Карпатский экзамен по евроинтеграции

6 марта, 2013, 21:15 Распечатать

Польско-словацко-украинская олимпиада стала бы практическим воплощением в жизнь слов о европейской интеграции и карпатском сотрудничестве. Проблема только в том, что до сих пор в истории зимних ОИ не было ни единого случая проведения игр даже в двух странах.

Когда в 2010 г. в Украине впервые серьезно заговорили о перспективности проведения зимних олимпийских игр в Карпатах, никто не думал, что под этими словами так охотно подпишутся президенты Польши и Словакии. "Мы успешно провели Евро-2012, и это аргумент в пользу организации олимпиады". "В этой части Европы еще не было олимпийских игр, мы надеемся, что данный аргумент заработает в пользу олимпиады в Карпатах в 2022 году". Откуда нам известны эти слова? Подскажем: так сказал польский президент Бронислав Коморовский во время недавнего визита в Татры о... кандидатуре Кракова как организаторе олимпийских игр в 2022 г. Кандидатуре, которая должна составить конкуренцию Львову, если поляки и украинцы не договорятся об объединении своих олимпийских проектов.

Идея провести зимние олимпийские игры в Татрах не нова. В 90-х прошлого века Польша и Словакия официально выдвинули две отдельные кандидатуры ОИ-2006 в Закопане и Попраде. Инициаторы рассчитывали, что Международный олимпийский комитет простит им плохую инфраструктуру и все же выберет одну из этих кандидатур. Ведь в Карпатах зимней олимпиады еще не было, а ОИ в посткоммунистической стране положительно влияли бы на процесс трансформации в регионе.

Несмотря на это, кандидатуры Закопане и Попрада были отклонены уже в первом голосовании. Во-первых, в Татры трудно доехать цивилизованным способом. На дороге Краков—Закопане в сезон создаются огромные пробки: преодоление этого 110-километрового отрезка иногда занимает пять-шесть часов. Во-вторых, плохая экология: случается, что на этом горном курорте воздух загрязнен сильнее, чем в Кракове. Международный олимпийский комитет не верил также в то, что поляки и словаки успеют построить все спортивные объекты. Правда, инфраструктура в Словакии была тогда немного лучше, чем в Польше, но  словаки не имели шансов из-за сложной политической ситуации: до 1998 г. страна фактически была в международной изоляции.

 Но больше всего удивило Международный олимпийский комитет то, что поляки и словаки не объединились, а выдвинули две отдельные кандидатуры на 2006 г. Напомним: Попрад отдален от Закопане всего на 60 км. Олимпийская идея ассоциируется, скорее, с сотрудничеством между границами, а здесь был классический пример, когда два соседа с одних и тех же гор конкурировали, а не объединяли усилия. После поражения в 1999 г. поляки и словаки пришли к выводу, что выдвижение отдельных кандидатур было ошибкой, и что в будущем есть смысл подумать об олимпийских играх в Татрах только в формате совместной польско-словацкой заявки. Причем вплоть до прошлого года об олимпиаде речь шла только в общем контексте: дескать, когда-то, в далеком будущем, надо бы попробовать, но пока это нереально.

 Все изменилось в ноябре 2012 г. Тогда идея провести олимпийские игры в Татрах неожиданно приобрела конкретные очертания. С таким предложением выступила Ягна Марчулайтис — спортсменка и влиятельный депутат сейма от Гражданской платформы, которой быстро удалось убедить местную власть, а со временем и польского премьера Туска и президентов Польши и Словакии.

 Проект Ягни Марчулайтис намного лучше подготовлен, чем Закопане-2006. Во-первых, это должна быть совместная польско-словацкая заявка. Официальным хозяином планируется Краков, у которого намного лучше международный имидж, чем у Закопане или Попрада. Авторы олимпийской концепции знают, что Закопане — проблемный город, поэтому здесь запланировали только несколько дисциплин, все же другие горные соревнования — в соседних польских селах (Косцелиско, Бялка Татжанска) и в словацких Нижних Татрах. Большинство "городских" дисциплин хотят проводить в Кракове, тут же должна состояться церемония открытия и закрытия игр. Организаторы подумали также об экологии: в связи с олимпийскими намерениями готовится многолетняя программа улучшения состояния воздуха, включающая развитие экологического транспорта (железная дорога, возможно — метрополитен в Кракове) и поддержку отказа от отопления углем.

 В намерении провести зимние Олимпийские игры 2022 г. в Кракове нельзя не заметить многих ассоциаций с аналогичной кандидатурой Львова. Слушая, что об идее олимпиады говорит президент Коморовский, вспоминаешь, что мы это уже где-то слыхали. Аргументы и риторика словно скопированы из речей Януковича относительно олимпиады во Львове. Только заменить украинские Карпаты  Татрами, а Львов — Краковом. Те же слова о том, что "мы успешно провели Евро-2012, и теперь надо сделать следующий шаг", об использовании инфраструктуры, созданной под футбольный чемпионат, об импульсе для развития Карпат и о том, что теперь о нас услышат во всем мире. В речах Коморовского и Туска звучат и известные нам аргументы, что в этой части Европы еще не было зимних олимпийских игр, поэтому нам должны дать шанс. Даже реакция польского общества похожа на украинскую: многие видят в олимпийских намерениях только пустые обещания: дескать, игр и так не будет, тем не менее, на подготовке к ним кто-то может много заработать, отвлечь внимание от реальных проблем и задач, а за все заплатят обычные налогоплательщики... Хотя, с другой стороны, хватает и приверженцев: в Кракове считают, что игры, может, и не нужны, но это единственный способ, чтобы построить в городе метро, северную и восточную кольцевую дороги и автобан в Татры, чего в обычных условиях не дождаться.

 Что бросается в глаза, так это полнейшее отсутствие координации между Польшей и Украиной. Идея олимпийских игр в Кракове выросла на фоне успешного проведения Евро-2012. Причем инициаторы подчеркивали: мы удачно провели большое спортивное мероприятие в сотрудничестве с восточным соседом, поэтому и олимпийские игры целесообразно будет провести в аналогичном международном формате — вместе со Словакией. Интересно, что здесь никто не учел даже теоретической возможности объединить усилия не со словаками, а с украинцами. Наконец, об олимпийских намерениях Львова в Польше почти не говорят — впервые эта тема прозвучала во время недавней встречи президентов Польши, Словакии и Украины, когда Виктор Янукович предложил объединить эти две кандидатуры.

 Поскольку предложение было высказано официально, следует оценить хотя бы теоретическую перспективу таких общекарпатских олимпийских игр. Идея интересная: польско-словацко-украинская олимпиада стала бы практическим воплощением в жизнь слов о европейской интеграции и карпатском сотрудничестве. Проблема только в том, что до сих пор в истории зимних ОИ не было ни единого случая проведения игр даже в двух странах. Устав Международного олимпийского комитета допускает такую ситуацию в порядке исключения: за границей можно провести соревнования только по нескольким дисциплинам и только в том случае, если по объективным причинам это невозможно сделать в стране, являющейся основным хозяином игр. Такова ситуация в случае с кандидатурой Кракова: польские Татры, с точки зрения охраны природы, не лучшее место для лыжных дисциплин, поэтому часть соревнований хотят проводить в соседней Словакии.

Однако это не означает, что организовать олимпийские игры в "тригосударственном" формате совершенно невозможно. Правда, для этого следует не просто говорить об олимпийских намерениях, а найти какой-то важный аргумент, почему именно хотим осуществить такую революцию в олимпийском движении. И единственное, что приходит в голову, — включение данного вопроса в контекст Соглашения об ассоциации Украина—ЕС и связанного с этим регионального сотрудничества в Карпатском регионе, о котором, кажется, все в Польше и Украине забыли.

 Здесь следует вспомнить Карпатскую конвенцию, подписанную в Киеве в 2003 г. и которая начала действовать в 2006-м. Основой документа являются убеждения, что охрана культурного и природного наследия Карпат будет невозможной без привлечения в этот процесс всех карпатских стран. К сожалению, сейчас препятствием для карпатского сотрудничества является то, что эти горы разделены плотной шенгенской границей. Но это не единственная проблема: несмотря на существование Карпатской конвенции, Еврорегиона "Карпаты" и ряда других платформ регионального сотрудничества, идея карпатской интеграции пока что остается фикцией. Так как иначе назвать факт, что в одной части Карпат (в Польше) выдвигают собственную кандидатуру на проведение олимпийских игр и даже не знают, что аналогичную инициативу уже озвучила Украина?

 Кстати, выдвижение двух отдельных кандидатур на проведение ОИ-2022 г. в Карпатах противоречит положениям Карпатской конвенции о том, что стороны соглашения будут координировать между собой подобные действия. Следовательно, прежде чем выдвигать официальные проекты олимпийских игр во Львове или Кракове, целесообразно было бы провести консультации на данную тему между сторонами Конвенции и сообщить об этом ее временному секретариату в Вене, чего, однако, не произошло. На этом примере видим также, чего стоит сотрудничество городов-побратимов Львова и Кракова, которые теоретически обязались в соглашении о сотрудничестве содействовать друг другу в сфере культуры и спорта. И опять же, провозглашая олимпийские намерения, никто в Кракове даже не подумал о наличии соглашения о партнерстве со Львовом, давно уже превратившегося в документ без практического содержания.

Карпатская конвенция — это относительно новый документ, еще не успевший получить практического содержания. Но многие считают, что именно эта инициатива может помочь Украине в ее евроинтеграционных намерениях. Сейчас продолжается подготовка к созданию Карпатской стратегии ЕС, которая охватила бы не только страны-члены Европейского Союза, но также и Украину, и Сербию. Это должна быть третья региональная стратегия ЕС после Балтийской (2009 г.) и Дунайской (2011 г.). Такой инструмент чудесно вписывается в программу Восточного партнерства и Вышеградского сотрудничества и мог бы стать хорошим орудием для практической реализации Соглашения об ассоциации Украина—ЕС в случае его подписания.

 Совместные олимпийские игры и создание пешеходных туристических пунктов пропуска в Карпатах на границе с Польшей и Румынией — это были бы конкретные шаги на пути к региональной карпатской интеграции. Карпатский регион может стать первым плацдармом, на котором на практике испытают определенные механизмы Соглашения об ассоциации. Тем более что региональное развитие — это суть деятельности Евросоюза. Но пример польско-украинского соперничества за олимпиаду вместо сотрудничества в этом вопросе показывает, что не всегда красивые декларации о стратегическом партнерстве совпадают с ежедневной практикой.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно