалиционером" Польской народной партией, есть оппозиция в виде "Право и справедливости" и еще левые и "Паликот" как партии, которые фактически ничего не могут. И задача номер один сегодня для Туска — это не столько борьба с Качиньским, сколько нейтрализация левых и Паликота, чтобы на ближайших выборах в 2014 г. они не вошли в Европарламент, а потом и в Сейм. Ради такой цели Туск готов заключить тактический союз с Качиньским относительно дальнейших изменений избирательной системы и принципов финансирования политических партий, чтобы на этом выиграли только две сильнейшие, а также, возможно, аграрии, у которых прочный электорат.

Со своей стороны Качиньский готов пойти на роль сильного лидера "вечной оппозиции", поскольку для него самое главное — не столько победить на выборах, сколько не допустить конкуренции на правой стороне политической сцены и внутри партии. С 2007 г. известно, что без Качиньского "Право и справедливость" распадется. Однако с Качиньским, имеющим огромный отрицательный электорат, ПиС обречен на роль вечной оппозиции. Сильной (поскольку 20–25% поддержки), однако все же оппозиции. Все, кто предлагал изменения у правых (Павел Коваль, Збигнев Зёбро, Марек Юрек), были устранены из партии, а их новый политический проект имеет лишь 1–2% поддержки (по причинам, о которых речь шла ранее). Такая же ситуация в "Платформе", где Туск успешно избавился от внутрипартийной конкуренции.

Таким образом, настоящая политическая борьба сейчас ведется не между Туском и Качиньским, как это может казаться. Игра ведется вокруг того, превратится ли Польша в государство с двухпартийной системой или нет. В первом случае Дональд Туск мог бы еще долгие годы оставаться политическим лидером, сначала как первый премьер-министр, оставшийся на третий срок, а потом как президент. Ярослав Качиньский имел бы гарантированную роль сильного оппозиционного лидера, что, похоже, его устраивает. Ситуацию может изменить только устранение Качиньского или Туска с позиции партийных лидеров — многие этого хотели бы, а такая ситуация означала бы революцию на польской политической сцене, на которой сегодня главные роли у двух сильных лидеров. Случится ли так, решат ближайшие месяцы — особенно конец года, когда начнется подготовка к Евровыборам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Тезей Тезей 25 лютого, 12:26 Такое впечатление ,что у части Поляков разум отсутствует.Как это понимать- По словам Качиньского и его соратников, нынешняя Польша является не суверенным государством, а лишь "германско-российским кондоминиумом", и главная задача "патриотических сил" — "вернуть Польше независимость". Мой совет братьям Полякам-Подайте заявление с просьбой принять их страну в состав штатов Америки. Тогда и Германия и Россия не смогут угнетать братский народ. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно