Парламентские выборы во Франции: на пути к президентскому большинству

9 июня, 2017, 18:52 Распечатать Выпуск №22, 10 июня-16 июня

Первые недели президентства Эммануэля Макрона запомнились его ярким позиционированием на международной арене.  Однако кавалерийский наскок Макрона мог натолкнуться на существенную преграду — получить большинство в новоизбранном парламенте.

Президент Макрон: планы на лето

Первые недели президентства Эммануэля Макрона запомнились его ярким позиционированием на международной арене. Саммит НАТО в Брюсселе, саммит "Большой семерки" в Таормине, ряд двусторонних встреч и заявлений показали миру, что, несмотря на молодой возраст и нехватку опыта на международной арене, Макрон готов играть первостепенную роль в мировых делах. Новоизбранный французский президент не только убедительно жал руку Дональду Трампу, но и бросил прямой вызов его решению выйти из Парижского климатического соглашения, призвав "сделать наш мир снова великим". Принимая в роскошном Версальском дворце Путина, он невозмутимо подчеркивал свой критический настрой и принципиальность. Дополнили картину жесткая позиция относительно переговоров по поводу Brexit и намеки на возможность внедрения санкций ЕС против Польши. 

Однако четкое внешнеполитическое позиционирование не может скрыть тот факт, что на ближайшие месяцы приоритетным для Макрона остается все же внутриполитическая повестка дня. Президент нацелен на как можно скорейшее воплощение амбициозной программы реформ, потому скрупулезно прорабатывает планы на первые 100 дней при власти. Макрон не хочет повторить ошибку Франсуа Олланда, который фактически потерял лето 2012-го, а потом так и не смог набрать ни достаточного темпа, ни общественной поддержки для воплощения своей программы. 

В планах Макрона на лето выделяются три ключевых приоритета. Во-первых, это усиление антитеррористической политики, шаги по созданию специального органа для координации антитеррористической деятельности. Остроту проблемы во Франции, которая в последние годы пережила целый ряд кровавых терактов, сделали более выразительной недавние теракты в Лондоне и Манчестере, где среди жертв были французы. 

Вторым приоритетным направлением должна стать реализация ключевой договоренности о сотрудничестве с центристом Франсуа Байру — принятие и внедрение законов о морализации публичной жизни. Эти законы должны уменьшить возможности для коррупции, злоупотреблений и непотизма высших государственных должностных лиц. Общественный запрос на морализацию особенно обострился после политически убийственного для кандидата от "Республиканцев" Франсуа Фийона расследование о возможных злоупотреблениях с бюджетными средствами. Такая реформа потребует значительных законодательных изменений, в частности и конституционных, поэтому для ее внедрения понадобится несколько месяцев от первой презентации на заседании Совета министров, запланированной на 14 июня. 

Но самым большим внутриполитическим вызовом не только первых месяцев при власти, но и президентства Макрона в целом станет глубинная реформа рынка труда, нацеленная на его либерализацию для дальнейшего оживления французской экономики. Чтобы получить возможность быстро внедрить нововведения президентскими указами, нужно провести в новоизбранном парламенте соответствующий закон, а затем выйти на длительные и сложные переговоры с профсоюзами, которые планируется завершить до конца сентября. Помня, что общественное сопротивление погасило намного более скромные старания президента Олланда, можно ожидать значительных акций протеста уже в ближайшие месяцы.

Однако кавалерийский наскок Макрона мог натолкнуться на существенную преграду — получить большинство в новоизбранном парламенте. Поэтому, готовясь к внедрению трех упомянутых реформ, Макрон все же бросил основные ресурсы на очередной тур избирательной борьбы. И прогноз необычайно положительный. Большинство организаций, которые проводят опрос общественного мнения, прогнозируют президенту не только минимально нужное большинство в 289 голосов, но чуть ли не полное доминирование в парламенте. В начале июня Kantar-Sofres прогнозировало 320–350 мандатов, Opinionway — между 335 и 355 мандатами, а оптимизм Ipsos достигал даже 395–425 мест для свежепереименованной "Вперед, Республика!" в Национальной ассамблее. 

Второй виток политического обновления

Итак, 11 и 18 июня французы будут избирать 577 депутатов Национальной ассамблеи — нижней палаты парламента. Согласно мажоритарной системе, голосование происходит не за общенациональные списки, а за конкретного кандидата в каждом избирательном округе. Теоретически можно одержать победу еще в первом туре, если получить 50% голосов избирателей, представляющих по меньшей мере 25% вписанных в избирательные списки. Однако традиционно высокий уровень абсентеизма в большинстве случаев будет требовать проведения второго тура. В него попадут кандидаты, которые в первом туре получат поддержку как минимум 12,5% от вписанных в избирательные списки, т.е. около 20% тех, кто проголосует. И тот, кто получит самое большое количество голосов, и станет депутатом.

Хотя первый тур голосования в заграничных избирательных округах состоялся еще 3 и 4 июня и отметился невероятным успехом для президентской политической силы, кандидаты от которой получили больше всего голосов в 10 из 11 округов, низкая активность избирателей, не превышавшая 20%, требует проведения второго тура. Одним из кандидатов на вылет является печально известный в Украине депутат Тьерри Мариани, инициатор многих прокремлевских мероприятий, в частности нескольких визитов французских депутатов в оккупированный Крым.

Большинство обозревателей сходятся на том, что Францию ожидает беспрецедентное обновление парламента, основные параметры которого были определены еще в ходе президентской кампании. Это маргинализация или, по крайней мере, существенное послабление традиционных партий, определявших динамику политической жизни Пятой республики в последние десятилетия — социалистов и голлистов, существенное усиление право- и леворадикалов и, наконец, доминирование новообразованного центристского движения, значительная часть кандидатов от которого — от трети до половины — являются политическими неофитами.

Один тур или два, но приведенные выше расчеты социологов показывают, что, вопреки всей неформатности самого политического движения "Вперед, Республика!" и фрагментации французского политического ландшафта, реформа 2002 г., которая неизменно обеспечивала президенту парламентское большинство, продолжает работать. Эта реформа, которая уравняла мандаты президента и парламента до пяти лет (до сих пор президента избирали на семь лет) и синхронизировала эти выборы во времени, преследовала цель исключить неприятную ситуацию cohabitation — вынужденного сосуществования президента и премьер-министра от разных политических партий, что нередко служило причиной неразберихи во французской политической жизни. С 2002 г. и Жак Ширак, и Николя Саркози, и Франсуа Олланд имели президентское большинство. Так, на выборах 2012-го, набрав немного меньше чем 30% голосов в первом туре, Социалистическая партия получила в парламенте большинство в 295 мест (51,5 %). 

Несмотря на то, что такая система способствует более эффективному функционированию государственной машины, она имеет и свои недостатки. Прежде всего, это серьезная концентрация власти и обвинения в суперпрезиденциализме, ведь гарантированное большинство дает президенту очень широкое поле для маневра. Сомнения в демократичности такой системы вызывают политические предложения переосновать Францию как парламентскую Шестую республику. Подобные идеи можно было найти, в частности, в политических программах левых кандидатов в президенты Бенуа Амона и Жан-Люка Меланшона. Сам Макрон обещал, что не будет суперпрезидентом, не будет заниматься микроменеджментом и активно будет делегировать полномочия. С другой же стороны, концентрация политических полномочий (в случае провала программы исполнительной власти) может привести к политической аннигиляции и самого президента, и его политической команды. Полностью этот неприятный момент на себе ощутили Франсуа Олланд и Социалистическая партия. 

Судьба аутсайдеров: подстраивайся или исчезни

Остальные политические игроки несколько сникли перед неожиданным наступлением макронистов. Стратегия реванша "Республиканцев" под руководством Франсуа Баруэна сейчас терпит неудачу. Баруэн и его коллеги рассчитывали, что политическое движение Макрона, которое было создано лишь год назад и, естественно, не имеет разветвленных партийных структур на местах, а вдобавок принципиально выдвигает новичков в политике, не может реально полагаться только на желание избирателя "дать президенту шанс". Потому правые имели бы серьезные шансы на навязывание президенту cohabitation с соответствующей модификацией его программы. Планировалось не только сохранить имеющиеся 220 мандатов "Республиканцев", но и получить дополнительные 70. 

Однако Макрон нанес опережающий удар, внедрив превентивную cohabitation на собственных условиях. Он назначил премьер-министром Эдуара Филиппа, представителя умеренного крыла республиканцев из круга Алена Жюппе, параллельно отдав министерство экономики еще одному знаковому представителю правых — Брюно Ле Мэру. Таким образом Макрон стремился показать правоцентристским избирателям свою преданность идеям экономического реформирования на либеральных началах и убедить их голосовать именно за его молодое и перспективное движение, а не за партию "Республиканцы", которая сейчас находится в кризисе. 

Серьезные проблемы после поражения Марин Ле Пен на президентских выборах переживает и "Национальный фронт". Поддержка партии продолжает падать, а 18% рейтинга в общенациональном измерении благодаря двухтуровой системе и республиканскому консенсусу — сотрудничеству мейнстримных партий ради вытеснения праворадикалов во втором туре — угрожает дать на выходе около 15 депутатов. Партия проходит вместе с тем через идеологический кризис, кризис лидерства и даже банальные финансовые проблемы. Учитывая то, что французские банки отказываются давать кредиты на предвыборную кампанию, праворадикалы даже призвали своих избирателей к предоставлению им "патриотического займа", своеобразного краудфандинга в обмен на сувениры — от автографов лидерши до приглашения на "престижное мероприятие" при ее участии (взнос от 15 тыс. евро) или даже ужин с Ле Пен лично (взнос от 75 тыс. евро). Не имея возможности создать значительную фракцию, "Национальный фронт" сосредоточится на борьбе в 45 округах, где Ле Пен одержала победу во второму туре президентских выборов — на севере и юго-востоке Франции. Однако праворадикалы превратились в константу во французской политической жизни и будут ждать провалов Макрона, чтобы получить реванш на выборах 2022 г. 

Аналогично после неудачи в первом туре президентских выборов потеряла общенациональную динамику и леворадикальная "Непокоренная Франция" Жан-Люка Меланшона. Вопреки скромным прогнозам относительно численности парламентской фракции (20–30 депутатов), именно его сторонников можно ожидать как наиболее активных участников потенциальных акций протеста против экономической и социальной политики правительства. 

Но самая печальная ситуация, безусловно, у социалистов, которым сейчас прогнозируется лишь 30–40 мест в новом парламенте. У партии нет ни яркого лидера, ни стратегии на выборы, что провоцирует апокалипсические настроения и сосредоточенность на личном политическом выживании. Некоторые социалистические деятели вообще отказались баллотироваться, некоторые баллотируются от президентского большинства и даже не указывают свою партийную принадлежность на предвыборных постерах (как бывшие министры Марисоль Турен и Мириам Эль-Хомри). Бенуа Амон, официальный кандидат от Социалистической партии, который пытался баллотироваться на леворадикальной платформе и получил рекордно низкие 6,3% в первом туре, открыто поддерживает кандидатов-коммунистов против коллег по партии (прежде всего против бывшего премьера Мануэля Вальса) и ориентируется на запуск с июля собственного политического движения в сотрудничестве с коммунистами и защитниками окружающей среды. 

Может ли что-либо остановить победное шествие Макрона к созданию собственного парламентского большинства и получению мандата на проведение глубоких реформ? Сейчас самая большая опасность, которая может постичь президента и его правительство, связана со скандалом и расследованием вокруг министра по территориальному выравниванию Ришара Феррана, которого подозревают в фаворитизме. Наличие проблемного министра может заставить усомниться в недекларативности одного из сильнейших пунктов политической программы Макрона — морализации политической жизни. И наиболее скептические обозреватели предупреждают, что, в случае негативного развития ситуации, это может стоить Макрону от 30 до 50 мандатов, из-за чего придется договариваться c уже избранными кандидатами-центристами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно