Куда возвращается Франция?

2 марта, 19:12 Распечатать Выпуск №8-9, 3 марта-16 марта

Дилемма духа и буквы во французско-российском диалоге.

"Франция возвращается" — в последние месяцы этот лозунг постепенно вплетался в речи президента Эмманюэля Макрона и его министров, пока не прозвучал на весь мир во время экономического форума в Давосе. 

Пока существенная реформа Европейского Союза на время затяжных переговоров по формированию немецкой коалиции вынуждено оставалась на паузе, возвращение Франции наблюдалось на внеевропейских направлениях. Речь идет об активном налаживании отношений с руководителями "великих государств" согласно неоголлистским концепциям многополярности мирового порядка и желательной равноудаленности от разных центров влияния, которыми руководствуются сам французский президент и его окружение.

Так, в июле прошлого года Макрон устроил в Париже торжественный прием для Дональда Трампа, пытаясь убедить его в необходимости поддержать климатическое соглашение. Буквально на этой неделе администрация американского президента подтвердила, что 23–25 апреля Макрон посетит США с государственным визитом. В начале января французский президент осуществил визит в Китай, где пытался показать себя ключевым партнером среди стран ЕС, заявив о поддержке Францией китайской инициативы "Один пояс, один путь". 

Впрочем, среди различных измерений поиска внешнеполитической идентичности Франции наиболее интересной представляется динамика на российском направлении. 

Во время президентской кампании 2017 г. Макрон выделялся на фоне радикального ревизионизма и откровенной пророссийскости большинства кандидатов довольно трезвым подходом к отношениям с РФ. Так что его победу украинская аудитория восприняла едва ли не с облегчением. Однако, несмотря на неожиданно успешную динамику амбициозного внутриполитического реформирования, выйти из господствующей логики желательного сценария развития французской внешней политики новому президенту не удалось.

Довольно скоро стало ясно, что несмотря на сдержанную риторику, налаживание отношений с Россией является для Макрона важным внешнеполитическим приоритетом. Пышный прием Путина в Версальском дворце 29 мая прошлого года, формально посвященный трехсотлетию дипломатических отношений, стал предвестником перезагрузки двусторонних отношений.

Именно с этого момента начался интенсивный политический диалог с РФ, в рамках которого один лишь министр Европы и иностранных дел Жан-Ив Ле Дриан за семь последних месяцев осуществил три визита в Москву. Наряду с тем, что борьба с терроризмом и урегулирование ситуации на Ближнем Востоке постепенно заняли центральное место среди внешнеполитических приоритетов Франции, ее уверенность в неизбежности усиленного диалога с Россией для учета французских интересов и позиции во время ближневосточного урегулирования приобретала признаки догматичности, несмотря на нехватку заметного прогресса.

Однако даже вне сирийского контекста голлистская концепция внешней политики предполагает уравновешивание трансатлантических отношений усиленным развитием взаимоотношений с другими центрами — Россией и Китаем. Таким образом, вдобавок к сложному, рискованному и в короткой перспективе малорезультативному диалогу по вопросам высокой политики и международных отношений, более солидную основу для развития такого партнерства должны предоставить "низовые" инициативы развития отношений. Встреча в Версале инициировала два таких процесса: интенсификацию экономического сотрудничества в не охваченных санкционными ограничениями сферах и запуск гражданского диалога между обществами двух государств.

Все три измерения — активный политический диалог, усиленное экономическое сотрудничество и интенсификация контактов между обществами — должны достичь своего апогея во время государственного визита президента Франции на Петербургский экономический форум 24–25 мая 2018 г. Франция станет почетным гостем этого собрания, и, возможно, будут подписаны определенные договоренности, которые завершат годовой цикл перезагрузки. Последний визит Ле Дриана в Москву 27 февраля показал, что, несмотря на тупик в сирийском вопросе, подготовка к визиту Макрона идет полным ходом. 

Нетрудно заметить, что Франция некоторым образом "возвращается" даже не столько во времена де Голля, сколько в совсем недавнее прошлое. 19 июня 2010 г., спустя неполных два года после провальной попытки миротворчества в российско-грузинской войне в августе 2008-го, тогдашний президент Франции Н.Саркози принял участие в… Петербургском международном экономическом форуме, где Франция была почетным гостем. Именно после этого форума были созданы новые институционные форматы сотрудничества, двусторонние экономические отношения начали стремительно развиваться, а французские предприятия массово зашли на российский рынок. Франция постепенно стала лидером по прямым иностранным инвестициям в РФ, и даже сейчас остается крупнейшим иностранным работодателем — в России работают более 500 компаний с французским капиталом. 

Последствия агрессии 2014 г. резко затормозили этот процесс: общие форумы, вроде ежегодного Правительственного семинара премьер-министров или Совета сотрудничества в вопросах безопасности, были заморожены, санкции и контрсанкции ослабили интенсивность торгового обмена, а продажа РФ вертолетоносцев "Мистраль" вызвала жесткие внутренние споры, пока не была аннулирована в августе 2015 г. Однако несмотря на частичные потери, многие компании с амбициозными проектами осталось работать в России, а падение торговых оборотов не имело критического или необратимого характера. Франция постоянно делала упор на необходимости диалога, в конце концов организовав встречу в нормандском формате, однако двусторонние отношения достигли самого низкого уровня за несколько десятилетий, и за это президента Ф.Олланда беспощадно критиковали все политические оппоненты.

Ситуацию изменили теракты в Париже в ноябре 2015 г., после которых Олланд смягчил свою риторику относительно России, подчеркивая необходимость ее участия в коалиции против "Исламского государства" и борьбе с терроризмом вообще. Таким образом, интенсифицировалась риторика необходимости "требовательного диалога". Такой диалог в теории утверждает всепобеждающую силу дипломатии и нацелен на развитие сотрудничества в сферах, в которых это возможно, однако не предполагает отказа от ценностей и не избегает обсуждения пунктов несогласия или спорных вопросов. Именно в рамках риторики "требовательного диалога" тогда еще министр экономики Макрон инициировал возрождение приостановленного Французско-российского экономического, финансового, промышленного и коммерческого совета (CEFIC, заморожен в 2014–2015 гг.), который в январе 2016 г. провел заседание в Москве. По российским данным, уже в 2016 г. внешнеторговый оборот возрос на 15%, а в 2017-м этот процесс ускорился вдвое. 

Смена президента открыла новые возможности для интенсификации экономических обменов дипломатическими средствами. В сентябре 2017 г. в России начала работать новый посол С.Берманн, которая активно взялась проводить встречи и с российскими предпринимателями, и с представителями французского бизнеса, работающими в РФ. В свою очередь 18 декабря вручил верительные грамоты Макрону назначенный в октябре новый посол России во Франции (а до того заместитель министра иностранных дел) А.Мешков. Назначение такого уровня имело целью недвусмысленно декларировать важность французского направления.

И фактически в тот же день в Москве началась уже вторая за 2017 г. встреча CEFIC. В ней принял участие министр экономики и финансов, бывший представитель правоцентристской партии "Республиканцы" Бруно Ле Мэр. В своей лекции в Высшей школе экономики в Москве, состоявшейся в рамках визита, Ле Мэр не скрывал приоритетности курса на восстановление французско-российских экономических отношений, используя возможности ситуации, когда санкции не являются ни тотальными, ни исчерпывающими, и вместе с тем надеясь, что они будут упразднены в ближайшее время. 

Такое толкование ставит под вопрос "требовательность" диалога. Ведь четкий курс на безоговорочное, без каких-либо уступок усиление экономических отношений через поиск дырок в системе санкций противоречит самому духу и назначению санкций как инструмента международной политики. В теории, санкции являются инструментом экономического давления на оппонента, чтобы принудить его изменить свое поведение. Впрочем, на практике они начинают восприниматься как досадное недоразумение, которое раньше или позже будет аннулировано, а пока что следует пойти в обход и развивать взаимовыгодное сотрудничество. Использование такого подхода со стороны одного из участников переговорного процесса по урегулированию конфликта является особенно примечательным. Больше всего изменение парадигмы выявляет сопротивление французской стороны относительно возможности введения экстерриториальных санкций США в 2018 г. Важность общего европейского сопротивления американской инициативе для отдельных европейских игроков зачастую представляется более настоятельной, чем соблюдение санкций против РФ. 

В конце концов 9 февраля начал свою работу в форме онлайн-платформы анонсированный еще во время Версальской встречи межобщественный "Трианонский диалог". Во время визита Макрона должно состояться заседание его координационного совета при участии двух президентов. Сопредседателем диалога с французской стороны является бывший посол Франции в РФ Пьер Морель, который в 2015 г. принимал участие в Минском процессе и стал известен более широкой массе в Украине благодаря так называемому плану Мореля, предусматривавшему проведение выборов на оккупированных территориях ОРДЛО. С российской стороны состав группы диалога еще более интересен: там даже можно увидеть двух человек, находящихся под санкциями США: В.Якунина и Г.Тимченко, а также предыдущего посла России во Франции А.Орлова, известного агрессивной защитой кремлевских позиций по Крыму и Сирии. Насколько такой диалог можно считать собственно диалогом между обществами и как участие в диалоге подсанкционных чиновников соотносится с духом санкций, остается открытым вопросом. 

Напоследок подчеркну, что Франция никоим образом не отступает от своих обязательств в нормандском формате или минском процессе, а также активно поддерживает процессы реформирования в Украине. Однако усиление французско-российских отношений в 2018 г. может стать одним из факторов изменения уже обычного состояния дел, и это надо учитывать. Не случайно в феврале 2018 г. французское МИД, вдобавок к английской, немецкой, испанской и арабской версиям, открыло русскоязычную веб-страницу "Дипломатия Франции". По словам министра Ле Дриана: "Этот сайт предназначен для вас, а вы — это почти 300 миллионов пользователей, все, кто высказывает свои мысли на языке, который мы так ценим во Франции". 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно