Не все пропало

8 апреля, 2016, 00:00 Распечатать

Это уже даже не многострадальное Соглашение, а просто какое-то заколдованное. После многолетних перипетий, когда, казалось, для вступления в силу Соглашения об ассоциации Украина—ЕС осталось всего лишь несколько формальностей, невероятное стечение множества обстоятельств вновь опустило перед ним шлагбаум — на этот раз голландский.

 

Это уже даже не многострадальное Соглашение, а просто какое-то заколдованное. После многолетних перипетий, когда, казалось, для вступления в силу Соглашения об ассоциации Украина—ЕС осталось всего лишь несколько формальностей, невероятное стечение множества обстоятельств вновь опустило перед ним шлагбаум — на этот раз голландский. 

На прошедшем 6 апреля консультативном референдуме в Нидерландах, который, по предварительным данным, посетили лишь 32,2% граждан этой страны, 61,1% избирателей проголосовали против Соглашения Украина—ЕС, и только 38,1% — за. Из четырех возможных вариантов результата (референдум не состоялся из-за низкой явки; большинство пришедших к урнам высказались "за"; большинство — "против", но с малым отрывом; противники Соглашения побеждают со значительным перевесом) мы получили самый худший. Причем, ошеломляющей разницы в 23% никто не ожидал ни в Украине, ни в Нидерландах (зато Путин, как и предполагал глава голландского МИДа Б.Кундерс, наверняка откупорил шампанское). Последние опросы общественного мнения трех разных социологических компаний накануне референдума демонстрировали отрыв противников Соглашения в 3, 7 и 13%.

Не дожидаясь дебатов в парламенте, премьер Нидерландов Марк Рютте сразу же заявил на своей странице в Facebook, что "если результаты референдума останутся такими, как сегодня, то мы не можем продолжить ратификацию Соглашения об ассоциации с Украиной". "Простая ратификация уже невозможна, — подтвердил и министр иностранных дел Берт Кундерс в интервью "Европейской правде". — Да, большинство высказалось против Соглашения об ассоциации; да, нам придется отреагировать на это, но я надеюсь, что украинцы это поймут". 

Если честно, то это весьма сложно понять. Сложно понять, почему судьба важнейшего для 45-миллионной европейской нации и выстраданного ею документа, который уже ратифицирован всеми 28 (включая нидерландский) парламентами стран ЕС плюс Европарламентом и Верховной Радой Украины, может быть поставлена под сомнение в результате консультативного референдума, на котором против Соглашения высказалось меньше 20% граждан Нидерландов, что составляет 0,6% всех жителей Евросоюза. 

"Теперь необходимы время и терпение", — резюмирует Б.Кундерс. Но украинцы уже потратили на это Соглашение слишком много времени, сил, терпения, мужества, крови и жизней. 

Пять лет сложнейших переговоров (21 раунд плюс еще 18 — по ЗСТ), 20 месяцев ожидания после парафирования до Вильнюса под беспрецедентным давлением Москвы, предательство Януковича, три зимних месяца на Майдане под европейскими флагами, самопожертвование Небесной сотни, растягивание подписания документа на два приема, перенос на год временного применения Соглашения, бесплодные и бессмысленные консультации по поводу "обеспокоенностей" России, полтора года ратификации всеми странами — членами ЕС — и после всего этого нам снова предлагают "подождать" и "потерпеть"? 

Надеюсь, сытые граждане благополучных и спокойных Нидерландов тоже поймут наши эмоции и разочарование. 

Но когда эмоции уже выплеснуты, необходим спокойный анализ. Поэтому давайте разбираться, что и почему произошло, и что за этим может последовать. 

Поначалу инициатива сатирического блога GeenStijl, группы граждан "Комитет граждан ЕС" и евроскептичного центра "Форум для демократии" оспорить на референдуме ратификацию Соглашения Украина—ЕС казались лишь политическим эпатажем и желанием некоторых голландских персонажей обратить на себя внимание широкой публики и "потроллить" Брюссель. Но когда этой компании удалось собрать онлайн более 400 тыс. голосов вместо 300 тыс. необходимых, и Избирательному совету Нидерландов пришлось назначить референдум, ситуация обрела серьезность. 

Поначалу бытовало мнение, что Соглашению с Украиной банально не повезло, и оно было выбрано для референдума его инициаторами случайно: просто его ратификация стала первым законодательным актом голландского парламента после вступления 1 июля 2015 г. в силу нового закона — о консультативном референдуме. Однако накануне референдума его организаторы признали, что намеренно взяли под прицел украино-европейский документ и для этого даже организовали перенос его ратификации в Сенате. Верхняя палата нидерландского законодательного органа должна была ратифицировать Соглашение 30 июня (и тогда оно не попало бы под действие нового закона). Но организаторы референдума обратились к двум партиям — противникам Ассоциации Украины с ЕС (Социалистической и Партии свободы) с просьбой перенести на неделю рассмотрение вопроса, в результате завершение ратификации Соглашения состоялось 7 июля, что обеспечило возможность вынесения его на референдум. 

Додумались ли голландские евроскептики до трюка с датами самостоятельно, или же им подкинули идею наши "российские друзья", не оставляющие надежд похоронить Соглашение Украины с ЕС, — неизвестно. Однако с самого начала большинство "аргументов" противников украинско-европейской ассоциации удивительно совпадали с хорошо известными нам российскими "страшилками". К слову, онлайн-голоса за проведение референдума (в частности, IP-адреса выразивших поддержку граждан) никто не проверял, голландские власти сочли это занятие слишком трудоемким и затратным…

И в целом действия правительства Нидерландов по подготовке к референдуму можно оценить как пассивные и вялые. Кто-то объясняет это особенностями политической культуры голландцев, кто-то — осторожностью перед грядущими выборами теряющей симпатии избирателей правящей коалиции. Но, к сожалению, пассивность Амстердама Киев не имел возможности компенсировать собственной активностью, несмотря на то, что на кону стоит Соглашение с Украиной. Нидерландская сторона сразу четко дала понять, что любая агитация нежелательна ибо будет воспринята голландскими избирателями как давление. 

Сошлись на том, что украинскую точку зрения до голландцев будут доносить в основном представители украинского гражданского общества. 

Поначалу была идея "играть на понижение", т.е. целью кампании сделать низкую явку избирателей (меньше 30%), чтобы референдум признали несостоявшимся. Но когда соцопросы показали, что порог явки может быть преодолен, решили все-таки сконцентрировать свои усилия на увеличении количества голосов "за". Сегодня, конечно, уже бессмысленно рассуждать, "что было бы, если бы…". Но мысль о том, что 6 апреля явка превысила необходимый порог лишь на величину статистической погрешности, и обеспечили ее как раз мобилизовавшиеся сторонники Украины, искренне желавшие ей помочь, все же царапает досадной занозой. 

Но и нет худа без добра. За последние месяцы голландцы получили возможность узнать об Украине и украинцах, пожалуй, больше, чем за предыдущие 25 лет. При скудных финансах и ограниченной возможности проводить агитацию на чужой территории официальному Киеву и, главным образом, гражданским активистам удалось провести беспрецедентную в нашей истории — креативную и дружную кампанию, вселяющую надежду, что не все еще у нас потеряно. И спасибо тем многим голландцам, кто поверил в Украину и сказал ей "да". 

Но с мифами, иррациональными страхами, мыслительной леностью, равнодушием и эгоизмом бороться чрезвычайно сложно. Особенно когда призрак популизма бродит по Европе. Вернувшиеся из Нидерландов друзья и знакомые свидетельствуют, что многие образованные голландцы, понаблюдав и послушав предреферендумные дискуссии, пребывают в шоке от степени распространения и уровня влияния популизма в их родной стране. Быстро потребляемые и легко усваиваемые мифы, умело подтасованные или притянутые за уши факты, мастерски смещенные акценты — вот нынче рецепт успеха на многих кампаниях большинства европейских странах. 

Подавляющее большинство нидерландцев, пришедших к урнам сказать свое "нет" Соглашению об ассоциации с Украиной, не имели никакого понятия об этом документе. Одних на участок привело накопившееся раздражение и недовольство Евросоюзом, других — нежелание видеть Украину членом ЕС, третьих — страх перед наплывом мигрантов и неприязнь к "чужакам", покушающимся на голландское благополучие, четвертых — опасения "разозлить Россию" или желание восстановить с ней business as usual. 

Вот, согласно опубликованному перед референдумом опросу, девять основных аргументов, которыми руководствовались голландцы, собиравшиеся сказать "нет":

59% — Я не верю Украине, в частности, потому что там слишком много коррупции;

34% — Соглашение станет первым шагом к членству Украины в ЕС;

31% — Я не разделяю европейских ценностей;

30% — Соглашение невыгодно экономике Нидерландов;

26% — Соглашение навредит отношениям Нидерландов и России;

23% — Я — противник Евросоюза;

19% — Из-за катастрофы рейса МН17;

13% — Соглашение навредит отношениям Украины и России;

4% — Потому что политическая партия, за которую я голосую, не поддерживает Соглашение. 

Десятка аргументов сторонников Ассоциации Украины с ЕС следующая:

49% — Соглашение облегчит торговлю между Украиной и Нидерландами;

41% — это выгодно для экономики Нидерландов;

33% — Украина станет сильнее в противостоянии с Россией;

30% — Соглашение выгодно для экономики Украины;

30% — Украина станет ближе к европейским ценностям;

24% — Ассоциация с ЕС поможет бороться с коррупцией в Украине;

18% — Евросоюз станет сильнее в противодействии России;

17% — Потому что этот документ уже одобрен ЕС и странами — членами Евросоюза;

12% — Потому что политическая партия, за которую я голосую, поддерживает Соглашение;

3% — Из-за катастрофы рейса МН17.

Украинцам это весьма сложно понять, но крушение малазийского "Боинга" и гибель 193 подданных Королевства Нидерланды в результате выстрела российского "Бука" стало существенной причиной для многих голландцев сказать страдающей от российской агрессии Украине не "да", а "нет". Почему? "Потому что вы не закрыли свое небо", — отвечают они. 

Еще одна неожиданность, на этот раз для нас позитивная — история с украденными из голландского музея картинами, оказавшимися впоследствии в Украине, на голосовании, практически, не отразилась. А вот фактор коррупции неожиданным не был. И хотя долгое время в списке основных причин для отказа Украине в ратификации Соглашения у жителей Нидерландов лидировало опасение, что наша страна может стать членом ЕС, перед референдумом неприятие украинской коррупции стало преобладающим фактором. И весьма вероятно, что "офшор-гейт" Порошенко, мощно выплеснувшийся на страницы и нидерландской прессы, стал именно тем фактором, который и добавил добрый десяток процентов голосов против Ассоциации с нашей страной. Мы, безусловно, абсолютно разделяем отвращение голландцев к такой язве Украины как коррупция, и хотим лишь обратить внимание на тот факт, что многие украинские коррупционеры "оптимизируют" свои налоги как раз в чрезвычайно привлекательной и удобной налоговой юрисдикции Нидерландов…

После того, как референдумные страсти улеглись, возникает логичный вопрос: "Что дальше?". До голосования и украинские, и голландские дипломаты старательно уходили от ответа на этот вопрос, предлагая дождаться официальных результатов. Некоторые намекали, что в случае небольшого разрыва между "нет" и "да", не больше 10%, правительство Нидерландов сможет как-то выкрутиться, что-то придумать, дабы и избиратель доволен остался, и Брюссель не возмутился, и Украина не обиделась. Что можно придумать при разрыве в 23%, чтобы удовлетворить всех, сказать пока трудно. 

Правительство Нидерландов оказалось в ловушке, и ему не позавидуешь. Не сумев (или не захотев) убедить сограждан поддержать Ассоциацию с Украиной, оно, очевидно, не может проигнорировать негативный результат в 61,1%, хотя референдум был и консультативным — избиратели не поймут. До выборов — меньше года, рейтинги политических противников растут, а собственные — падают. С другой стороны, вряд ли нынешнему проевропейскому правительству следует рассчитывать на голоса тех, кто поддержал на референдуме точку зрения ярых евроскептиков. Кроме того, легитимизировав результаты данного волеизъявления, правительство и парламент открывают перед собой ящик Пандоры, провоцируя популистов и политических авантюристов требовать вынесения на референдум все новых и новых законов. Тем не менее, представители даже тех партий, которые в прошлом году дружно проголосовали в парламенте за ратификацию Соглашения с Украиной, уже заявили, что не смогут проигнорировать результаты референдума. 

С Брюсселем Амстердаму тоже будет непросто. Там уже холодно "приняли к сведению" результаты голландского волеизъявления. Представитель Еврокомиссии М.Схинас передал, что президент ЕК Ж.-К.Юнкер "сожалеет по поводу результатов референдума", а также напомнил, что "согласно национальному законодательству Голландии это консультативный референдум". 

"Определенные сложности, возникшие из-за нидерландского референдума, будут преодолены, — уверенно заверила канцлер Германии А.Меркель. — Нидерландская сторона найдет решение, и необходимо этого дождаться. Решение будет выработано вместе с институтами ЕС". 

Разговор Берлина и Брюсселя (да и Вашингтона, также выразившего разочарование результатами референдума) с Амстердамом, судя по всему, будет жестким. Его игры в прямую демократию могут привести, как предупреждал еще в начале года Юнкер, к "большому континентальному кризису". Под серьезной угрозой оказалась не только солидарность Евросоюза, но и его договороспособность. Нидерланды умудрились создать такой прецедент, над которым теперь придется ломать голову лучшим юридическим и политическим умам Европы. 

Кроме того, чужой пример, как известно, заразителен. Успех правых и левых голландских популистов и евроскептиков вполне ожидаемо вдохновит на подобные "подвиги" и их политических собратьев в других государствах ЕС, что может вызвать цепную реакцию похожих референдумов и не на шутку раскачать Евросоюз (опять же, на радость Кремлю). 

Как ни странно, но в сложившейся ситуации меньше всего нервничать стоит Украине. Во-первых, Соглашение никто из-за голландского референдума отменять и начинать переговоры по новому кругу не будет. Напомним, что его уже ратифицировали все государства ЕС и Европарламент. Во-вторых, поскольку Соглашение Украина—ЕС относится к т.н. "смешанным" договорам, т.е. его сторонами является и Евросоюз как единое целое, и каждая страна-член в отдельности, значительная часть Соглашения, в частности о зоне свободной торговли, относится к исключительной компетенции ЕС, и решения по этой части документа принимаются Брюсселем. А Брюссель немедленно заявил, что последствий для временного применения Соглашения с Украиной голландский референдум иметь не будет. То есть и зона свободной торговли, и секторальная часть документа будут действовать и дальше, причем и в Нидерландах тоже. 

Что же касается "политической" части Соглашения, вынужденной по-прежнему ожидать начала своей имплементации, то она, безусловно, для нас важна. Но не настолько, как в случае, если бы в ней была обозначена европейская перспектива Украины. Поэтому уж очень сильно печалиться не стоит. Пока Амстердам с Брюсселем будут мучительно думать и жарко спорить о том, как им "разрулить" последствия голландского референдума, нам — "своє робить". Бороться с коррупцией и офшорами или реформировать судебную систему и прокуратуру можно и без Соглашения. Были бы желание, политическая воля и люди ими обладающие. 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 8
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно