Курдский выбор. Иракская автономия в шаге от независимости - Международная политика - zn.ua

Курдский выбор. Иракская автономия в шаге от независимости

29 сентября, 2017, 19:36 Распечатать

В отличие от Косово, у Иракского Курдистана нет среди мировых игроков лоббиста его независимости.

Можно ли предотвратить цунами? А ураганы с тайфунами? Исторические процессы сродни природным: их можно до поры до времени не замечать, но невозможно остановить. 

Курды, многократно пытавшиеся на протяжении всего XX ст. создать свое государство, на днях подтвердили это правило в Ираке. 

Несмотря на протесты Багдада, Анкары, Тегерана и Вашингтона, вопреки обеспокоенности Совбеза ООН, невзирая на угрозы "контрмер", в Иракском Курдистане 25 сентября состоялся референдум о независимости. Его результат был предопределен: при явке 72%, за отделение от Ирака высказались 92,3% голосовавших. Комментируя данные результаты, президент автономии Масуд Барзани призвал Багдад и соседние страны уважать волю миллионов людей.

В минувшее столетие курды не раз поднимали восстания против центральных властей. Но они заканчивались поражениями. Появлению курдского государства мешали клановая разобщенность, амбиции племенных вождей, расчетливая политика местных властей, циничная позиция глобальных игроков. Поэтому и Араратская курдская республика, и Мехабадская республика оказались лишь временными образованиями. 

Война в Персидском заливе в 1991 г. и международная военная интервенция в Ирак в 2003 г. изменили ситуацию. После свержения Саддама Хусейна курдский регион в 2005 г. получил широкую автономию в составе федеративного Ирака. 

При этом курды не отрекались от идеи создания своего государства, рассматривая пребывание в составе федеративного Ирака как временное явление. Например, еще в 2005 г. состоялся неофициальный референдум о независимости Иракского Курдистана. И тогда подавляющее большинство проголосовавших — 98,8% — высказались в пользу собственного государства. 

За полтора десятилетия Иракский Курдистан стал настоящим квазигосударством со своим правительством, чиновничьим аппаратом, границей, армией. Автономия — единственно стабильный регион в нестабильной стране. Ведущую роль в Иракском Курдистане играет харизматичный клан Барзани, представители которого на протяжении последних 70 лет являлись лидерами вооруженной борьбы иранских и иракских курдов.

Но в отношениях Эрбиля с Багдадом постоянный конфликт. Причин несколько. Первая — уменьшилась роль курдов-суннитов в центральном правительстве, в то время как влияние арабов-шиитов выросло. Равно как и усилились позиции Тегерана в Ираке. "Багдад оттолкнул нас. У курдской нации есть реальный страх перед Ираком", — заявляет премьер-министр автономии Нечирван Барзани. 

Вторая причина — распределение финансовых ресурсов. Из-за противоречий между центром и регионом по поводу экспорта нефти Багдад в 2014 г. приостановил финансирование правительства автономии. Это было нарушением Конституции, в соответствии с которой Эрбилю направлялось 17% доходов от продажи иракской нефти на развитие региона. 

Для курдов действия центрального правительства были тем более неприемлемы, что на территории Иракского Курдистана расположены нефтяные месторождения, запасы которых оцениваются в 45 млрд баррелей (шестая позиция в мире), а нефть из этой автономии составляет 60% всей иракской добычи. В результате, несмотря на протесты Багдада, региональное правительство стало продавать свою нефть на мировой рынок, экспортируя ее по трубопроводу в Турцию.

Однако не противостояние с Багдадом подтолкнуло Эрбиль к проведению очередного референдума, а слабость центральной власти, проявившаяся в 2014 г., когда правительственные войска под натиском подразделений ИГИЛ бежали из западных и северных провинций Ирака. Тогда пешмерга — курдские военизированные формирования — смогли не только остановить продвижение отрядов исламистов, но и отвоевать Киркук и другие северные районы. 

Наступление ИГИЛ и поражение иракской армии привели к тому, что Масуд Барзани объявил летом 2014 г. о намерении провести референдум о независимости, поскольку страна была "фактически разделена". В силу разных причин эти планы не были реализованы. Успешные действия курдов против "Исламского государства", участие в освобождении Мосула послужили толчком к решению провести референдум 25 сентября. 

Его результаты не означают, что Эрбиль автоматически объявит о создании курдского государства: Масуд Барзани заявил, что итоги голосования позволяют региональному правительству начать переговоры с Багдадом об условиях мирного выхода из состава Ирака, и призвал соседние страны помочь в этом диалоге. Но иракское правительство и парламент отказываются признавать референдум, называя его неконституционным. 

В своей позиции Багдад опирается на поддержку международного сообщества, в силу разных причин выступающего за единство федеративного Ирака. Например, для Вашингтона распад этой страны означает ослабление фронта борьбы с "Исламским государством" и еще большую дестабилизацию в регионе. И это при том, что Соединенные Штаты рассматривают Иракский Курдистан как свой плацдарм в нестабильном регионе.

Для Тегерана появление независимого Иракского Курдистана — ослабление его союзника Ирака, где у власти находятся арабы-шииты, угроза курдского сепаратизма в Исламской республике и провал планов по созданию "шиитского пояса" от Ирана до Средиземного моря. Для Анкары новое государство — рост курдского сепаратизма в юго-восточных провинциях Турции, где более 30 лет свою борьбу за создание курдского государства ведет леворадикальная Рабочая партия Курдистана (РПК).

Израиль, всегда поддерживавший борьбу курдов за независимость, оказался единственной страной, поддержавшей референдум: премьер Биньямин Нетаньяху и ранее высказывался за независимость Иракского Курдистана. А вот Россия, выступая за территориальную целостность Ирака, вместе с тем "с уважением относится к национальным устремлениям курдов". 

Двойственная позиция Кремля основывается на циничном прагматизме. С одной стороны, появление независимого курдского государства способно радикально изменить расклад в Ближневосточном регионе. С другой, в Москве очень хотят сохранить контракты на покупку "Роснефтью" нефти у правительства Иракского Курдистана и строительство этой компанией газопровода в Турцию. Эти проекты позволят усилить позиции России на Ближнем Востоке. 

В отличие от Косово, у Иракского Курдистана нет среди мировых игроков лоббиста его независимости. И это является серьезным препятствием на пути Эрбиля к обретению государственности: существующий статус-кво устраивает всех, кроме курдов. 

Поэтому еще до проведения референдума Эрбиль пытался склонить ведущие столицы мира на свою сторону. Ради этого власти Иракского Курдистана даже наняли в США скандально известного политического консультанта — бывшего главу избирательного штаба нынешнего американского президента и политтехнолога Партии регионов Пола Манафорта: он должен был продвигать вопрос признания Курдистана на Западе. 

Но если Бернар Кушнер и Ноам Хомски говорят о законности референдума, то США, ЕС, арабские страны пока не готовы к появлению нового государства. Зато в обозримой перспективе — блокада со стороны Анкары, ближайшего политического союзника и экономического партнера Эрбиля, и конфронтация с Багдадом, которая может перерасти в вооруженное противостояние. Поводом к этому могут стать попытки иракцев и курдов сохранить контроль над провинцией Киркук, на территории которой находятся крупные нефтяные месторождения.

Жесткая позиция правительства Хайдера аль-Абади, не признающего результатов референдума и отказывающегося от переговоров, усугубляет ситуацию. Как заявил аль-Абади, федеральное правительство будет применять военные силы Ирака во всех областях Курдистана в соответствии с конституцией.

Чтобы сохранить единство страны и контроль над нефтяными месторождениями, иракские власти усиливают давление на Эрбиль: Багдад угрожает блокировать пограничные переходы, требует отдать ему контроль над международными аэропортами, проводит совместные ирако-турецкие военные учения на границе между Турцией и Курдистаном и намеревается направить силы безопасности в спорные регионы, которые курды контролируют с 2003 г. В частности, провинцию Киркук. 

Последствия очередного витка вооруженного противостояния в Ираке непредсказуемы. И этого опасного сценария пытаются избежать региональные и глобальные игроки. В конечном счете, как и в 2005 г. дело вновь может ограничиться многолетними переговорами, когда иракские курды начнут выторговывать лучшие условия для их автономии в составе федеративного Ирака и в очередной раз приостановятся на своем пути к независимости. 

Но рано или поздно курды сделают этот последний шаг. 

 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Вам также будет интересно