Мир после совести

23 августа, 2021, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Мир после правды — это и мир после совести. Мир слабого Запада, невиданный с 1938–39 годов и делающий возможным наступление России, попытку обнуления истории. Для Украины это плохо, но не катастрофично. Нас никто не сломает, если мы не сломаем сами себя

Я надолго запомню разговор с моим немецким другом на званом ужине в одном из посольств. Началось все с того, что я спросил, привился ли он. Ответ был молниеносный — нет, он человек критически мыслящий и не даст над собой экспериментировать непроверенными вакцинами. Потом, под второй бокал вина, он добавил, что, по его данным, не позже, чем этой зимой, у всех привитых начнутся серьезные проблемы со здоровьем, и почему-то с грустью посмотрел на меня.

Реальность наваждения

Дальше мы перешли к Трампу (к чему же еще). Выяснилось, мой друг свято верит, что победу у того украли с помощью космических серверов, управляемых из Ватикана, но очень скоро, не позже, чем через пару месяцев, Трамп вернется в Белый дом — вот увидишь! Опешивши я спросил — кто украл выборы? Он опять посмотрел на меня, как на младенца, и усталым голосом ответил: «Ну как кто? — Те, кто управляет миром из своих подземных городов. Они уже лет тридцать оттуда не выходят».

Я смотрел на этого человека, успешного предпринимателя, с которым общался много лет, даже не догадываясь, в каком мутном и странном мире тот с некоторых пор поселился. Или он там всегда жил, а я этого просто не замечал? Но еще больше меня пугало осознание того, что подобные разговоры, с тем или иным градусом сюрреальности, у меня в последние годы были уже не раз — с американцами и немцами, австрийцами и украинцами.

Они все называли себя скептиками, прагматиками, критическимыслящими людьми. И все верили в мировую закулису, которая правит миром. Все вздыхали и говорили, «всю правду-то мы ведь никогда не узнаем». И тем не менее имели перед глазами очень четкую картину мира. Мрачного, злобного. Это был некий раздутый до глобального масштаба «Вечер с Владимиром Соловьевым». Скорее, уже даже и ночь.

Нет, это не были чудаки-одиночки, запутавшиеся и разучившиеся отличать реальность от наваждения. Это были успешные люди, многим из которых я давно и искренне симпатизировал. Но однажды наступал момент, когда во время разговора их глаза застывали и они начинали говорить о том, во что искренне верят.

Кому и рептилоиды — правда

Они не смотрели телевизор и не читали газет. На это у них не было времени. Действительно не было. Да и кто сейчас настолько глуп, чтобы черпать информацию из насквозь продажных fake-news!

Как люди критически мыслящие, они черпали информацию из альтернативных, независимых источников. То есть из YouTube и WhatsApp — по статистике, второй и третьей (после Фейсбука) социальных платформ мира (да, WhatsApp официально считается социальной платформой). По WhatsApp мои знакомые обменивались линками на видео, на YouTube они их смотрели. Большинство видео были построены по одному принципу: мы вам просто изложим факты, которые от вас скрывают правящие миром элиты, а вы уже сами делайте выводы. Идеальная приманка для критически мыслящего человека.

WhatsApp — вообще недооцененный, незаметный, но глобальный фактор нашего времени. Не зря Марк Цукерберг так в него вцепился. Социальная сеть для тех, кто не любит социальных сетей или не имеет на них времени. То есть для большинства. Самая демократичная сеть, где не суть важно, сколько у тебя фолловеров и есть ли у тебя синяя галочка. Это апофеоз того, что называется echo chamber, своего рода информационного колодца, в котором многие из нас очутились в первой половине XXI века.

Ты варишься в своих «группах», как в собственном соку, — и твой собственный сок густеет год от года. Ты находишь единомышленников и перебрасываешься с ними именно той правдой, которая тебе по душе. Правды ведь, оказывается, много. Кому и рептилоиды — правда.

Живя в своем информационном колодце, критически мыслящий человек сам выбирает, чему верить. На практике это означает, что он верит тому, чем поделились с ним такие же, как он. Например, тому, что сказал на YouTube о COVID-19 очередной «мятежный профессор», которого так и не смогла заставить замолчать мировая закулиса. Ну как тут не поверить.

Цикличность зла

Увы, это не просто эпизод нашего смутного времени и тем более не региональный феномен. Это часть нового мира, куда мы незаметно вступили в последние десятилетие, мира после правды.

Мир после правды — это мир без правды. Я не знаю, откуда он такой взялся. Вполне вероятно, что никто достоверно не знает. И не надо тут винить только Москву. Безусловно, путинская Россия успешно оседлала эту волну, разгоняет и использует в своих интересах, но она ли подняла ее — еще вопрос.

Возможно, изначально это все же некая глобальная цикличность зла. Приходит очередной поворот истории — и с людьми начинает твориться нечто неладное. К примеру, чуть меньше ста лет назад миллионы людей взяли и поверили, что белый человек, ариец, белокурая бестия — хозяин добра и зла, выше морали, вины и стыда.

Живя в Германии и Австрии, я спрашивал себя, почему именно отсюда, из этой ставшей былью сказки, из этой реальности Моцарта и Гете родился кошмар, самое страшное, на что способен человек, — нацизм. И приходил к выводу, что сказка и кошмар, мечта и мрак — взаимосвязаны.

Германия умела доводить все до конца, реализовывать на 100%. В хорошем и плохом. В первой половине XX века она полностью реализовала идеи, овладевшие умами значительной части человечества. Кто если не мы? — сказал себе «народ великого Гете» и довел до абсолюта идею циничного, жестокого эгоизма, превосходства одних наций и рас над другими. Идею, которая в тот момент гуляла миром, как сегодня гуляет COVID-19.

Сегодня миром гуляет иная напасть. Сто лет назад источником зла была человеческая гордыня. Сегодня это, скорее, человеческая инфантильность, с одной стороны, и агрессивный комплекс неполноценности — с другой.

QAnon и другие неприятности

Сто лет назад умами овладела идея. Сегодня ими овладевает интеллектуальный спам, духовная тьма, часто аморфная, не до конца артикулированная. Конспирология, антиглобализм, исламизм, «желтые жилеты», правый и левый популизм… Имя им — легион. Еще никто не написал Mein Kampf XXI века, возможно, и не напишет. Ибо в мире после правды дьявольщина может самоорганизовываться и без пахнущих серой манускриптов.

На первый взгляд, это просто хаос, стихийный торнадо из дичайших теорий, в одночасье обрушившийся на человеческие умы и сердца. И тем не менее эти теории откуда-то ведь появляются. У этого хаоса, у этого вполне конкретного интеллектуального продукта, есть пестрый интернациональный авторский коллектив, связанный друг с другом по крайней мере духовно.

Взять хотя бы QAnon, альтернативное политическое движение в Соединенных Штатах, образовавшееся вокруг некоего «анонимного сотрудника американских спецслужб», который обозначает себя одной буквой Q и регулярно выпускает профессионально сделанные видео, которые помогают американцам понять: на самом деле их страной руководят если не рептилоиды, то педофилы. А если не педофилы, то просто безумные аморальные старички-миллиардеры. Какая уж там демократия и свобода.

За последние годы QAnon вырос из анонимного фрик-шоу в целое массовое движение, играющее не последнюю роль в современной американской истории. Я смотрю на феномен Q и понимаю: за этими видео стоит, во-первых, конечно же, не один человек, а хорошо организованная «группа энтузиастов». Во-вторых, эта группа досконально знает Америку, все ее слабые места и стремится нанести ей максимальный урон. Ну и в-третьих, эта группа не имеет недостатка в деньгах. А это уже если и хаос, то со своим характерным почерком.

Потом я смотрю на многочисленные анонимные телеграмм-каналы, синхронно обрушившиеся на украинское информационное пространство, и вижу здесь несколько смягченный, но в принципе тот же почерк, ту же злонамеренную и осмысленную анонимную руку, что и в Америке. И там, и там одна цель — посеять смуту, манипулировать массами. И так — в разных формах — во многих странах, синхронно.

Роль России

Вопреки устоявшемуся мнению, далеко не все вещи в мире можно объяснить по принципу «кому выгодно». И тем не менее увидеть за этими проектами по крайней мере, отчасти, руку России — это больше, чем предположение. Хотя бы потому, что она не скрывает ни своих планов, ни того обстоятельства, что ей глубоко наплевать на любые человеческие и божеские законы. После развала Советского Союза ей нужен реванш, сатисфакция, унижение Запада и возврат хотя бы части того, что Россия считает своей зоной доминирования. Не важно, каким образом.

Понятно, что независимую Украину в нынешнем виде Путин и его организация хотели бы убрать с пути. Но путинское безумие не ограничивается Россией и Украиной. Оно глобально.

Хор российских пропагандистов уже давно поет о грядущем крахе долларовой экономики, откате геополитических процессов последних 30 лет, и соответственно, возвращении на первые позиции стран, у которых есть (в российском разумении) главное: нефть и оружие. Вероятно, кто-то взял себе в голову, что контролируемый хаос в мире приблизит эту цель.

В конце концов вопрос не в том, кто на сей раз пытается разрушить западную цивилизацию. В мире часто находится кто-то, кто пытается ее разрушить. Тем более что тот же Голливуд уже которое десятилетие подряд последовательно и успешно убеждает мир своими творениями, что главный мировой злодей — американское правительство.

Вопрос скорее в том, почему именно сейчас коллективный Запад так часто производит впечатление утратившего инстинкт самовыживания, не понимающего, что на сей раз ему противостоит враг принципиально иной, чем прежде. Раньше враг мог взорвать посольство или направить самолет на «башни». Сегодня он может сделать так, что американцы сами побегут крушить Америку.

Цель России как минимум — существенное ослабление Запада, а как максимум — геополитический глобальный ground zero, обнуление международной финансовой системы и глобальной системы силовых противовесов. Россия похожа на марафонца, отставшего от соперников на несколько кругов, не имеющего шансов на победу и потому пытающегося сорвать забег. Эту цель можно будет считать наполовину достигнутой, если готовность Запада защищаться, его воля к жизни будут сведены к минимуму.

Пять причин слабости Запада

Итак, почему Запад выглядит таким слабым перед Россией?

Причина номер один: он искренне не понимает опасности, которую Россия собой представляет. После Крыма, после Донбасса, после Сирии и Грузии — все равно не понимает. В глазах Запада Россия по-прежнему поверженный в холодной войне противник. А к поверженным противникам полагается проявлять великодушие. Все эти бесконечные «перезагрузки» и «шаги навстречу» — по большей части от этого.

Причина номер два: если в других странах западные инвесторы зарабатывают миллиарды для своих компаний, то в России они, кроме всего прочего, зарабатывают миллионы в свой карман. Или решают другие проблемы, сложно решаемые в рамках западных подходов к финансам и бизнесу. Иными словами, Россия коррумпирует Запад так же, как в свое время коррумпировала постсоветское пространство.

Причина номер три: в России можно не «заморачиваться». Можно быть расистом, сексистом, антисемитом, националистом, коммунистом, ксенофобом, да кем угодно. Это даже приветствуется. Многие едут в Россию, как в свою молодость, когда все было проще, когда на мозг не давила вездесущая политкорректность. Россия предлагает им хотя бы на пару дней, но свободу. Свободу от политкорректности, а часто — и от нравственности.

Причина номер четыре: Запад путает слабость экономическую и слабость геополитическую. Он считает, что страна, ВВП которой не превышает ВВП Калифорнии, не может представлять серьезной угрозы. Он с ужасом смотрит на Китай и говорит себе: нам нужны русские, чтобы совладать с китайцами.

Искренне либо лицемерно, он не понимает, что у Китая и России разное целеполагание и разное ощущение времени. Китай — экономически успешен, Россия — неуспешна. Поэтому Россия хочет обнуления существующего мирового порядка, а Китай — его преобразования. Китай может ждать, Россия идет ва-банк. Ну, и самое главное: в отличие от России, Китай не может залезть Западу в голову и душу. Россия это не только может, но уже давно и успешно практикует.

Причина номер пять: президентство Трампа показало, что моральный иммунитет Запада, его способность различать добро и зло — почти на нуле. Впрочем, как и вера в себя, в свою правоту. А без этой веры никакая финансовая и военная мощь значения не имеет.

Странно наблюдать, с каким обожанием смотрели и смотрят на Трампа — человека глубоко антихристианского — христианские пастыри, церковные лидеры Америки (да и не только Америки). После Трампа стало особенно очевидно: если предложить достаточные бонусы, многие отцы церкви закроют глаза и на патологическую лживость, и на дерзкую греховность, и на откровенную глупость.

Ну и заодно стало понятно, почему духовные лидеры мира предпочитают год за годом не видеть преступлений Путина (в том числе против верующих) и помогают своей пастве оставаться в блаженном неведении. В России церкви не пустуют, меньшинства знают свое место — это главное, все остальное — не существенно. И пусть Путин убивает ближних и лжесвидетельствует, сколько его душе угодно.

Если евангельские церкви мира остались равнодушны к убийству евангельских христиан в Славянске в июне 2014 года, то почему должны быть неравнодушными те, кого с Богом связывают не столь обязующие отношения? Увы, современная церковь в своем подавляющем большинстве стала частью мира после правды. И для меня лично, как человека верующего, это самое пугающее. «Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою?…».

Глобализация 2.0

Иногда складывается впечатление, что на смену первой глобализации пришла вторая. Если первая связала человечество в один клубок интересов, пристрастий и взаимных возможностей, то вторая — переплела его в комок фобий, нервов и взаимного отторжения. Если первая представляла собой нечто вроде глобальной американизации мышления, то вторая — скорее его глобальная русификация. Соизмеримы ли масштабы и последствия этих двух процессов — покажет время.

Один из известных российских блогеров после выхода Америки из Афганистана констатировал: на смену глобализму пришел пофигизм. На самом деле все хуже. Еще раз: как мне кажется, опускающийся на мир мрак похож на то, что происходило с человечеством в первой половине прошлого века. Правда иссякла. Добро — слабо и не имеет ни лидера, ни голоса; зло — сильно, его лидер очевиден. И добро не упускает возможности преклонить перед ним колени.

Трамповское America first было лишь конденсированным выражением идей, которые вот уже больше двадцати лет вбиваются Путиным и его организацией в мозги россиян — да и не только их. Идей, которые нашли благодатную почву в душе каждого европейца и американца, уставших от необходимости думать о ком-то, кроме себя, будь то сирийские беженцы, мексиканские нелегалы, разорванная Грузия или Украина, одиноко стоящая на пути России.

Лаконичней всех высказался в недавнем интервью российский пропагандист (и, что характерно, американский гражданин) Александр Гордон: «Мы никому ничего не должны. А если кому-то что-то не нравится, на этот случай у нас есть армия и флот». Вот и весь моральный кодекс у одной части человечества. А у другой — сомнения, бегство и соглашательство, граничащие с предательством.

Ничего нового здесь, конечно же, нет. Это тоже возврат туда, в ХХ век, к корням. К тем корням, из которых выросли две мировые войны и два тысячелетия мировой ненависти. На каком-то этапе была надежда, что мир окончательно оставил это в прошлом. Увы, похоже, не окончательно.

Кроличья нора

Либеральная идея, создавшая Соединенные Штаты и Европейский Союз в их нынешнем виде, систематически и целенаправленно дискредитируется. Само слово «либерал» во многих странах стало почти ругательным. Американская мечта постепенно оглупляется, сводится к к America first, а европейская идея — к самолюбованию и избирательной духовной глухоте римского патриция, окруженного варварами.

В то время как добро падает в кроличью нору, зло из нее выползает. То, что раньше называлось ксенофобией, теперь — борьба за христианские ценности. То, что раньше было предательством, теперь — прагматизм.

Этот новый безумный мир, где все вверх тормашками, уже показал себя во всей красе. Американские патриоты под флагами Трампа штурмуют святыню своей страны, вашингтонский Капитолий, и обмазывают его стены фекалиями. Убежденные европейцы и дальше упрямо делают вид, что параллелей между путинизмом и гитлеризмом не существует. Немецкая канцлерин, в 2013 году искренне призывавшая Украину быть верной принципам и идти до конца вопреки давлению Путина, так же искренне пошла до конца, прокладывая трубопровод в обход Украины. Для себя и для Путина.

Попрощаться с иллюзиями

Мир после правды — это и мир после совести. В этом мире нет места самообману. Например, Украине имеет смысл распрощаться наконец с иллюзией о битве Востока и Запада, России и Америки, в которой Украина играет некую ключевую роль. Этот тезис придумал когда-то Бжезинский (кстати, отрекшийся от него впоследствии). Но по-настоящему раскрутили его российские идеологи — чтобы потешить имперское эго и оправдать ту низость, до которой Россия опустилась в Украине, да и другие прелести путинской диктатуры тоже. В реальности роль, быть может, и есть, но вот только битвы никакой нет.

Ибо когда Россия ведет явную или неявную войну, а Запад делает вид, что ничего не происходит и готовится к очередной перезагрузке с Москвой, это не битва, а последовательное одностороннее расшатывание, подрыв. И не известно, сколько еще храмов западной демократии будут обмазаны фекалиями, пока до западной демократии дойдет, что с ней что-то кардинально не так, и что Россия в этом как-то замешана.

Для политических лидеров новой волны, пришедших к власти в последние годы (за исключением Джо Байдена), события 2014 года не были незабываемой личной пощечиной. Соответственно, для них и аннексия Крыма, и необъявленное вторжение в Донбасс, и Грузия, и сотни тысяч погибших в Сирии — дела уже давно минувших дней, просчеты предшественников. Этим новым нужны лавры миротворцев. Мысленно они уже в новой эпохе — эпохе примирения с Россией.

Понятно, что не они первые и не они последние: учитывая параноидальный характер Путина, эта «эпоха», если и наступит, то ненадолго. Тем важнее для Украины перестать слушать песни о «решающей схватке» и понять простую вещь: мы сами себе друзья и сами себе враги.

Нет никого, кто был бы жизненно заинтересован в нашем европейском, евроатлантическом или любом другом будущем. Да и не нужно. Большинство стран становились успешными без того, чтобы кто-то толкал их к успеху.

Дорогу осилит идущий. У нас есть союзники и друзья, но нет никого, кто прошел бы наш путь вместо нас. Просто нужно идти, а не стоять, погружаясь в очередные национальные дрязги. Не оплакивать нашу якобы утраченную «субъектность» (никому она на самом деле не нужна), а пользоваться ею, веря в себя и понимая цель.

Карты смешаны

Да, мы не Польша, которую звала в ЕС Германия. Мы не Израиль, за которым нерушимо стоят Соединенные Штаты. Наше дальнейшее существование как страны интересует по-настоящему только нас. И опять-таки, ничего такого уж необычного, а тем более катастрофического в этом нет.

Даже учитывая одержимость Путина, у него должно быть достаточно здравого смысла, чтобы не пойти «свиньей» на Киев. Как бы ему ни хотелось окончательно решить украинский вопрос, он не может не понимать: оккупировав Украину, он разрушит Россию. Советская авантюра в Афганистане покажется детской игрой по сравнению с тем, что ждет его у нас. Поэтому путинская стратегия, скорее всего, и дальше будет заключаться в том, чтобы, с одной стороны, пугать, оболванивать и развращать Запад, а с другой — делать ставку на раскол и саморазрушение Украины.

Это значит, что у нас впереди непростые годы, но не труднее тех, что мы уже прошли. Никто нас не уничтожит, если только мы не уничтожим сами себя.

Мир после правды означает, что старых сценариев уже нет. Карты смешаны. Слабый, отступающий, не верящий в себя коллективный Запад — это реальность, невиданная с 1938–39 годов. В какой-то степени это ночь, где у нас, украинцев, нет других навигаторов, кроме самих нас, наших глаз, мозгов и нашей способности коллективно решать вопросы своего национального бытия.

А еще у нас есть мощный АПК и живучая промышленность, полезные ископаемые, умные компьютерщики, растущий средний класс, талантливые дети. А еще — окрепшая армия и старающаяся не отставать от нее дипломатия. Нам есть, на чем строить успешное европейское государство даже в эпоху европейской слабости, в мире после правды и после совести.

Да, у нас есть проблемы. Но проблемы — не только у нас, проблемы — у всего мира.

А после ночи всегда наступает утро.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК