Китайская удавка для Гонконга

28 мая, 2020, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Китай усиливает свое давление на автономию новым законом о национальной безопасности для региона.

Китайская удавка для Гонконга

Гонконг теряет последние остатки своей автономии. Всекитайское собрание народных представителей на заключительном заседании ежегодной сессии приняло законопроект "О создании и усовершенствовании правовой системы и правоприменения механизма для Специального административного региона Гонконг в целях защиты национальной безопасности".

Можно ожидать, что после голосования законопроект будет передан в Постоянный комитет собрания для определения деталей введения закона и создания ответственных органов. Таким образом, центральная власть берет в свои руки контроль над возникновением политических протестов в автономии, инкорпорируя в законодательство региона новый закон о предотвращении, остановке и наказании угроз национальной безопасности путем запрета актов сецессии (обособления), подрыва, иностранного вмешательства и терроризма.

После длительных прошлогодних массовых выступлений, вызванных попытками власти региона протолкнуть закон об экстрадиции, Пекин хочет найти быстрый и эффективный способ усиления своего влияния в мятежном регионе, пока мировое сообщество сосредоточено на борьбе с пандемией COVID-19, а сами жители Гонконга ограничены карантинными мерами и запретом собираться группами больше восьми человек.

Правительство Китая в 2003 году уже пробовало инициировать закон о национальной безопасности, известный как "Статья 23". Именно эта статья Конституции Гонконга предусматривает, что местная власть должна самостоятельно вырабатывать и принимать свои законодательные акты, которые запрещают любой акт измены, отделения, крамолы, подрывной деятельности против центрального правительства или раскрытие государственной тайны. Однако тогда массовые протесты принудили власть автономии отказаться от принятия закона и отложить его на неопределенный срок.

На этот раз центральное правительство, похоже, решило действовать в обход Законодательного совета Гонконга и включить закон в Приложение ІІІ Конституции автономии, найдя в ней пробелы, хотя Гонконгская ассоциация адвокатов утверждает: Всекитайское народное собрание не имело на это законных полномочий, а законы, добавленные в Приложение ІІІ, должны ограничиваться лишь такими, которые касаются обороны и внешних отношений, а также дел, выходящих за пределы автономии города.

Официальный Пекин рассматривает закон как гарантию территориальной целостности и национальной безопасности страны, а представители оппозиции САР - как уничтожение модели "одна страна, две системы". При этом представители власти КНР утверждают, что закон не повлияет на права и свободы граждан, высокий уровень автономии региона, законные права и интересы иностранных инвесторов в Гонконге.

Глубокое недоверие гонконгцев к действиям материкового Китая возникло не только из-за исторических отличий формирования двух политических систем. Главным стало нескрываемое желание центральной власти установить свой контроль над сферами жизнедеятельности автономии, которые при передаче под юрисдикцию КНР в 1997 году согласно Общей китайско-британской декларации были гарантированы ей в течение пятидесяти лет.

И хотя демонстрации стали обычной реакцией жителей региона на вмешательство в их внутренние дела, прошлогодние выступления своими продолжительностью и формой сопротивления стали серьезным испытанием для китайского правительства. Протестующие так и не смогли добиться от власти региона выполнения "пяти требований", однако отзыв закона об экстрадиции и победа продемократических сил на местных выборах осенью привели к некоторой деэскалации ситуации.

Тем временем в январе этого года центральное правительство заменило двух главных чиновников, ответственных за связи с Гонконгом в партийной системе государства: Сия Баолун стал директором управления Государственного комитета по делам Гонконга и Макао, а Лу Хуинин возглавил Офис связи центрального правительства в Гонконге.

Назначение Лу Хуинина - чиновника высокого ранга, приближенного к лидеру страны Син Цзиньпиню, - сразу породило слухи, что центральная власть усиливает свое влияние в регионе. Особенно когда на фоне недавних заявлений, что он не связан статьей 22 Основного закона (где говорится, что "ни один департамент центрального правительства и ни одна провинция, автономная область или муниципалитет, находящиеся под управлением центрального правительства, не могут вмешиваться во внутренние дела Гонконга"), Офис связи допустил критику деятельности оппозиционных депутатов из-за обвинения в задержке работы парламента.

Оппозиционеров обвинили в торможении в течение семи месяцев выборов председателя комитета палаты Законодательного совета, ответственного за проверку законопроектов перед их направлением на голосование. Среди отложенных больше года ожидал принятия важный для Пекина закон, криминализирующий неуважение к национальному гимну Китая. Законодательный процесс гонконгские парламентарии разблокировали интенсивными стычками, в результате которых пропекинское большинство получило главное кресло в комитете, а обсуждать закон о гимне начало уже на этой неделе, определив его как приоритетный.

У Гонконга нет собственного гимна, но во время массовых демонстраций неофициальным гимном региона стала "Слава Гонконгу", написанная местным музыкантом. Центральная власть, стараясь усилить патриотическое и идеологическое влияние на жителей региона, натыкается на активное сопротивление и непринятие национального гимна. Так, во время отборочных футбольных матчей на Чемпионат мира-2022 гонконгские болельщики повернулись спинами и освистали гимн Китая, демонстрируя свое нежелание быть частью Китая. После принятия закона такое поведение будет предусматривать штраф в размере 6450 долл. или три года заключения.

В прошлое воскресенье в Гонконге тысячи людей снова вышли на демонстрацию против принятия закона о национальной безопасности, вследствие чего 180 людей были задержаны, а полиция сразу применила слезоточивый газ, перечный спрей и водометы. В свою очередь, Офис связи центрального правительства в Гонконге призвал "бунтарей, которые в воскресенье разгуливали по улицам Гонконга, терроризировали и били невинных прохожих, разбивали имущество, серьезно отнестись к предупреждениям центрального правительства".

Наученное предыдущим опытом центральное правительство руками лояльно настроенных чиновников и представительского органа на этот раз старается действовать на опережение. Так, еще в начале апреля гонконгская полиция арестовала по обвинению в организации и участии в несанкционированных прошлогодних митингах 15 продемократичных активистов, среди которых медиамагнат Джимми Лай, основатель Демократической партии Мартин Ли, известные правозащитники, профсоюзные деятели, бывшие оппозиционные депутаты и прочие.

Аресты свидетельствуют о разворачивании масштабной борьбы с антиправительственным движением, имеющей целью вместе с законом о национальной безопасности, укротить протестные настроения гонконгского общества.

Поспешность, с которой официальный Пекин хочет получить контроль над политической ситуацией в регионе, связана еще и с запланированными на сентябрь выборами в Законодательный совет САР. Продемократические депутаты на этот раз настроены получить более 35 мест (то есть большинство), что создаст исключительную проблему для центрального правительства. Принимая во внимание неожиданное поражение провластного лагеря на местных выборах региона, ходят слухи, что назначение Лу Хуинина в Офис связей призвано предотвратить победу оппозиции на парламентских выборах.

Гонконг считается слабым звеном для коммунистического Китая не только из-за уровня свобод и автономных прав, за которые гонконгцы готовы неистово бороться, но и из-за его страха перед вмешательством внешних сил с целью послабления и дестабилизации всей страны: они мерещились официальному Пекину за спинами продемократических активистов во время прошлогодних демонстраций. На фоне обострения разногласий между Китаем и США гонконгский вопрос приобретает особый вес. Соединенные Штаты предоставляют региону особые торговые преференции, которых не затронула даже торговая война с КНР.

В ноябре прошлого года президент Дональд Трамп подписал Акт о соблюдении прав человека и демократии в Гонконге, предусматривающий ежегодный анализ ситуации в регионе и возможность наложения санкций против любого, кто посягает на автономные права региона, и запрет въезда в США . Кроме того, документ предусматривает возможность лишения особого торгового статуса, если Гонконг будет недостаточно автономным от Китая. Госсекретарь Майк Помпео в начале мая отложил рассмотрение анализа ситуации 2020 года. Однако после принятия китайским парламентом решения заявил, что Гонконг больше не пользуется высокой степенью автономии и подчеркнул, что США предостерегают КНР от принятия разрушительного закона.

Соединенные Штаты сразу инициировали рассмотрение проекта закона о национальной безопасности Гонконга в Совете безопасности ООН, но КНР заблокировала это предложение. Китайское правительство неоднократно подчеркивало, что ни одна страна не имеет права вмешиваться в его внутренние дела, и, похоже, на этот раз настроено решительно. Так что теперь слово за США, какой будет цена эрозии автономии Гонконга для их соперника.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК