Мир, дружба, помидоры - Международная политика - zn.ua

Мир, дружба, помидоры

17 ноября, 2017, 18:14 Распечатать

Эрдоган и Путин восстанавливали отношения на сочинском курорте.

© RecepTayyipErdogan / facebook

Встреча Реджепа Эрдогана и Владимира Путина в сочинской резиденции российского президента "Бочаров ручей" стала восьмой за последние полтора года. 

Для межгосударственных отношений столь частые личные контакты глав государств за такой относительно небольшой промежуток времени — явление необычное. Даже с партнером по Союзному государству Александром Лукашенко Путин встречается куда реже. 

Сегодня Турция и Россия выглядят близкими союзниками. Но партнеры испытывают взаимное недоверие, которое может в любое мгновение перерасти в конфронтацию. Из этого ситуативного союза каждый пытается выжать максимум выгоды для себя. Новые переговоры на высшем уровне должны были укрепить давние турецко-российские отношения и разрешить противоречия между Анкарой и Москвой по сирийской проблеме. 

Напомним, что не так давно двусторонние отношения пережили острый кризис. В ноябре 2015 г. турецкий истребитель сбил российский бомбардировщик Су-24, нарушивший воздушное пространство Турции, а один из пилотов был убит сирийскими повстанцами. После этого Путин и сказал известную фразу об "ударе ножом в спину", а Эрдоган в свою очередь посоветовал России "не играть с огнем". 

Во время семимесячного "ледникового периода" Москва ввела запрет на поставки сельскохозяйственной продукции из Турции и "порекомендовала" российским гражданам воздержаться от поездок на турецкие курорты. Анкара в ответ ввела заградительные пошлины на ввоз российской пшеницы и подсолнечного масла. В Институте Гайдара и РАНХиГС потери российской стороны оценивали в 1,3—1,5 млрд долл., а турецкой — в 1,7 млрд долл. 

В июне 2016 г. Эрдоган принес свои извинения, и отношения стали постепенно "размораживаться". Анкару с Москвой сблизили сирийский кризис и трудности турецкой экономики. Во-первых, Россия является для Турции важным экономическим партнером. Во-вторых, в Анкаре видят в Москве актора, с которым нужно увязывать свою политику в Ближневосточном, Черноморском и Южнокавказском регионах. В-третьих, Турция рассматривает РФ как ситуативного союзника в затянувшемся противостоянии с ЕС и США. 

Для Путина же Турция — инструмент давления на Европейский Союз и Соединенные Штаты. Ведь главная цель России на протяжении последних лет — вернуть себе роль лидера в Европе и ослабить Запад, используя противоречия между Брюсселем и Вашингтоном, а также между членами ЕС и НАТО. Турция, находящаяся в конфронтации с ЕС и США, как нельзя лучше подходит Путину для достижения его целей. 

В конце 2016 г. ограничения на турецкие овощи и фрукты были частично сняты, а с 1 ноября т.г. Москва разрешила ввозить турецкие помидоры. Было принято решение возобновить строительство "Турецкого потока" и АЭС "Аккую". Да и во время нынешних переговоров, продолжавшихся около четырех часов, Эрдоган и Путин, среди прочего, говорили и о строительстве россиянами атомной электростанции в Турции, и о перспективах начала работ по "Турецкому потоку" на турецкой территории, и о поставках зенитно-ракетных систем С-400. 

В результате сочинских переговоров стороны лишь частично достигли своих целей. Путин заявил, что "наши отношения практически восстановлены в полном объеме", а Эрдоган отметил их стремительное развитие в военной, политической и торговой сферах, хотя и подчеркнул, что сняты еще не все барьеры, мешающие двусторонней торговле. Москва также не спешит вернуться к безвизовому режиму.

Но если в двусторонних торгово-экономических отношениях Анкара и Москва показательно возвращаются к традиционному формату business as usually, то по сирийскому вопросу разногласия остаются. Хотя Эрдоган и заявил, что Турция и Россия договорились сосредоточиться на политическом решении конфликта в Сирии.

"На встрече самой острой была тема сирийского кризиса в целом и курдов в частности: курдский вопрос сейчас наиболее опасный для возрождаемой турецко-российской дружбы", — отметила в комментарии ZN.UA исследователь Центральноевропейского университета в Будапеште Марина Воротнюк. Каждая из сторон преследует в Сирии свои цели. И если Россия продолжает делать ставку на президента Асада, то Турция называет его кровавым диктатором.

Как отмечает М.Воротнюк, на переговорах в Сочи Путину было важно заявить, что инициатива России по урегулированию сирийского конфликта в партнерстве с Ираном и Турцией приносит свои конкретные плоды. А "астанинский процесс" (в котором Москва, Анкара и Тегеран играют роль посредников), стал альтернативой межсирийскому диалогу под эгидой ООН. 

В свою очередь, Эрдогану принципиально было донести до Путина, что для Турции неприемлема российская позиция по курдам. В частности, в отношении приглашения в Сочи на Конгресс национального диалога Сирии представителей из организации "Демократический союз", которую турецкое руководство считает террористической и связанной с леворадикальной Рабочей партией Курдистана (РПК). Анкара потребовала от Москвы отозвать приглашение.

На итоговой пресс-конференции так и не было понятно, к какому решению по курдскому вопросу пришли во время переговоров Эрдоган и Путин: о сирийской проблеме не было сказано почти ничего. И это свидетельствует о том, что противоречия между сторонами сохраняются. Разрешить разногласия они постараются 22 ноября, когда Эрдоган совершит очередной визит в Россию.

По мнению президента Центра глобалистики "Стратегия XXI" Михаила Гончара, о результатах многочисленных переговоров двух президентов нужно судить не столько по тому, о чем сообщается в СМИ, но и по тому, о чем не сообщается. Аналитик обращает внимание на то, что в Сочи не было никаких публичных заявлений о нагорнокарабахском урегулировании, хотя ранее Эрдоган заявлял, что на встрече с Путиным поднимет также и вопрос Нагорного Карабаха. 

"Вне поля внимания экспертов находится возможная стратегическая сделка между Анкарой и Москвой: в обмен на отказ от любой поддержки курдов Россия возвращает Южный Кавказ в сферу своего влияния, как в 20-е гг. договорились Ленин и Ататюрк… И Россия, и Турция демонстрируют Западу, что именно они — реальные плеймейкеры на Южном Кавказе, а не европейцы или американцы. Соответственно, именно с Москвой и Анкарой, а не с Брюсселем, Парижем или Вашингтоном будут считаться в Баку, Ереване, Тбилиси", — полагает Михаил Гончар.

Встречи российского и турецкого лидеров косвенно затрагивают украинские интересы. Заинтересованность друг в друге Эрдогана и Путина создает возможности по освобождению ряда украинских граждан, осужденных оккупационными российскими властями в Крыму: турецкий лидер также заинтересован в имидже Турции в исламском и тюркоязычном мире как защитника крымских татар. И хотя сближение Анкары и Москвы несет серьезные риски, в том числе и для нашей страны, Киев должен использовать этот шанс в защите своих граждан.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №6, 17 февраля-23 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно