Конец эпохи

12 ноября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 46, 12 ноября-19 ноября 2004г.
Отправить
Отправить

Со смертью президента Палестины Ясира Арафата заканчивается целая эпоха. Палестинский народ вопреки всему состоялся...

Со смертью президента Палестины Ясира Арафата заканчивается целая эпоха. Палестинский народ вопреки всему состоялся. Теперь он должен обрести Родину.

Ясир Арафат родился в августе 1929 года. Согласно данным официальных биографов, он родился в Старом городе Иерусалима. Между тем один из них настаивал на том, что Ясир Арафат родился в Каире, куда эмигрировали его родители. Имеется египетское свидетельство о рождении, которое, как уверял Арафат, было подделано, чтобы иметь возможность свободно посещать школу. Учеба в каирской средней школе оставила неистребимый египетский акцент, от которого Арафат не смог избавиться до самой смерти. Говорят, что молодые палестинцы, впервые встретившие Арафата после шестидневной войны 1967 года, были удивлены, что лидер палестинской революции говорит как египтянин.

Его политические взгляды формировались под влиянием группы политических иммигрантов из Палестины, появившихся в Каире после Второй мировой войны. Серьезным ударом для молодого студента стала новость о гибели одного из лидеров палестинского движения Абда аль-Кадера аль-Хусейни в боях за Иерусалим. Подобно многим молодым соотечественникам он бросает учебу в университете и присоединяется к палестинским добровольцам, которые вместе с египетской армией ведут бои в Палестине. Он сражается в секторе Газа. Эти бои, как и дальнейшее перемирие, заключенное в 1949 году, сформировали у Арафата устойчивое убеждение, что арабы их предали и единственный выход для палестинцев заключается в создании собственного освободительного формирования.

В начале 50-х годов он возглавляет студенческую палестинскую организацию ФАТХ. 1 января 1965 года она совершила первую боевую операцию против израильтян в Галилее. Эта дата стала фактически началом палестинской революции. Приблизительно через два года, после поражения арабских государств в шестидневной войне, имя Ясира Арафата и ФАТХ приобретает всемирную известность. После событий в Караме в марте 1968 года, когда палестинские отряды в бою, длившемся несколько часов, заставили отступить израильскую армию, его имя становится синонимом арабского сопротивления.

За годы скитаний и борьбы Арафат пережил неоднократные покушения на свою жизнь и поражения, когда казалось, что дело всей его жизни рассыпается под ударами многочисленных врагов. Но он оказался лидером, которого так и не смогли сломить. Арафат вернулся на родину в 1994-м уже главой Палестинской автономии, созданной после мирных соглашений в 1993 году. Это был момент триумфа Арафата, его звездный час. Однако заключенные соглашения так и не привели к созданию палестинского государства. Арафат, подобно библейскому Моисею, через сорок лет смог лишь прикоснуться к своей «обетованной земле». Ирония судьбы заключается еще и в том, что Арафат впал в кому 4 ноября — в день убийства Ицхака Рабина.

Официальное сообщение о смерти палестинского лидера, распространенное мировыми агентствами в четверг утром, ставит ряд вопросов о будущем Палестины и ее народа. Первый и ключевой вопрос — кто будет его преемником? Находясь в блокированной Мукате, Арафат заблаговременно подготовил почву для коллективного руководства в составе нынешнего и бывшего премьер-министров Палестины — Ахмеда Курейи и Махмуда Аббаса, известных еще по своим партийным псевдонимам как Абу Аля и Абу Мазен. Первый официально представлял палестинскую власть, второй — ключевую политическую организацию ФАТХ. Их тандем свидетельствует о решимости палестинцев избежать угрозы междоусобной войны различных палестинских движений. В свою очередь, политическое руководство ХАМАСа, несмотря на все противоречия и несогласие с официальной политикой ПА, признает двойное лидерство Курейи и Аббаса. Благодаря поддержке Абу Мазена, премьер-министр Ахмед Курейи получил долгожданные полномочия по вопросам безопасности и сконцентрировал в своих руках силовые структуры. Поддержка, оказанная им влиятельными силовиками Джибраилом Раджубой и Мохаммадом Дахляном, также свидетельствует о стабильности в высшем палестинском руководстве.

Многочисленные службы безопасности, до недавнего времени соперничавшие за влияние, фактически прекратили какие-либо нападки друг на друга. Представители оппозиционных ФАТХ движений, как левых, так и исламистских, крайне осторожны в выражениях. В настоящий момент Махмуд Аббас избран главой исполнительного комитета ООП. Должность президента Палестины возложена на премьер-министра Ахмеда Курейи. Фаруку Каддуми, руководителю политического отдела ООП и одного из пяти отцов-основателей ФАТХ, поручено возглавить ЦК этой организации. Но поскольку Каддуми в свое время выступил против соглашений Осло и отказался возвращаться в Палестину, его функции выполняет Аббас. Под руководством последнего состоялось заседание ЦК ФАТХ в Рамалле. Свидетели, присутствующие на этой встрече, утверждают, что в отличие от заседаний под руководством Арафата, она прошла спокойно и без особых эмоций.

Между тем некоторые исследователи считают, что затишье, наблюдаемое в Палестине, временное, и противоречия между различными группами могут в будущем привести к расколу нации. В то же время у самих палестинцев интерес к политике существенно ослаб, а они сами больше заняты проблемами выживания. К тому же политика Израиля по расчленению Палестины на отдельные анклавы привела к тому, что роль местных органов власти и местных политиков значительно возросла, в то время как центральное руководство Палестины и сам Арафат, блокированный израильтянами в Мукате, все больше превращались в символические фигуры. Авторитет палестинского лидера не в последнюю очередь поддерживался из-за регулярных нападок на него со стороны израильского премьер-министра Ариэля Шарона.

С точки зрения израильтян, непосредственная опасность может проявиться в всплеске насилия, что приведет к хаосу в Палестине и таким образом откроет двери международному миротворческому контингенту. В новой действительности постарафатовского периода Израиль, по мнению тамошних аналитиков, должен усвоить новые правила поведения и, возможно, новой политики. Главное, ограничить любую военную активность на оккупированных территориях. Однозначно ответить на вопрос, что несет в себе новая реальность, не могут ни израильские политики, ни спецслужбы. Можно предположить, что противостояние между различными палестинскими группировками и хаос может привести к усилению ХАМАСа, превращая тем самым эту организацию в ключевого палестинского игрока. Однако, с другой стороны, открывается реальная возможность перевести односторонний уход Израиля из сектора Газа в скоординированный с новым палестинским руководством процесс, что позволит разблокировать дальнейшие переговоры.

В качестве первого шага палестинцы ожидают сдержанности и понимания Израиля по отношению к траурным мероприятиям. По заявлению одного высокопоставленного чиновника, «палестинское руководство не будет иметь права на переговоры с израильтянами, если последние продемонстрируют негуманное отношение к похоронам Арафата». Публично Ариэль Шарон уже неоднократно заявлял о невозможности погребения палестинского лидера в Иерусалиме, но и решение палестинцев о захоронении Арафата в Рамалле вызывает недовольство большинства членов израильского кабинета. При этом призывы израильского руководства к сдержанности в период похорон и траура дают основание полагать, что такие риски будут учтены.

Судя по всему, премьер-министр Израиля понимает опасность негативного развития событий, но при этом не предпринимает никаких активных шагов для установления контакта с палестинским руководством. С момента госпитализации Арафата во Франции Шарон лишь повторил свои давно известные тезисы о необходимости ведения войны против террора и реформы как условия для начала переговоров. Выступая перед военными, израильский премьер-министр говорил лишь об ответных шагах на подлинное перемирие между сторонами. А поскольку такового нет, Израиль займет позицию наблюдателя, не вмешиваясь в этот процесс. Между тем, как отмечают израильские аналитики, проблема Шарона состоит в том, что никаких иных партнеров с палестинской стороны нет и не будет. Любой палестинский лидер, пришедший на смену Арафату, будет требовать свою цену за участие в процессе разъединения. И ценой будет политический горизонт, наличие прямой взаимосвязи между разъединением и дорожной картой, дальнейшее продвижение по пути создания палестинского государства на всех палестинских территориях и обещании, поддержанном международным сообществом, что сектор Газа только начало, а не конец. Аббас, как и любой другой палестинский лидер, не оставит Шарона в покое после ухода израильтян из сектора Газа. Конечной целью остается Западный берег и Восточный Иерусалим.

Уход ненавистного для многих израильтян Арафата не остановит автоматически кровопролития на этой древней земле. Те, кто следует за ним, во многом более радикальны и бескомпромиссны в своей борьбе. Если Арафат уважал и даже восхищался мощью и достижениями Израиля, а Марван Баргути знал, что израильтяне готовы вести переговоры, то новое поколение палестинцев фактически потеряно для мира. Молодежь палестинских лагерей никогда не встречала невооруженного израильтянина, готового видеть в них в первую очередь человека, а не врага. И достичь компромисса с ними будет крайне сложно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК