Мечты и реалии Грузии

16 января, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск № 1, 16 января-23 января 2015г.
Отправить
Отправить

Чем же живет Грузия без Саакашвили? Происходящее в этой парламентской республике невозможно понять вне контекста многолетнего конфликта Тбилиси и Москвы, противостояния политиков из "Грузинской мечты" и Михаила Саакашвили, манипуляций находящегося в закулисье власти экстравагантного миллиардера Бидзины Иванишвили. И, конечно же, надо принять во внимание, что действия истеблишмента определяют два основных чувства - страх и ненависть…

Мечты и реалии Грузии

С недавних пор у Грузии появилась новая статья экспорта в Украину - министры из реформаторской команды Михаила Саакашвили.

Назначение Александра Квиташвили министром здравоохранения, Эки Згуладзе первым замминистра внутренних дел и Гии Гецадзе замминистра юстиции сопровождалось слухами о возможном появлении в составе украинского правительства экс-премьер-министра Ладо Гургенидзе. В конце декабря стало известно, что украинское гражданство собираются предоставить бывшим замам главного прокурора Грузии Давиду Сакварелидзе и Гизо Углаве. А на минувшей неделе министр юстиции Павел Петренко сообщил, что в его министерстве будут работать Джаба Эбаноидзе, Георгий Циклаури и Хатия Шелия.

Они одни из тех, кто создавал новую Грузию, реформируя экономику, правоохранительные органы, судебную власть, здравоохранение. Эти реформы не просто облегчили ведение бизнеса, увеличили инвестиции, привели к экономическому росту, снизили уровень коррупции. Они изменили направление развития страны и ментальность ее граждан. А ведь грузинское общество весьма консервативно.

Сегодня политики из этой реформаторской команды находятся в оппозиции: вот уже два года как у власти в Грузии пребывает "Грузинская мечта".

В прошлом остались политическая турбулентность, громкие экономические реформы и эффектные имиджевые проекты, столь характерные для страны времен яркого президентства Михаила Саакашвили. Нынешняя власть консервативна, сера, осторожна. Она, по словам директора Международной школы экономики при ТГУ Эрика Ливни, "не рискует и не пьет шампанского". Лишь временами спокойное течение политической жизни взрывается скандалами.

Чем же живет Грузия без Саакашвили? Происходящее в этой парламентской республике невозможно понять вне контекста многолетнего конфликта Тбилиси и Москвы, противостояния политиков из "Грузинской мечты" и Михаила Саакашвили, манипуляций находящегося в закулисье власти экстравагантного миллиардера Бидзины Иванишвили. И, конечно же, надо принять во внимание, что действия истеблишмента определяют два основных чувства - страх и ненависть…

От любви до ненависти…

В Украине с завистью поглядывают на результаты реформ в Грузии. Грузины же не могут понять той популярности, которой пользуется в нашей стране Михаил Саакашвили. В Сакартвело отношение к бывшему президенту, членам его команды и реформам куда менее восторженное: экономический рост сопровождался увеличением безработицы и усилением бедности населения, а политика европейской и евроатлантической интеграции - тотальной прослушкой телефонов инакомыслящих.

Многие грузины, особенно на востоке страны, ненавидят Саакашвили. Неистово, самозабвенно, искренне…

Для грузин, не забывающих разгон демонстрации оппозиции 7 октября 2007 г., рассказывающих об "элитной коррупции", естественным актом справедливости являются возбужденные уголовные дела против бывшего президента и его ближайших соратников, обвиняемых в коррупции, превышении служебных полномочий и т.д. и т.п. В тюрьме сейчас находится бывший премьер-министр Вано Мерабишвили (автор самой успешной грузинской реформы - полиции и Министерства внутренних дел). Осужден экс-министр обороны Бачо Ахалая. Возбуждены уголовные дела против бывшего мэра Тбилиси Гиги Угулавы.

Чувство ненависти к экс-президенту не ослабело и после того, как Саакашвили покинул Грузию после президентских выборов 2013 г.: даже находясь за границей, он продолжает влиять на грузинскую политику. И очень многие хотели бы увидеть его на скамье подсудимых. "Грузинам было странно видеть Михаила Саакашвили на Майдане. Для нас Саакашвили - это двойник Януковича. А его режим - диктатура, а не демократия", - поясняла группе украинских журналистов директор Центра общественных исследований Марина Мусхелишвили.

Мнение г-жи Мусхелишвили разделяют многие грузины. Но для украинцев разница есть. И существенная. Заключается она не только в том, что Саакашвили добровольно покинул президентский пост по завершении своей второй каденции, а Янукович бежал из страны во время Революции Достоинства.

Политическая воля в проведении экономических и политических реформ выгодно отличала бывшего грузинского президента от украинских "керманичів". И нравится это грузинам или нет, но они живут сегодня в стране, созданной Саакашвили и его командой реформаторов. В стране, где максимально сокращено количество налогов. Где нет санитарно-эпидемиологической службы, пожарной инспекции, обязательной сертификации и стандартизации продукции, антимонопольной службы и инспекции цен. Где на улицах городов ходят не менты, а сотрудники правоохранительных органов. В стране, где созданы и продолжают эффективно работать дома юстиции, благодаря которым грузины забыли об очередях и хамстве клерков при получении выписки об имуществе или регистрации бизнеса, а взятка - аномалия, а не норма поведения общества.

Даже после прихода к власти политических оппонентов Саакашвили из "Грузинской мечты", отказавшихся от политики нулевой толерантности к преступлениям, по данным влиятельной Ассоциации молодых юристов Грузии, уровень коррупции не повысился. "Причина в том, что у населения поменялась ментальность. Люди стали бояться, что могут посадить за взятку. В результате законопослушание стало частью ментальности", - утверждает эксперт Ассоциации Эрекле Урушадзе.

Ненавидя Михаила Саакашвили, не приемля его методы управления страной и ее реформирования, последние два года правящая коалиция "Грузинская мечта" пытается пересмотреть наследие, доставшееся от бывшего президента, в сфере экономики и финансов, внешней политики, госуправления.

За кулисами грузинской политики

Для начала приведем немного цифр. И начнем с 2012-го - последнего года пребывания у власти партии "Единого национального движения", политической силы "мишистов" - сторонников Михаила Саакашвили.

В результате реформ, проведенных в 2004–2012 гг., в рейтинге простоты и удобства ведения бизнеса Doing business-2013, подготовленном на основе данных за 2012 г., Грузия заняла 9 место из 185, став, таким образом, первой страной с развивающейся экономикой, вошедшей в первую десятку международного рейтинга. По легкости начала бизнеса в 2012 г. страна была на 7 месте. По показателю регистрации собственности - первое место. По доступности кредитов - у Грузии четвертая позиция. В рейтинге защиты инвесторов страна заняла 19 место, а оплаты налогов - 33-е.

В соответствии с Индексом глобальной конкурентоспособности, в 2012 г. Грузия заняла 77 место из 144. Согласно Индексу экономической свободы - 42 место среди 144 государств. Наконец, по Индексу восприятия коррупции Грузия на 51 месте среди 176 стран.

Эти цифры показывают, почему Грузия стала привлекательной для мира. О том, что в стране с доверием относятся к полиции, а начать свой бизнес - дело нескольких минут, с гордостью говорят и сами грузины. Обратной стороной либертарианских реформ стала усилившаяся бедность, в которой живет значительная часть населения страны.

"Многие реформы были сделаны большевистскими методами. Некоторые из них носили фасадный характер. Но эти реформы быстро приносили результат. В частности, давали импульс развитию экономики: Грузия стала привлекательна для мира, что способствовало инвестициям. Но при этом не была решена проблема общения с народом в целом. Как не была решена и проблема трудоустройства людей, работавших в ликвидированных ведомствах", - констатирует Эрик Ливни.

Правительство "националов" работало на будущее, вкладывая инвестиции в инфраструктурные проекты и имиджевые программы. Грузины же хотели скорого изменения в своей обыденной жизни. Особенно те, кто едва сводил концы с концами. Проводимые командой Саакашвили реформы резко меняли правила игры в стране. А это входило в противоречие с традиционным образом жизни, мышлением грузин. Общество, привыкшее к патерналистской политике государства, отталкивало и отношение реформаторов к социальным вопросам: многие почувствовали себя выброшенными на обочину.

Отторжение усиливалось еще и тем, что власть проводила жесткую внутреннюю политику, преследуя оппозицию и ее сторонников. Подобные настроения, вкупе с "тюремным скандалом" и усталостью избирателей от Саакашвили, во многом предопределили победу "Грузинской мечты" на парламентских выборах 2012 г. и приход к власти Бидзины Иванишвили. И хотя демократии в стране стало больше, а политическая жизнь стала куда спокойнее, в грузинской политике появилось новое уродливое явление.

Эксцентричный миллиардер, которого подозревают в пророссийских настроениях, продолжает управлять страной и после отставки с должности главы правительства, манипулируя своим ставленником - премьер-министром Ираклием Гарибашвили. Эта ситуация возмущает грузинских избирателей и политиков. В том числе и тех, кого считают креатурой Иванишвили. Например, президента Георгия Маргвелашвили. Он стремится стать самостоятельной политической фигурой. И его не устраивает, что Иванишвили управляет страной из-за кулис. Проявлением этого недовольства стал публичный конфликт между премьером Гарибашвили и президентом Маргвелашвили.

Все это грозит Грузии новыми политическими катаклизмами. Отставка амбициозного Ираклия Аласании с должности министра обороны - еще один признак начала нового периода перманентного кризиса. Одним из последствий которого может стать замедление или даже отказ от движения страны по направлению к Европе.

"Грузинская мечта" о социальной справедливости

Сегодня "Грузинская мечта" проводит политику, в корне отличающуюся от курса ее предшественников из "Единого национального движения". Упор сделан на увеличение государственного участия в экономике, а также на социальные программы. Например, в 2014 г. на Министерство здравоохранения и социального обеспечения было выделено около 30% (!) бюджетных средств. В бюджете на 2015 г. запланировано, что этому ведомству будет выделено около 34% средств.

"Правительство "Грузинской мечты" озабочено социалкой. Оно провело реформу здравоохранения, которое стало практически бесплатным. Сразу же после прихода к власти правительство повысило пенсии и пособия по безработице. Пересмотрело трудовое законодательство", - перечисляет Эрик Ливни. При этом, несмотря на неоднократные обещания властей, пенсионная реформа так и не была проведена, а размер пенсий в 2014 г. остался неизменным. (Увеличение пенсии на 10 лари ожидается 1 сентября 2015 г.)

Пытаясь решить проблему безработицы, а ее уровень еще со времен Саакашвили стабильно составляет около 15% работоспособного населения, правительственная коалиция инвестирует в развитие регионов. "Инвестиции идут, прежде всего, на развитие промышленных и инфраструктурных объектов, чтобы у населения была возможность для постоянной работы. И в этом отличие от инвестиционных проектов правительства Михаила Саакашвили, делавшего акцент на инфраструктурные проекты в регионах", - комментирует политику "Грузинской мечты" Марина Мусхелишвили.

Впрочем, предвыборные обещания "Грузинской мечты" о преодолении безработицы и бедности так и остались невыполненными. Как отмечает "Эхо Кавказа", "для реального улучшения ситуации нужен годовой рост ВВП на уровне 10%. Текущие темпы роста в 5–6% не в состоянии переломить ситуацию в сфере занятности". Все это, вкупе с внешнеполитическими рисками, вызванными нестабильной ситуацией у важнейших торговых партнеров, делают весьма туманными перспективы успешного развития страны.

"Рост ВВП сочетается с повышением уровня безработицы и неповышением среднего роста доходов. Бедность населения не уменьшается, а даже растет. Крайняя бедность усиливается в сельских районах", - констатирует Марина Мусхелишвили. Неслучайно "Грузинская мечта" уделяет пристальное внимание сельскому хозяйству: в данном секторе экономики занято около 50% населения. При этом сельское хозяйство дает не более 10% ВВП, а около 70% продукции необходимо импортировать.

Противники Саакашвили говорят, что это - следствие его либеральной таможенной политики, стимулирующей импорт. Сторонники либертарианских реформ утверждают, что все дело в неэффективности сельского хозяйства, наличии большого количества мелких земельных участков. Еще в 2002 г. Всемирный банк провел исследование, показавшее, что инвестировать в сельское хозяйство Грузии рентабельно лишь в том случае, если площадь сельскохозяйственных участков превышает 40 гектаров.

В общем, аграрный сектор стал одним из ключевых направлений деятельности правящей коалиции, субсидирующей мелкий и средний бизнес. Субсидии идут по двум основным направлениям - эмиссия "сельскохозяйственных ваучеров" и целевое кредитование аграрного сектора. В частности, в ходе реализации проекта помощи малоземельным фермерам в 2014 г. финансирование получили 700 тыс. фермеров. А по программе льготного кредитования 25 тыс. хозяйствующих субъектов было выдано 670 млн лари.

"Правительство делает огромные инвестиции в сельское хозяйство и инфраструктуру, обслуживающую сельское хозяйство. Создало агентство по кооперативам. Правительство "Грузинской мечты" даже бесплатно распахало все поля", - рассказывает Эрик Ливни. Так, на осуществление весенних пахотных работ в прошлом году было израсходовано
82,5 млн лари.

В надежде изменить к лучшему ситуацию, в том числе и в сельском хозяйстве, летом 2014 г. правительство, например, начало программу "Производи в Грузии", бюджет которой составляет 46 млн лари (приблизительно 26 млн долл.) Цель программы - развитие в Грузии предпринимательства. Планируется, что 30 млн лари будет потрачено на производство-переработку сельскохозяйственной продукции, а остальные 16 млн - на производство промышленных товаров.

Нельзя сказать, что сельскохозяйственная реформа совсем уж потерпела неудачу. Но, как и во времена Советского Союза, реформа аграрного сектора экономики - задача нелегкая, и многие политики поплатились своей карьерой, пытаясь ее решить: за последние два года трижды менялись министры сельского хозяйства. С ними менялась и команда реформаторов.

Допинг для экономики

Как и во времена Саакашвили, "Грузинская мечта" продолжает делать акцент в экономике на инвестиции. В том числе и за счет кредитов и грантов. Ведь именно инвестиции, по мнению грузинских экспертов, способны решить одну из основных проблем Грузии - безработицу. Только вот насколько эффективно они работают на грузинскую экономику?

В Грузию за три квартала 2014 г. инвестировано 508 млн долл. Из них 181 млн было вложено в строительство, 109 млн - в сферу транспорта и связи, 48 млн - в перерабатывающую промышленность, 8 млн - в рыболовство и сельское хозяйство. "Инвестиционная структура очень тревожна для нас. В производственный сектор (промышленность и сельское хозяйство. - В.К.) ничего не вкладывалось", - сказал в интервью агентству "ИнтерпрессНьюс" академик естественных наук Александр Твалчрелидзе. Да и объем иностранных инвестиций, рост которых считается одним из обязательных условий развития экономики страны, недостаточен.

При этом тревогу многих грузинских экономистов вызывает то, что совокупный внешний долг страны, по данным на 30 июня 2014 г., достиг 13,15 млрд долл., что составляет 80,4% ВВП. При этом государственный внешний долг составил 5,3 млрд долл., или 32,5% ВВП. Комментируя эти данные, грузинские экономисты говорят, что в 2003 г. совокупный внешний долг составлял 46,3% ВВП, а в 2011 г. он уже достиг 77,7% ВВП (соотношение государственного долга к ВВП страны составляло тогда около 31%).

Многие эксперты опасаются, что через какое-то время обслуживание госдолга, серьезно выросшего после войны 2008 г., может стать для Грузии серьезной проблемой. Впрочем, весь мир живет в долг. И эксперты полагают, что "ситуация с кредитами и задолженностями не вызывает озабоченности". В конце концов, среди хронических должников не только Греция (160% ВВП) и Испания (130,3% ВВП), но и такой кит мировой экономики, как США - 18,5 трлн долл. (111,4% от ВВП). В десятку крупных должников входят Германия, Франция, Великобритания.

В конце прошлого года служба кредитных рейтингов Standard&Poor's подтвердила долгосрочный и краткосрочный кредитные рейтинги правительства Грузии на уровне "ВВ-/В". Прогноз - "стабильный". Но хотя международные рейтинги Грузии достаточно стабильны, тенденция к ухудшению ее показателей существует.

Если в первый год пребывания у власти "Грузинской мечты" Грузия сохраняла свои позиции в рейтинге Doing Business (а по некоторым пунктам даже улучшила), то в 2014 г. ее показатели ухудшились. По данным Doing Business-2015, подготовленного на основе показателей по состоянию на 1 июня 2014 г., Грузия заняла 15 место в мире по простоте ведения бизнеса среди 189 стран. По сравнению с 2013 г., страна опустилась в рейтинге на одну ступень. (В 2013 г. была изменена методика оценки стран по этому показателю. Согласно старой методике Грузия в Doing Business-2014 по этой позиции занимала восьмое место.)

В целом, такая же тенденция наблюдается и по другим показателям. Например, по легкости начала бизнеса страна заняла 5 место (в 2013 г. - 4-е). По получению разрешений на строительство у Грузии 3 место, регистрации собственности - 1-е, защите инвесторов - 43-е (сохраненные в сравнении с 2013 г.). По получению кредитов - 7 место (в 2013 г. - 5-е), выплате налогов - 38 место (в 2013 г. - 22-е).

Есть и другие тревожные тенденции. Например, если команда Саакашвили уменьшала количество ведомств, то "Грузинская мечта" пошла по пути создания новых агентств, часто дублирующих функции министерств. Это ведет к росту бюрократии, уменьшению эффективности госорганов и повышению расходов бюджета. По информации "Эха Кавказа", в 2014 г. было создано 12 агентств, а штат чиновников с 2012 г., по самым скромным подсчетам, увеличился на 11 тыс. чел., содержание которых выросло на 32 млн лари.

Заклятый сосед

На политику Грузии сегодня влияет не только ненависть к Саакашвили и стремление "Грузинской мечты" пересмотреть наследие бывшего президента. Другой фактор, во многом определяющий поведение правящей коалиции, - страх перед Россией, ее возможностями по дестабилизации ситуации в стране и Южнокавказском регионе. В Тбилиси, где говорят о том, что "основная угроза для страны идет с Севера", полагают: существует большой риск, что в один "прекрасный" день может повториться российское вторжение в Грузию.

Именно эти два обстоятельства во многом поясняют позицию премьер-министра Грузии Ираклия Гарибашвили, считающего призывы бывшего президента к грузинским военным отправляться в Украину и получать там гражданство "предательством и провокацией". "Саакашвили сейчас только тем и занимается, что хочет конфликта и беспорядков в Грузии, чтобы страна снова вступила в вооруженное противостояние с Россией", - заявил в декабре И.Гарибашвили.

Официальный Тбилиси хоть и поддерживает Киев, но делает это очень осторожно. И это притом, что многие грузины сопереживают нам. "Мы всей душой болеем за Украину", – говорят они. Но стоит ли удивляться осторожности правительства? С приходом к власти "Грузинской мечты" Тбилиси выбрал политику диалога с Москвой.

Но в правящей коалиции не строят иллюзий. "Мы хотим держать Россию за столом переговоров. Во всяком случае, это помогает удерживать ее от войны", - пояснял как-то в Киеве журналистам и экспертами позицию своей политической силы Дмитрий Цкитишвили.

"Наши оппоненты говорят, что нельзя было начинать диалог с Россией. Но он уменьшил градус конфронтации. Что, возможно, сыграло свою роль в том, почему мы тихо подписали Соглашение об ассоциации Грузия-ЕС. К тому же, нам нужен канал коммуникации для решения конкретных вопросов - экономических, транспортных, гуманитарных", - рассказывал украинским журналистам спецпредставитель премьер-министра по отношениям с Россией Зураб Абашидзе, напомнив, что хотя около 70% грузин считают РФ главной внешней угрозой для Грузии, приблизительно 70% поддерживают диалог с этой страной.

Чего добилась правящая коалиция на российском направлении? После торговой войны 2006 г. российский рынок был закрыт для товаров из Грузии, и грузинский экспорт переориентировался на другие рынки. Политики диверсификации внешнеэкономических партнеров в Тбилиси придерживаются и сейчас. "От Москвы всего можно ожидать.
Поэтому мы стараемся диверсифицировать экономические отношения с Россией, чтобы не стать заложником одного рынка", - в свою очередь говорит госминистр по вопросам примирения и гражданского равенства Паата Закареишвили.

После начала "диалога Абашидзе-Карасин" российский рынок практически полностью открыт для грузинских товаров. И товарооборот у Грузии с Россией увеличивается. "Российский рынок для наших бизнесменов интересен. Мы сняли политические преграды для бизнеса. Но этот рынок - рисковый. Но это уже риск грузинских бизнесменов. А вот с российскими визами для грузин особых продвижений нет: им трудно их получить", - признает Зураб Абашидзе.

Притом, что "Грузинская мечта" проводит политику, отличающуюся от курса "Единого национального движения", в Тбилиси не собираются восстанавливать дипотношения с Россией до тех пор, пока Москва признаёт независимость Абхазии и Южной Осетии. В общем, до недавних пор грузинское правительство не давало повода говорить об отказе от политики интеграции в ЕС и НАТО. Не было и опасных уступок России. Поэтому обвинения правящей коалиции в пророссийских настроениях во многом выглядят надуманными. Они, скорее, являются традиционным элементом внутриполитической борьбы.

Более того, в конце июня Грузия подписала в Брюсселе Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом, предусматривающее создание зоны свободной торговли. Серьезным препятствием в развитии отношений Грузии с Западом были разве что судебные преследования властями Саакашвили и его ближайших соратников. "Нет никаких шагов, которые позволяли бы сказать, что мы изменили свою политику по отношению к НАТО", - убеждает глава департамента безопасности и аналитики Национального совета безопасности Грузии Лаша Дарсалия.

С этим мнением сотрудника Национального совета безопасности согласны и эксперты. Ведь даже отставка Ираклия Аласании с поста министра обороны, которую грузинский политик преподнес как протест против сворачивания курса евроатлантической интеграции, при ближайшем рассмотрении оказывается попыткой создать себе репутацию стойкого сторонника вступления Грузии в ЕС и НАТО в условиях жесткого противостояния с "серым кардиналом" грузинской политики Бидзиной Иванишвили и его сторонниками.

Во время встреч в Тбилиси с политиками и экспертами те не раз повторяли: для Грузии красная линия, которую она никогда не пересечет, - это НАТО, вопрос территориальной целостности и суверенитета. Что же, альянс для многих грузин - это средство защиты от России. "В Грузии менее всего хотят в НАТО и ЕС потому, что там ценности. В Грузии хотят в эти организации, прежде всего, потому, что это фактор безопасности", - сказал во время одной из конференций в Киеве член голландского парламента Михель Серваес.

Кремль же видит в НАТО врага. При этом в политике России появился новый акцент: Евросоюз - это первый шаг к членству в альянсе. И в Москве делают все, чтобы не допустить членства Грузии в этой военно-политической организации. В качестве рычага давления используются, прежде всего, Абхазия и Южная Осетия: отсутствие контроля Тбилиси над этими территориями является серьезным препятствием для вступления Грузии в НАТО и ЕС.

Подписание российско-абхазского соглашения о союзничестве и стратегическом партнерстве, являющегося элементом политики аннексии Кремлем Абхазии, стало сильным ударом для правящей коалиции, лелеющей надежды на возвращение хотя бы в отдаленной перспективе суверенитета Тбилиси над грузинскими территориями. Тем более что в Грузии существует общенациональный консенсус по поводу необходимости восстановления суверенитета и территориальной целостности страны. А это, как отмечает Паата Закареишвили, "возможно только через примирение".

В общем, начав диалог с Россией, Тбилиси в итоге получил российско-абхазское соглашение. "Мы посылали России сигналы: участвовали в сочинской Олимпиаде, снизили конфронтационную риторику, освободили несколько граждан РФ, осужденных за шпионаж. У нас есть позитив в плане восстановления торгово-экономических связей, но нет никакого прогресса в решении наиболее сложных политических проблем, связанных с Абхазией и Южной Осетией", - с горечью признал в беседе с журналистами Зураб Абашидзе.

Такова сегодняшняя Грузия. Страна, занимающая важное положение в Южнокавказском регионе. Страна - союзник Украины. Страна, первой пережившая войну с Россией в XXI веке.

Related video

Автор благодарит Институт мировой политики (Украина) и Центр культурных взаимосвязей "Кавказский дом" (Грузия) за организацию поездки и содействие в подготовке встреч.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК