Колумбия: примирение через референдум не прошло

8 октября, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 8 октября-13 октября

Президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос стал лауреатом Нобелевской премии мира за 2016 г. Эту награду он получил в минувшую пятницу за "решительные усилия по завершению более чем 50-летней гражданской войны. Жертвами этого самого затяжного конфликта в Южной Америке стали 250 тыс. человек, 25 тыс. были похищены, 5 млн колумбийцев были вынуждены покинуть свои дома.

© que.es

Президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос стал лауреатом Нобелевской премии мира за 2016 г. 

Эту награду он получил в минувшую пятницу за "решительные усилия по завершению более чем 50-летней гражданской войны. Жертвами этого самого затяжного конфликта в Южной Америке стали 250 тыс. человек, 25 тыс. были похищены, 5 млн колумбийцев были вынуждены покинуть свои дома.

Президент Сантос вел переговоры о мире с леворадикальными боевиками из Революционных вооруженных сил Колумбии (ФАРК) последние четыре года. Только минувшим летом стороны вышли на финишную прямую при посредничестве ООН, США, Норвегии и Кубы, при поддержке Папы Римского. 

26 сентября президентом Хуаном Мануэлем Сантосом и лидером ФАРК Родриго Лондоньо Эчеверри по кличке "Тимошенко", также известным как Тимолеон Хименес, было подписано мирное соглашение. Несколько сотен высокопоставленных гостей со всего мира прибыли на церемонию подписания 300-страничного документа.

Понимая, что соглашение спорное, колумбийский президент инициировал референдум, чтобы избиратели высказали свое отношение к мирному плану. Тем более что достигнутые договоренности предусматривали изменения в законодательстве. Референдум состоялся 2 октября.

"Поддерживаете ли вы соглашение о прекращении конфликта и достижении прочного и продолжительного мира?" — гласил вопрос, вынесенный на плебисцит. Граждане ответили: "Нет!" Противники мирного соглашения властей с колумбийскими леворадикальными боевиками победили с небольшим перевесом в 0,4% (50,2% голосов против 49,8). Особо стоит отметить, что на референдум по столь важному вопросу пришло всего 37% граждан, имеющих право голоса. 

Провал референдума о мирном урегулировании не стоит драматизировать: вероятнее всего, новой широкомасштабной войны не будет. Зато реальна угроза, что мирный процесс затянется на годы. 

Война в Колумбии началась 52 года назад. Конфликт разгорелся после того, как власти отказались дать 200 семьям безземельных крестьян землю. Небольшой отряд ушел в джунгли, объявив чиновникам и латифундистам крестьянскую герилью — партизанскую войну, которая должна была завершиться социалистической революцией. В 90-е численность армии ФАРК достигала 20 тыс. бойцов, их активно поддерживало население. 45% территории страны было зоной проведения "антитеррористической операции", ряд районов власть не контролировала. 

Неужели колумбийцы хотят продолжения войны, которая длится в стране уже более полувека? Конечно, нет. Просто люди не могут простить понесенные потери и забыть перенесенные боль и страх. Признание и прощение не может быть достигнуто путем убийства, похищений людей и контрабанды наркотиков, говорят противники мирных соглашений. Одними движет чувство мести, другими — страх, третьими — собственное понимание справедливости. 

Оппоненты мирного плана не хотят, чтобы те, кто был вне закона, через договоренности с властью обрели легальный статус. Не желают они и того, чтобы ФАРК стал политической силой, располагающей депутатскими мандатами. 

Однако наиболее острые дискуссии вызвали договоренности об амнистии боевиков. Срок наказания за военные и иные преступления для них составил бы не более восьми лет лишения свободы. А рядовым боевикам была бы гарантирована свобода от криминального преследования. 

Более того, соглашение предусматривало создание трибунала, который расследовал бы преступления, совершенные не только боевиками ФАРК, но и солдатами правительственных войск. Одновременно ФАРК принимала на себя обязательство начать выплату компенсаций колумбийцам, пострадавшим от боевых действий в ходе гражданской войны. 

В случае успеха референдума и имплементации соглашений все отряды партизан должны были быть разоружены за 6 месяцев под контролем сил ООН. 

Договор также предусматривал новые меры по борьбе с наркоторговлей: бойцы ФАРК обязались поддерживать действия правительственных войск по искоренению плантаций коки. Власти Колумбии, в свою очередь, обязались провести в стране земельную реформу, улучшив экономическое положение крестьянства — основного поставщика бойцов для повстанческой армии. 

Результат референдума нельзя считать совсем уж неожиданным, если учесть что правые силы уже год ведут компанию против мирных соглашений. Любопытно, что их вдохновителем стал бывший президент страны Альваро Урибе, который во время своего правления с 2002 г. по 2010 г. вел с повстанцами широкомасштабную военную кампанию, опираясь на поддержку США. Президент Сантос был соратником Урибе, но их политические пути разошлись после того, как он инициировал переговоры с боевиками ФАРК. 

Теперь руководству страны предстоит, очевидно, новый раунд переговоров с боевиками. Чтобы избежать раскола в обществе, властям следует предложить иной мирный план. 

Несмотря на провал референдума по мирному соглашению, стороны уже подтвердили действие режима прекращения огня. Сами боевики ФАРК (которых не только колумбийцы, но и ряд стран Америки и Европы считает террористами) говорят о том, что успешное завершение мирных переговоров стало для них сигналом, что можно скоро расходиться по домам и сдавать оружие. 

На минувшей неделе на специальном заседании — конгрессе руководителей ФАРК было принято решение отказаться от вооруженной борьбы. По различным данным, в рядах ФАРК остается до 7 тысяч бойцов, которые, однако, уже не хотят воевать и только требуют от своего руководства гарантий безопасности при возвращении из джунглей в родные селения и переходе к мирной жизни. 

Многих страшат не столько репрессии со стороны государства (с которым можно договариваться), сколько месть или убийство со стороны правых парамилитарных группировок, которые вели и ведут борьбу с коммунистами из ФАРК, исходя из идеологических расхождений. Они уничтожают даже боевиков, добровольно сложивших оружие и стремившихся к мирной жизни. 

Сегодня многим в Колумбии непривычно слышать из уст старого полевого командира "Тимошенко" примирительные речи о том, что у всех колумбийцев одна боль. "Боль матери, потерявшего сына в отряде партизан, и матери, потерявшего сына в правительственной армии, мало чем отличается. У нас одна родина, и мы не можем сегодня сыпать соль на кровоточащие раны друг друга. Наш диалог — о том, как залечить эти раны, не наносить их. Мы не можем сейчас сеять зерна нового конфликта" — сказал лидер ФАРК, подтвердив, что возобновления боевых действий не будет, даже после провала референдума. 

В общем-то, не удивительно, что часть колумбийцев не верит боевикам и отвергает мирный план, подписанный правительством. В конце 2011 г., когда Родриго Лондоньо Эчеверри возглавил ФАРК, многие полагали, что произойдет новый виток войны, поскольку его относили к лагерю непримиримых полевых командиров с огромным, 30-летним опытом ведения боевых действий. 

По данным американского Госдепа, среди руководящего состава ФАРК именно "Тимошенко" отвечал за контроль над производством и транспортом кокаина в Соединенные Штаты, а также его реализацией в США и других странах в объемах, измеряемых сотнями тонн. Вырученные таким образом деньги под контролем "Тимошенко" направлялись на финансирование партизанского движения в Колумбии. 

За его голову американцы обещали выплатить 5 млн долл. В
2006 г. он был заочно приговорен к 40 годам тюремного заключения в Колумбии за убийства, похищения людей, в том числе за похищение и убийство в 2003 г. бывшего губернатора, бывшего министра и восьми солдат.

Биография Родриго Лондоньо Эчеверри достаточно интересна. Обучался в СССР, в московском Университете им. Патриса Лумумбы, потом на Кубе. Готовился стать кардиологом. Прошел военную подготовку в Югославской армии, после чего уже в марте 1982 г. присоединился к отрядам ФАРК. По данным колумбийских спецслужб, псевдоним "Тимошенко" он взял себе в честь советского маршала Семена Тимошенко. 

Все это случилось именно в тот момент, когда руководство ФАРК начало создавать из разрозненных крестьянских боевых отрядов, для поддержки массового восстания, настоящую "народную армию", способную захватить власть военными средствами до наступления нового тысячелетия. Однако в этот же период повстанцы активно увязли в наркоторговле, после чего ореол идейных борцов-революционеров начал меркнуть, а ФАРК трансформировалась в террористическую организацию. 

"Тимошенко" достаточно быстро стал ключевой фигурой движения, поскольку контролировал со своим отрядом район Северный Сантандер на северо-востоке страны, неподалеку от границы с Венесуэлой. Оттуда боевики ФАРК получали ресурсы для продолжения войны в обмен на продажу кокаина, который, в свою очередь, отбивали у отрядов всесильного Медельинского картеля. 

Уже в 1986 г. он вошел в секретариат ФАРК — руководящий орган движения, состоящий из семи членов. В начале 90-х годов основатель ФАРК, команданте Мануэль Маруланда Велес, считал его одним из лучших командиров. В 2000 г. он командовал операцией, позволившей бойцам ФАРК взять под свой контроль обширный район выращивания коки, после чего производство кокаина повстанцами резко увеличилось. 

Родриго Лондоньо Эчеверри имел достаточно тесные контакты с венесуэльским правительством Чавеса, которое позволяло боевикам ФАРК укрываться на своей территории, а также поставляло им военную амуницию, оружие и медикаменты. "Тимошенко" также, вероятнее всего, был военным инструктором для венесуэльской армии и отрядов партизан, действовавших на границе между Колумбией и Венесуэлой. 

Наконец, по данным американских спецслужб именно, "Тимошенко" был негласным начальником разведки и контрразведки боевиков, имея агентурную сеть даже в правительстве и армии. Он никогда не задерживался на одном месте более суток. Мог месяцами скрываться в джунглях, совершая длительные рейды с отрядом в 200–250 хорошо подготовленных бойцов, считавшихся его личной охраной. 

Никто не мог представить, что именно он сядет за стол переговоров со своими самыми непримиримыми врагами для составления мирного соглашения и доведет дело до финального конца, чего не удавалось ни одному из лидеров ФАРК за все полвека конфликта. А ведь первые попытки переговоров сторонами предпринимались еще в 80-х годах.

Для верхушки ФАРК наиболее приемлемой перспективой стала бы окончательная легализация отрядов в виде политической партии или ряда партий, стоящих на идеологии коммунизма, марксизма и, возможно, маоизма. В ФАРК своей целью считают стать выразителями интересов сельской бедноты, которая вместо того, чтобы снабжать повстанцев продовольствием и подпитывать живой силой, давала бы коммунистам свои голоса. 

Член секретариата ФАРК Карлос Антонио Лосада, который может возглавить легализованную компартию, заявил, что в ходе переговоров с правительством повстанцы нашли понимание в этом вопросе. По мнению Лосады, повстанцы и правительство Колумбии теперь говорят на одном языке. "Мы вместе теперь несем одинаковые риски по мирному соглашению и окажемся в одинаковой ситуации в случае провала", — заявил он. 

Результаты референдума показали, что этот сценарий устраивает не всех. 

Реальность мирного соглашения мобилизует сторонников крайне правых сил, которые все еще стоят на непримиримых позициях и не намерены так просто позволить левым боевикам интегрироваться в политическую жизнь страны. Также никуда не исчезли отряды Объединенных силы самообороны Колумбии, которые, при полном попустительстве властей, полиции и армии, убивали коммунистических повстанцев и терроризировали крестьян, подозревавшихся в сочувствии к ФАРК. 

Именно они виновны в гибели сотен боевиков, принадлежавших не к марксистскому, а к либеральному крылу ФАРК, после того как они добровольно складывали оружие и пытались, отойдя от борьбы, вернуться к мирной жизни. Из-за этого часть боевиков ФАРК не намерена покидать джунгли в любом случае. 

Кроме того, многие нынешние солдаты ФАРК начали участвовать в этой войне, будучи еще детьми, в возрасте 14–18 лет. В своей жизни, они не видели ничего, кроме войны, жизни в полевых лагерях под бомбежкой и постоянной угрозы смерти. Адаптация их к мирной жизни будет не простой, а для кое-кого — и невозможной. 

Гражданская война в Колумбии продолжалась слишком долго, чтобы все решения уместить в документе объемом в 300 страниц и утвердить референдумом. Потребуются годы и десятилетия, чтобы залатать разломы колумбийского общества — между городским и сельским населением, между богатыми и бедными, между правыми и левыми, между бывшими боевиками и их жертвами. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно