Мир после Трампа, без Путина и Меркель

3 марта, 15:04 Распечатать Выпуск №8, 2 марта-6 марта

Время — одно из сложнейших понятий физики и философии. 

Ученые до сих пор спорят о том, что такое "прошлое", и что — "будущее". Существует ли уже сейчас то, что случится завтра? То, что уже произошло, вроде бы реально. 

Однако, как показал случай с нашим северным соседом, жили мы с ним вроде бы в одно время, а прошлое у нас оказалось разным. И очень хочется, чтобы разным было и будущее.

Послевоенный "золотой век", на протяжении которого либеральные демократии доминировали в мировой политике, подходит к концу. К такому выводу пришли политические эксперты по обе стороны Атлантики, и даже в России. Однако это редкое единодушие обманчиво. Имеются серьезные различия в оценках причин, последствий и дальнейших перспектив мирового развития. 

Восточнее ОРДЛО доминирующие эмоции по поводу "упадка Запада" недавно изложил в своей "визионерской" статье господин Сурков. По его мнению, в мире либеральных ценностей никакого выбора (и никаких выборов) на самом деле нет, есть только иллюзия. Зато в западных демократиях есть понятие "глубинного государства", и оно построено на лжи. 

"Имеется широкий выбор подлецов и запутанные правила, призванные свести их борьбу между собой к более-менее ничейному результату. Так возникает благодетельная система сдержек и противовесов — динамическое равновесие низости, баланс жадности, гармония плутовства. Если же кто-то все-таки заигрывается и ведет себя дисгармонично, бдительное глубинное государство спешит на помощь и невидимой рукой утаскивает отступника на дно", — утверждает "смотрящий по Украине". В отличие от многослойного и лицемерного Запада, в России все едино, однородно, а потому вечно и непобедимо. Оно навсегда останется в истории, как учение Ивана Грозного — Петра Первого — Ленина — Путина.

Оставим на совести кремлевского чиновника этот поток сознания, имеющий целью вернуть расположение хозяина Кремля после тотального провала на "украинском фронте". Значительно важнее, что думают о сложившейся ситуации те, кто с тревогой, а не со злорадством отмечает приближение нового миропорядка. 

Его формирование происходит буквально на наших глазах. 

Если собрать воедино все разбросанные от берегов Хуанхэ до Потомака кусочки глобального пазла, складывается впечатление, что нас ждут весьма турбулентные пять лет, после которых уже точно не будет Трампа и Меркель, и очень хочется верить — Путина. Скорее всего, основные события будут разворачиваться в конфигурации США—Китай—Россия при практическом параличе ЕС, где признаки активной деятельности на глобальной арене проявляют только Германия, в значительно меньшей степени — Франция, и эпизодически — Британия. 

Экспертный анализ, проведенный перед Давосом-2019 и Мюнхенской конференцией по безопасности, подтвердил тревожные тенденции, проявившиеся еще в прошлом году. 

В период с октября 2018-го по январь 2019 г. институт Гэллапа провел исследование в 45 странах с целью выяснить уровень доверия к политической элите современности. Так вот, в мире отмечается беспрецедентное падение популярности всех без исключения мировых лидеров, даже Папы Римского. Социологи утверждают, что подобное наблюдается впервые. Более того, к примеру, лидер рейтинга Ангела Меркель более популярна в Африке и вне границ ЕС, чем дома, в Евросоюзе, а лидеры Китая, Саудовской Аравии, Турции, России и Ирана опережают по популярности Дональда Трампа. 

В других опросах отмечается еще более тревожный рост недоверия к самой системе либеральных ценностей: в то время как две трети американцев старше 65 лет считают демократию важнейшим элементом их мироощущения, среди граждан США моложе 35 лет таких всего одна треть. Если в 1990 г. страны, которые Freedom House относит к "несвободным", генерировали всего 12% глобального дохода, то сегодня это 33%. Прогнозируется, что в течение последующих пяти лет доля "не свободных", но зажиточных экономик превысит 50%. Из 15 государств мира, лидирующих в списке по уровню ВВП, две трети — недемократические.

По мнению специалистов в области макроэкономики, имеется прямая связь между устойчивостью демократий и уровнем жизни. Граница проходит где-то по уровню 14 тыс. долл. ВВП на душу населения. Это показатель нынешней Польши. Более "бедные" демократии имеют отличные шансы к дестабилизации, и опыт современных Турции и Венгрии тому доказательство. 

И в то же время сам по себе уровень ВВП — не гарантия демократии. Если во времена холодной войны экономика США по такому показателю, как ВВП, рассчитанный по паритету покупательной способности, почти в три раза превышала экономику СССР, то сегодня она на одну шестую меньше, чем китайская. Появились и новые тенденции. 

До недавнего времени все ведущие университеты мира, какой рейтинг ни возьми, находились в странах либеральной демократии. Сегодня 16 из ведущих 250 находятся в странах из числа "авторитарных" или "частично несвободных". Газета "Правда", как и "сообщения ТАСС", раньше и мечтать не могли о широкой западной аудитории. Сегодня СМИ, финансируемые правительствами нелиберального мира, вещают повсюду, куда могут дотянуться. Войны приобрели гибридный окрас до такой степени, что хакерские атаки могут нанести больший урон, чем танки и артиллерия.

Одной из явно различимых проблем, которая привела человечество к кризису либерального миропорядка, является обострение глобального неравенства. Восемь самых богатых людей планеты обладают таким же богатством, как 3,6 млрд человек на нижних ступенях "лестницы" благосостояния. Десять крупнейших корпораций получают годовой доход больше, чем 180 государств. По мнению специалистов организации Oxfam, специально изучающей этот вопрос, 1% населения Земли владеет большим состоянием, чем остальные 99%. И это происходит уже три года подряд. 

По данным Всемирного банка, в Украине состояние трех самых богатых людей с 2017 г. превышают 6% ВВП. Это вдвое больше, чем в России, втрое, чем в Польше, и почти в пять раз больше, чем в США. 

За десять лет количество миллиардеров в мире почти удвоилось, и в то же время около 800 млн человек живут в крайней нищете. В 2018 г. состояние миллиардеров увеличилось на 12%, и произошло это за счет сокращения доходов беднейшей части человечества на 11%. Особенно неблагоприятно эта ситуация складывается для женщин. Более половины мирового богатства принадлежит мужчинам. Неравноправное имущественное и социальное положение женщин остается глобальной проблемой для большинства стран мира.

Данные статистики говорят о том, что значительная часть миллиардеров и миллионеров планеты живет в США, и это никого не удивляет. А вот что удивительно — это степень разрыва между богатыми и бедными в наиболее развитой стране мира. 400 самых состоятельных американцев (0,00025% населения) утроили свои доходы с 80-х годов. В то же время совокупное состояние 60% населения США из беднейших слоев уменьшилось с 5,7% в 1987 г. до 2,1% в 2014 г. 

Подобная картина, по мнению автора исследования Габриеля Зукмана — профессора из Беркли, напоминает, скорее, ситуацию в России или Китае, но не в Британии или Франции. Богатые становятся богаче, а бедные беднее — такой однозначный вывод прозвучал и в отчете Всемирного экономического форума в Давосе. И это в то время, когда национальный долг США в начале этого года превысил психологическую отметку в 22 трлн долл. (долг растет в среднем на 1 трлн в год). 

В конце прошлого года американские банки и кредитные учреждения зарегистрировали рекордное число заемщиков, просрочивших на три месяца и более платежи по кредитам на автомобили. Речь идет о сумме в 584 млрд долл. В триллионах измеряются долги по кредитам за недвижимость и по студенческим кредитам. Крайне любопытная статистика по долгам кредитных карт: средний уровень долга в 2019 г. — 5 331 долл., и 55% владельцев карт вовремя не платят по кредитам. Самый высокий долг имеет население в возрасте от 35 до 64 — в среднем около 8000 долл., а платить не любит самая платежеспособная публика, с доходом от 115 тыс. в год и выше. Общая сумма этого вида задолженности превышает 1 трлн, что означает увеличение на четверть уровня долгов с 2013 г. Такая ситуация вполне может свидетельствовать о приближении нового финансового кризиса.

Разумеется, вся эта статистика вовсе не является приговором капитализму: свободная конкуренция предполагает существование богатых и бедных, и никто не призывает "взять все и поделить". Дело вовсе не в этом. Важнее тот факт, что растущее неравенство становится фактором политическим, а это плохо для демократий. Рост популистских партий и движений против истеблишмента во многих странах Запада уже привел к изменениям во внутренней и внешней политике, поставив под сомнение способность правящих элит адекватно реагировать на вызовы. 

Только на первый взгляд избрание Трампа, рост популярности "Альтернативы для Германии", "Северной лиги", Орбана и восстание "желтых жилетов" являются событиями разрозненными и случайными. На самом деле расслоение по линии Север—Юг и Запад—Восток реально угрожает единству ЕС, содействует обособлению Соединенных Штатов (включая строительство стен — физических и виртуальных, и принуждение к торговым сделкам, выгодным Вашингтону), открывая путь к размыванию ценностных ориентиров, экономической экспансии Китая и агрессивной политике России. 

Типичный избиратель Трампа — белый мужчина старше 45 лет, без высшего образования. Он выступает за депортацию большинства нелегальных мигрантов и строительство стены на границе с Мексикой, недоволен работой Барака Обамы (слишком интеллектуальные выпускники "лиги плюща" для его понимания неподъемны). И он считает, что следующее поколение американцев будет жить хуже, чем нынешнее. Похоже, у него есть основания для пессимизма.

Ведущие аналитики констатируют, что правящие элиты Запада, а именно в этой социальной прослойке сконцентрировано значительное число очень состоятельных людей, очевидно, не понимают всю серьезность ситуации. Косметические изменения, предлагаемые ими под предлогом "роста доходов среднего американца (немца, француза)" и "создания рабочих мест" на практике оборачиваются формированием все новых способов извлечения не облагаемой налогами прибыли и увеличением диктата крупных корпораций (одна тактика Wallmart чего стоит!). 

Те самые компании, в том числе Amazon и Apple, чей путь на верхние строчки чартов Уолл-стрит был обеспечен трудом миллионов наемных рабочих, трудившихся за фиксированную плату, теперь ищут любые лазейки, чтобы избежать уплаты налогов, идущих на социальные нужды для семей этих самых рабочих. Резкое сокращение числа социальных лифтов, которые могут вывести талантливых молодых людей "наверх" безотносительно к уровню их доходов регистрируется не только в Украине, но и в развитых странах. 

За прошедшие сорок лет ученые США совершили немало грандиозных открытий в области медицины и биотехнологий, но сухая статистика свидетельствует, что это никак не повлияло на среднюю продолжительность жизни в стране. Если среди американцев, родившихся в 40-х, число тех, кто получил шанс осуществить "американскую мечту", приближалось к 90%, то для тех, кто появился на свет в середине 80-х, ситуация выглядит совершенно иначе. Выходцы из зажиточных слоев имеют 70% шансов увеличить семейное достояние, но вот шансы тех, кто пытается вырваться из нищеты, уменьшились до 35%. 

Практически каждый из числа богатейших людей учреждает благотворительные фонды и занимается показательной поддержкой бедных — как в США, так и в других странах, к примеру в Азии и Африке. Однако критики утверждают, что очень часто эти программы направлены на то, чтобы "дать людям рыбу, а не удочку; накормить, а не дать заработать на еду". Поэтому поток беженцев из беднейших стран в развитые не прекращается. 

Не удивительно, что Билл Гейтс заявил в одном из интервью, что "он не заслуживает такого богатства, которым владеет". Вряд ли он раскаивается в той агрессивной политике на рынке программного обеспечения, которую на протяжении трех десятилетий проводил "Майкрософт", однако даже он не может не замечать, что супербогатые в Америке теряют свою популярность.

На самом деле причина такого расслоения как внутри отдельно взятого государства, так и между государствами на глобальном уровне, заключается в изначальном несовершенстве системы, которая, похоже, не справилась с собственными правилами игры. США могут наращивать национальный долг потому, что их национальная валюта является мировой. Покупая доллары, физические лица, компании и правительства других стран фактически поддерживают экономику Соединенных Штатов, обменивая собственные деньги, обеспеченные национальным богатством, на долговые обязательства Федеральной резервной системы (доллары) или бонды Государственного казначейства. 

Разумеется, за долларом стоит не только печатный станок, но и вся технологическая мощь США, огромный рынок потребления товаров и услуг, оборонный и интеллектуальный потенциал. Однако если процентная ставка одного национального банка влияет на весь остальной мир, это дает громадное преимущество в мировых делах. 

Проблемы в ЕС тоже возникли не спонтанно, а накапливались по мере увеличения разрыва между "старыми" и "новыми" членами, роста неравномерного накопления богатства. Политика, при которой новым членам Евросоюза практически навязывались законы и правила, принятые другими государствами, изначально содержала в себе источники конфликтов, наблюдаемых сейчас в Польше, Венгрии и других странах. Франко-германский союз, очевидно, доминирует в сообществе демократических государств, где формально все равны и имеют одинаковое право голоса, однако это все чаще не подтверждается практикой. 

Кризис элит, тех самых, чья популярность сегодня повсеместно падает, не позволяет найти формулу эффективного взаимодействия между неравномерно развитыми странами, находящимися в одном политическом и экономическом поле, и обеспечить правильный баланс между суверенитетом и делегированием наднациональных полномочий. Нельзя сбрасывать со счетов и влияние кризисов — сначала экономического, затем — гуманитарного в связи с потоком беженцев, и, наконец, политического — активизацию националистических, праворадикальных и популистских партий, финансируемых извне. 

Той частью современного миропорядка, которая сохраняет стабильность и ратует за продолжение пути глобализации и многостороннего сотрудничества, неожиданно для многих оказался коммунистический Китай. В отличие от Запада, в Китае смогли найти такую формулу общественного устройства, которая обеспечила невиданный в истории экономический рост на протяжении сорока лет. США и ведущие экономики ЕС сполна воспользовались преимуществами китайской экономической модели, размещая там производства высокотехнологичных продуктов, принимая миллионы китайцев в западные университеты, содействуя членству КНР в ВТО. 

Китай стал мировой державой благодаря продуманной внутренней политике, образованию и западным инвестициям. Нынешние обвинения в адрес Поднебесной в краже интеллектуальной собственности отражают плохо скрываемое беспокойство того же Запада в связи с растущим экономическим и военным потенциалом КНР, для которой 6,5% роста ВВП являются неудачей. 

Однако похоже, что Китай уже не нуждается в чужом интеллектуальном продукте, хотя глаз с конкурентов, конечно же, не спускает. Сомнения некоторых аналитиков в том, что данные китайской статистики верно отражают реальное состояние дел, никак не устраняют с повестки дня растущее влияние Китая в регионе и мире. В то же время в Китае также ожидается обострение кризиса неплатежей именно к 2024–2025 гг. и, если США будут продолжать политику сдерживания КНР, ситуация в Поднебесной может трансформироваться в кризис, последствия которого даже трудно предсказать. 

По сообщениям СМИ, в японских школах вместо предмета "история" ввели предмет "будущее". И в этом есть логика. Сегодня знания, за исключением самых фундаментальных, устаревают быстрее, чем учащийся заканчивает учебное заведение. Стремительное развитие искусственного интеллекта сделает процесс обучения и работы перманентным. 

Победит в этой гонке тот, кто сможет лучше проявлять творческие качества, свойственные только человеку, предвидеть и моделировать то самое будущее, которое человечество пытается построить. Вполне вероятно, что его очертания проявятся где-то лет через пять, когда мир узнает, что такое США без Трампа, Россия без Путина, Германия без Меркель. В 2024 г. Китай сравняется по уровню ВВП с США, в Украине будет избран седьмой президент, а в ЕС — очередной Европарламент. 

Безусловно, идеи свободы и демократии останутся среди главных ценностей западной цивилизации, к которой мы хотим принадлежать. Им будет противостоять идеология Дугина, Караганова и Суркова, которая, увы, вполне может пережить как грядущую пятилетку, так и самого Путина, как до сих пор жив "Майн кампф". 

Пора бы и нам, как японцам, серьезно задуматься о нашем месте в этом новом будущем

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 4
  • Bronek Komorowski Bronek Komorowski 4 березня, 09:46 ВВП стран гораздо объективнее оценивать по паритету покупательной способности, а не по долларовому номиналу. По номиналу - Украина уже с голоду вымерла, т.е. такие цифры ничего общего не имеют с реальностью. А по паритету ВВП Польши - не 14 тыс., а свыше ТРИДЦАТИ. И стабильностью демократии там не пахнет -независимомть судебной системы разрушена до основанья, общественное телевидение - полностью режимное, новости на Первом канале УЖАСНЫ даже по меркам нашего ТВ времён Кучмы. Так что позвольте усомниться в "границе 14 тысяч". согласен 2 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно