МИКЛОШ ХОРОСТИ: «ТЕМНИКИ — ОЧЕНЬ ПЛОХАЯ ПОЛИТИКА ТЕХ, КТО ИХ СОЗДАЕТ»

09 апреля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 14, 9 апреля-16 апреля 2004г.
Отправить
Отправить

Так случилось, что в последние дни мы дважды встречались с Миклошем Хорости, в прошлом журналистом...

Так случилось, что в последние дни мы дважды встречались с Миклошем Хорости, в прошлом журналистом и диссидентом, а ныне функционером Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе: месяц назад он стал представителем ОБСЕ по вопросам свободы СМИ. Цель его визита в Киев — сбор информации о состоянии прессы в нашей стране, положение которой, как заметил мой собеседник, вызывает у него обеспокоенность. Но в первую нашу встречу г-н Хорости был довольно сдержан в своей оценке происходящего. «Я пока не составил своего собственного мнения», — таков был общий лейтмотив его ответов. Тональность разговора кардинально изменилась после встреч с представителями власти, оппозиции и медиа…

— Господин Хорости, во время нашей первой встречи вы довольно осторожно комментировали ситуацию со свободой СМИ в Украине. После проведенных встреч какова теперь ваша оценка?

— Позвольте мне начать с позитивных вещей. Украина прекрасная плюралистическая сцена с точки зрения количества СМИ. Идет живая дискуссия по разным вопросам в общественной сфере, хотя это и не диалог. Предназначение средств массовой информации — публиковать разные мнения и вынуждать оппонентов общаться друг с другом. В этом отношении нельзя говорить о достаточной эффективности СМИ. И я стараюсь найти причину этого.

В Украине действуют весьма прогрессивные законы. Например, даже на Западе многие страны еще не отменили тюремное заключение за клевету. И не все молодые демократии позволили такой высокий уровень критики государственных чиновников, как в Украине. Но при этом я слышал много жалоб на систематическое нарушение механизма верховенства закона. И главное, такое неповиновение законом не карается. Я думаю, в этом заключается причина общего недоверия к принципу верховенства законов.

Власти подчеркивают только то, что они работают в соответствии с законами. Но не проводят активной работы для устранения этого недоверия в обществе, которое пришло из старого режима. Невыполнение законов, которые, тем не менее, достаточно хороши, — это проблема.

Приведу один пример. Речь идет о лицензировании компаний, закреплении за ними прав на различные частоты, в результате которых получилось их неравномерное распределение. Разные органы власти переводят стрелки друг на друга. Но это не меняет результата такого распределения. Когда оказывается, что неравномерное распределение частот совпадает с тем, что три основных канала имеют большую часть частот и те же самые три канала демонстрируют неравномерное освещение политических событий, появляется подозрение, что это было сделано потому, что так хотела власть.

Другой пример. Все представители власти, с которыми я разговаривал, защищали темники как абсолютно законное явление. Характеристика, которую они давали, заключалась в том, что темники — это просто освещение событий как виденье одной стороны в ситуации, где представлены разные стороны. И они не накладывают никаких обязательств.

Но я обнаружил, что темники — это не мнение о событиях. Это инструкции или, очень мягко выражаясь, предложения того, как освещать политические события. Во-вторых, я узнал, что они анонимны. В-третьих, я увидел, что они поступают в считающиеся независимыми средства массовой информации.

В-четвертых, я узнал, что они адресно даже не поступают к этим СМИ, а находятся просто где-то в киберпространстве. И в задачу конкретных людей в этих, считающихся независимыми, СМИ входит зайти в известный «ящик» и получить темники. Мне также говорили, что все те СМИ, которые прислушиваются к рекомендациям, называемым «темниками», практически тождественны тем, которые имеют самый больший охват аудитории по частотам. Эти же СМИ обычно освещают политическую жизнь односторонне.

Мое пятое замечание заключается в том, что я установил, что темники происходят откуда-то из президентского окружения. Все вместе это приводит к некоторого рода цензуре, несмотря на то что методы, которые используются, не запрещены никаким законом.

Я не думаю, что властям достаточно повторять: то, что они делают, — законно. Практика, основанная на законе, должна быть наполнена духом закона. С другой стороны, власти открыты к диалогу с моим офисом и даже просили нас о рекомендациях, что я с удовольствием сделаю и буду сотрудничать с властями вашей страны.

Я считаю, что темники — очень плохая политика тех, кто их создает. Потому что темники отождествляются со своего рода конспирацией, общественность не воспринимает их как легитимные средства PR, а только как продолжительную конспирацию против общественного мнения.

В своем отчете я буду активно рекомендовать, чтобы система темников была заменена открытыми, прозрачными, не анонимными, а именными PR-действиями, так, чтобы журналисты и общественность могли определить, кто что говорит и кто чего хочет. Это основы демократии, которые называются «ответственность и прозрачность». Для молодой демократии особенно важно, чтобы методы, используемые в PR, не поддерживали в обществе страх манипуляциями власти.

— Каковы будут ваши рекомендации?

— Самая важная заключается в том, что власти, имеющие отношение к СМИ, например офис г-на Холода, должны брать на себя полную ответственность за равномерный охват частот. Нельзя, чтобы компании с определенным освещением политических событий получали большую часть частот, в то время как другие, с противоположным взглядом на политику, получали несоизмеримо меньше.

Вторая рекомендация заключается в необходимости проведения реформы, в результате которой сконцентрировать все полномочия для распределения частот в одних руках. А затем сделать этот орган полностью ответственным перед судами за соблюдение закона, т.е. за равномерный, демократичный охват аудитории страны и равномерное освещение политики.

Еще одна рекомендация, скорее, просто хороший совет: нужно прекратить систему темников, потому что они очень напоминают цензуру. Как это сделать, я не знаю. Английская пословица говорит: если утка крякает, как утка, и ходит, как утка, то это — утка.

— Ваш отчет — это все же внутренний документ ОБСЕ. Сделает ли ОБСЕ какое-то публичное заявление для Украины?

— Мы выпустим отчет с рекомендациями. Он будет опубликован.

— На своих встречах вы поднимали тему расследования убийств журналистов. Лично вас удовлетворяет ход расследований?

— Для того чтобы убедить общественность в обеспечении свободы СМИ, очень важно, чтобы власти нашли ответственного за смерть каждого журналиста, которая вызывает вопросы. Ведь в случае с делом г-на Гонгадзе сменился уже третий генеральный прокурор, но до сих пор нет окончательного ответа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК