ООН УСТАЛА ОТ ЧЕРНОБЫЛЯ?

19 декабря, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск № 49, 19 декабря-26 декабря 2003г.
Отправить
Отправить

В ООН об этом принято говорить на закрытых заседаниях, в Киеве — в кулуарах МИДа, МЧС и Минэкономики...

В ООН об этом принято говорить на закрытых заседаниях, в Киеве - в кулуарах МИДа, МЧС и Минэкономики. Раскрыть карты для дипломатов в данном случае значит заявить: с повестки дня Генеральной Ассамблеи может исчезнуть чернобыльский вопрос. В неформальных беседах представители стран-доноров аргументируют свою позицию предельно лаконично: «усталость от Чернобыля».

Все, что пока удалось украинским дипломатам - отвоевать чернобыльский пункт в ооновской повестке дня на следующий год. Это было подтверждено на состоявшемся на этой неделе пленарном заседании 58-й Генеральной ассамблеи ООН. Однако, по имеющейся информации, в Нью-Йорке нам намекнули: очередной пролонгации не будет. Примечательно, что такой сценарий поддержали все ключевые игроки в чернобыльском вопросе - от Швейцарии до Японии.

Впрочем, в кадре нам пытались показать нечто другое. По информации из штаб-квартиры ООН, принятая в среду резолюция подчеркивает «долгосрочный характер последствий аварии на Чернобыльской электростанции, а также предусматривает укрепление международного сотрудничества и координации усилий в деле смягчения и минимизации этих последствий». В ней - уже по накатанному тексту - признавались трудности, «с которыми сталкиваются наиболее пострадавшие страны при минимизации последствий чернобыльской катастрофы, и содержится предложение к государствам-донорам и всем фондам и программам системы ООН, включая бреттон-вудские учреждения, продолжать поддерживать усилия, предпринимаемые Беларусью, Российской Федерацией и Украиной в целях смягчения последствий чернобыльской катастрофы, в том числе путем выделения дополнительных средств на поддержку медицинских, социальных, экономических и экологических программ, связанных с катастрофой». Одобренная резолюция также призывала страны–члены ООН отмечать 26 апреля как Международный день памяти жертв радиационных аварий и катастроф.

Кто бы мог подумать, что за кулисами в ООН идет совсем другая игра? И неприемлемость наиболее вероятного ее исхода - снятия чернобыльского вопроса с повестки дня Генассамблеи - для Киева более чем очевидна. В украинской столице прекрасно понимают, что уже сам этот факт будет воспринят международным сообществом как сигнал: проблемы Чернобыля больше не существует. По крайней мере, на международном уровне. Среди украинских дипломатов есть опасения, что такой шаг может заметно подкорректировать линию поведения «должников» Украины по Чернобылю - ЕБРР и «большой семерки» (понятно, не в лучшую для нас сторону). Не исключено, что ложным маяком станет решение ООН и для тех международных организаций и отдельных стран, которые оказывают действенную поддержку в рамках чернобыльской тематики. Скажем больше: некоторые посольства в Киеве с целью заручиться финансовой поддержкой своих правительств в реализации того или иного проекта в Украине научились хитрить - ссылаются на то, что эти деньги пойдут непосредственно на ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС. В этом случае шансы на «добро» тамошних внешнеполитических ведомств автоматически увеличиваются.

Присутствие же чернобыльского вопроса в повестке дня Генассамблеи расценивалось Киевом как своего рода политический зонтик. И было бы полбеды, говорят в неформальных беседах дипломаты, если б Украине в свое время не удалось попасть под этот «зонтик». Но пикантность ситуации как раз и заключается в том, что он у Киева был. Причем на протяжении более десяти лет. Здесь стоит заметить, что чернобыльский вопрос был включен в повестку всех сессий ООН практически с 1990 года. Именно тогда, тринадцать лет назад, Постоянное представительство Украины при ООН (в компании с постпредствами бывшего СССР и Белоруссии) обратилось с просьбой включить в повестку дня очередной весенней сессии 1990 года экономического и социального совета ООН (ЭКОСОС - один из ключевых органов организации) дополнительный пункт - «Международное сотрудничество в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции». Тут же был подготовлен проект резолюции. Документ содержал призыв к генеральному секретарю направить в пострадавшие районы специальную комиссию для оценки первоочередных потребностей этих территорий и разработке предложений по международному сотрудничеству. Примечательно, что уже тогда некоторые члены ЭКОСОСа (в первую очередь США) усмотрели в этой резолюции довольно опасный сигнал. Высказывались мнения, что принятие подобного документа станет началом переориентации ООН плюс потянет за собой немалые финансовые расходы. Разгуливали ооновскими коридорами и опасения, что Украина, Россия и Белоруссия (а тогда это просто Советский Союз) просто хотят сбросить все финансовые проблемы по Чернобылю на «богатый Запад». (Признаемся, в чем-то они были правы. Несмотря на то что преодоление последствий от чернобыльской катастрофы ежегодно «тянет» 5-7% украинского бюджета - с 1991 по 2002 год это вылилось в сумму около 6,5 млрд. долларов, - в одиночку справляться с «чернобыльским наследством» стало не намного легче.)

Так или иначе шатания в рядах ключевых игроков сделали свое дело: тогда резолюцию поддержали только 23 страны. Отыграться удалось лишь несколькими месяцами позже: на летней сессии экономического и социального совета ООН (Женева, 4–27 июля 1990 года) 63 страны выступили в качестве соавторов резолюции (Е/1990/64) - «Об укреплении международного сотрудничества и координации в деле изучения, смягчения и минимизации последствий чернобыльской катастрофы». А другой факт и вовсе можно считать беспрецедентным: в соавторах резолюции 45/90 «Международное сотрудничество в деле смягчения и преодоления последствий аварии на Чернобыльской АЭС», принятой 21 декабря 1990 года, числятся 120 стран.

И хотя диалог между ключевыми игроками ООН и Украиной часто сводился к формуле взаимного подозрения (они боялись, что мы не выполним обещание закрыть ЧАЭС, мы опасались, что они не сдержат своих обязательств после закрытия Чернобыля), вопрос о снятии чернобыльского пункта с повестки дня Генассамблеи не стоял. Практически до сегодняшнего дня.

Здесь следует уточнить, что речь идет именно о Генеральной ассамблее, а не ООН как таковой. Поскольку, свидетельствуют наши источники, страны-«доброжелатели» ратуют именно за перенос «досье» по Чернобылю в один из комитетов организации. Но Киев это утешает мало. «Мы считаем, что этот вопрос должен быть в повестке дня Генеральной ассамблеи ООН. Если понизить уровень, перенести чернобыльский вопрос в один из комитетов организации, то и отношение к нему со стороны других стран будет соответствующим: их поддержка уменьшится пропорционально», - поделился с «ЗН» директор-координатор Чернобыльского центра по проблемам ядерной безопасности радиоактивных отходов и радиоэкологии Кабинета министров Украины Евгений Гарин.

Есть информация, что особо рьяно новое место чернобыльского вопроса - один из комитетов ООН вместо Генассамблеи - отстаивала делегация США. Американцы свели свои аргументы к тому, что чернобыльские мероприятия уже себя исчерпали, и в повестке дня Генассамблеи должны стоять более важные вопросы. Причем из уст американских дипломатов опять звучит риторика тринадцатилетней давности: не ооновское это дело - последствия аварии на ЧАЭС. Куда, очевидно, важнее ситуация в Ираке или обстановка в Либерии.

С другой стороны, Вашингтон продолжает декларировать свою поддержку в чернобыльских делах на двустороннем уровне. В понедельник 22 декабря даже планируется визит посла Соединенных Штатов в Украине Джона Хербста в город Славутич.

Официальную позицию Вашингтона «ЗН» узнало от посольства США в Украине. «Соединенные Штаты присоединились к консенсусу во время принятия резолюции в среду. Наши ранее озвученные предостережения относительно предварительного проекта резолюции касались, главным образом, предложения ООН сделать 26 апреля Международным чернобыльским днем, поскольку это создавало бы прецедент для провозглашения подобных дней в связи с другими катастрофами. Но мы не возражали против компромиссного текста, который приветствует решение совета глав СНГ провозгласить 26 апреля Международным днем памяти жертв радиационных аварий и катастроф в странах СНГ. Мы также поддерживаем призыв к разработке долгосрочной стратегии по Чернобылю», - говорится в комментарии диппредставительства.

Акцент на двусторонний уровень в решении чернобыльских вопросов начала делать и Япония. Вообще, поведение японской делегации в Нью-Йорке стало своего рода сюрпризом для Киева. Если раньше Страна восходящего солнца являлась для Украины чем-то вроде промоутера в международной «засветке» чернобыльского вопроса (японские дипломаты использовали едва ли не каждый случай, чтобы напомнить: радиационный выброс в результате взрыва на четвертом реакторе ЧАЭС был равен излучению от 500 бомб, сброшенных на Хиросиму), сейчас, по словам сведущих людей, позиция Токио поддалась заметной корректировке. По сути, в японской столице солидарны со своими коллегами из США: здесь также считают, что трибуна Генассамблеи - уже не самое подходящее место для обсуждения последствий чернобыльской катастрофы. «Все вопросы по Чернобылю - на двусторонний уровень» - примерно к такой формуле сводится неофициальная позиция японской стороны. Хотя многим, наверное, известно: по технической помощи на уровне «двухсторонки» уже сегодня нет равных японцам. Правда, если раньше в Токио ориентировались на крупные проекты (передача медицинского оборудования и препаратов украинским больницам на сумму в 4,7 млн. долларов), сейчас ударение ставится на небольшие гранты, как то создание кризисного центра в городе Славутич (68 тыс. долларов) или улучшение санитарных условий в детском доме «Березка» (24 тыс. долларов США). «Их намного быстрее «провести» через японские ведомства», - объяснил «смену ориентации» источник «ЗН» в японском МИДе. В Киеве даже имеют своих представителей отдельные неправительственные организации, занимающиеся предоставлением грантовой помощи. Например, организация «Чернобыль Чубу».

Впрочем, официальная позиция Токио звучит несколько иначе. В посольстве Японии в Украине, куда мы обратились с просьбой прокомментировать происходящее на Генассамблее, нам сообщили буквально следующее: «По этому вопросу у Японии нет четкой позиции. С одной стороны, Япония как страна, пострадавшая от ядерной бомбардировки, выражает сочувствие всем, кто стал жертвами аварии на Чернобыльской АЭС. С другой стороны, сейчас активно ведутся дискуссии по поводу того, что Украина уже не нуждается в срочной гуманитарной помощи - ей необходима поддержка для развития. Японская сторона понимает такой подход. Япония не выступает против принятия подобного решения (резолюции Генассамблеи по Чернобылю. - Авт.), но ищет путь более эффективного использования этого документа».

В других дипломатических представительствах стран, которые также были замечены в демонстрации «усталости от Чернобыля», комментировать «тихий бунт» в ООН нам отказались. «У нас нет сообщений по этому поводу» - приблизительно так звучал лаконичный ответ этих дипмиссий.

В то же время говорить, что могут сбыться самые страшные опасения Киева - рано или поздно Запад нас «кинет» с Чернобылем, - не совсем корректно. Хотя бы потому, что некоторыми своими действиями в чернобыльском направлении Киев сам спровоцировал шатания в ооновских рядах. В западных столицах не могут понять, например, того, что сама чернобыльская зона находится в ведомстве министерства по чрезвычайным ситуациям, а Чернобыльская станция подконтрольна исключительно Министерству топлива и энергетики. Удивляет наших партнеров и другое: более чем за десять лет Киеву так и не удалось выработать долгосрочной национальной стратегии по Чернобылю. Посодействовать поддержке стран-доноров (они же члены ООН) не помогли и постоянные нарекания нашего руководства на наивность Украины и бессовестность кое-кого еще. Часто на переговорах сами украинцы не могут объяснить, в чем состоит их позиция по тому или иному вопросу.

Какой можно предложить рецепт в данном конкретном случае? Речь, по большому счету, не идет о том, что с завтрашнего дня остановятся все «чернобыльские» программы и проекты в Украине. Необходимые действия, в первую очередь, заключаются в построении четкой структуры (в том числе и институциональной), которая охватывала бы весь спектр чернобыльской проблематики: от физической защиты до социальных аспектов реабилитации пострадавшего населения. При этом, считают эксперты, нужно покончить с практикой «перетягивания одеяла» - неизменного атрибута в работе некоторых ведомств и неправительственных организаций и проявляющегося каждый раз, как только речь заходит о привлечении дополнительных средств для ликвидации последствий аварии. А еще пора, наконец, создать четкую схему работы с «внешним миром». В первую очередь, с донорскими организациями.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК