КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ НА УКРАИНСКО-РОССИЙСКОМ ПОРУБЕЖЬЕ

24 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск № 3, 24 января-31 января 2003г.
Отправить
Отправить

В канун 2003 года глава украинского внешнеполитического ведомства Анатолий Зленко сообщил, о том, что договор о государственной границе с Россией может быть подписан в январе...

В канун 2003 года глава украинского внешнеполитического ведомства Анатолий Зленко сообщил, о том, что договор о государственной границе с Россией может быть подписан в январе. «Работа по подготовке документа к подписанию практически завершена», — заявил Зленко.

Но январь уже на исходе, а российские и украинские дипломаты продолжают ломать копья из-за статей договора. Велики сомнения, что он будет готов и в феврале, и в марте. Уж слишком по-разному в Киеве и Москве смотрят на то, как должна выглядеть украинско-российская граница…

Провозгласив курс на надлежащее политико-правовое оформление границ по всему периметру Украины, Киев достаточно последовательно проводит его в жизнь. Однако работа идет мучительно тяжело. Так, Минск отказывается ратифицировать давным-давно подписанный договор о государственной границе, добиваясь от Украины признания долгов субъектов хозяйственной деятельности перед Беларусью. А Бухарест после пятилетних безрезультатных переговоров только на последних раундах проявил готовность подтвердить существующую ныне линию границы.

И уж вовсе болезненно проходят переговоры с россиянами. Те вообще крайне неохотно ведут разговор об обустройстве границы между Украиной и Россией, предпочитая до последнего оттягивать решение этого вопроса. Так, Москва через «не хочу» обсуждает делимитацию Азовского моря. Если украинцы намерены поделить Азов, то россияне — нет: они выступают за общее пользование. А когда речь заходит о сухопутном участке кордона, то российские дипломаты выступают за ее делимитацию, то бишь проведение границы на карте, и против — демаркации, т.е. установлении ее на местности.

Посол Российской Федерации Виктор Черномырдин не раз и не два публично говорил: «Демаркация — это забор». А то, что это не личное мнение посла, а официальная позиция Кремля, то и дело подтверждали и дипломаты, и политики.

Так, выступая на прошлогоднем заседании консультативного совета по экономическим связям при МИД РФ, первый заместитель министра иностранных дел Валерий Лощинин заявил, что Россия последовательно выступает против демаркации границы между Российской Федерацией и Украиной. «Демаркация государственной границы приведет к возникновению многих проблем и отразится на экономическом сотрудничестве приграничных регионов РФ и Украины», — сказал тогда дипломат.

Впрочем, летом прошлого года в российской позиции наметились определенные изменения. Так, Виктор Черномырдин в интервью радио «Маяк» сказал буквально следующее: «Будет ли демаркация? Будет, наверное. И не наверное, а точно. Тут ничего особенного нет».

Трудно сказать, была ли это оговорка, импровизация или россияне действительно психологически смирились с неизбежностью. Но факт сам по себе любопытен и наверняка был отмечен в Киеве, где в этом вопросе в последние года полтора занимали принципиальную позицию — «полное решение проблемы границы не может быть без демаркации».

То, что Киев и Москва придерживаются диаметральных позиций, не могло не отразиться на содержании договора о госгранице. Насколько нам известно, по настоянию российских дипломатов из него исключено всяческое упоминание о демаркации. Говорят, когда украинские дипломаты подняли в очередной раз этот вопрос на переговорах, глава российской делегации, первый заместитель министра иностранных дел Вячеслав Трубников на это ответил примерно так: «Если вы хотите, чтобы договор ратифицировала Госдума, то не настаивайте». И Киев с такой постановкой вопроса согласился, поскольку для него действительно принципиально важен сам факт появления хоть какого-то документа, юридически оформляющего украинско-российскую границу.

С другой стороны, в том, что в договоре нет упоминания о демаркации, нет трагедии. Ведь Киев не считает этот вопрос закрытым (во всяком случае, сейчас) и готов и далее обсуждать его с Москвой. В крайнем случае, отмечают эксперты, ничто не мешает Украине в одностороннем порядке провести границу на местности. И прецеденты в мировой практике уже есть: так, эстонцы, устав от бесконечных прений с теми же россиянами, в одностороннем порядке провели демаркацию на нарвском участке российско-эстонской границы.

Однако этим компромиссы не ограничились. Россияне выступили против того, чтобы в документе упоминалось словосочетание «сухопутный участок границы». Вместо этого речь будет идти об участке от точки X, которая расположена на стыке украинско-российско-белорусской границы, до точки Y, находящейся на побережье Азовского моря.

Между тем в договоре есть одна статья, которая до сих пор вызывает ожесточенные споры дипломатов и из-за которой документ еще не подписан. Утверждают, что именно принципиальное различие в позициях украинцев и россиян по этой статье помешало подготовить договор к 27 января, дня торжественного открытия Года России в Украине. Речь идет о морском участке украинско-российской границы.

Последние полтора года, что прошли с момента завершения переговоров по делимитации, россияне увязывают подписание договора о госгранице с отказом украинцев от размежевания Азовского моря и Керченского пролива. Причем отказ этот, настаивают российские дипломаты, должен быть зафиксирован в договоре.

Ни на первое, ни тем более на второе Украина пойти никак не может — это означало бы серьезное поражение на внешнеполитическом фронте. Аналитики, без сомнения, оценили бы этот шаг как еще один удар по суверенитету Украинского государства, неспособного отстоять свои национальные интересы на переговорах с россиянами. Официальный Киев же в нынешних условиях не может допустить такого развития событий, поскольку он не может дать лишний козырь оппозиции и спровоцировать еще один внутриполитический кризис.

Притом россиян, во всяком случае на нынешнем этапе переговоров, никак не устраивает компромиссная формула, которую часто используют в дипломатической практике при составлении всевозможных соглашений и договоров. Формула эта звучит так: «стороны остаются при своих позициях, а вопрос будет решен по взаимному согласию позже».

Чтобы в свою пользу решить вопрос Азовского моря в контексте договора о госгранице, российская дипломатия даже задействовала парламентариев: во время недавнего приезда в Украину делегации Госдумы России эта тема активно обсуждалась. Более того, по имеющейся информации, один из украинских вице-премьер-министров даже согласился с предложением россиян отказаться от размежевания Азова. И если эта информация соответствует действительности, то ситуация выглядит, по крайней мере, очень тревожно.

Между тем Киев имеет неплохой рычаг воздействия на Москву. Так, Конвенция ООН по морскому праву 1982 года разрешает странам самостоятельно устанавливать вдоль своего берега территориальные воды шириной до 12 морских миль. И внешняя сторона этих территориальных вод — линия государственной границы. А далее уже в процессе переговоров обсуждается делимитация исключительно экономической зоны и континентального шельфа.

При этом все, что за пределами 12-мильной зоны, — международные воды. В соответствии с Конвенцией, международные воды обладают правом свободного судоходства. Значит, туда смогут заходить и военные корабли третьих стран. А вот этого как раз очень не хотят в Москве.

Ведь не зря же на переговорах российские дипломаты постоянно инициируют вопрос о том, что Азов — это внутреннее море Украины и России. Так что Конвенция ООН по морскому праву и страх россиян увидеть в Азове военные корабли третьих стран — неплохое оружие Киева в отстаивании украинских национальных интересов. И украинское правительство уже пользовалось им как средством давления на россиян.

Насколько известно, правительство Кинаха еще летом прошлого года, в преддверии встречи украинского и российского премьеров в Харькове, подготовило постановление Кабмина относительно ширины территориального моря Украины в Азове. Формально Киев не дал ему хода: о решении в одностороннем порядке установить 12-мильную зону территориальных вод украинское правительство еще не уведомило генсека ООН. Но россияне о нем знают. Поговаривают, что сам факт постановления Кабмина привел к тому, что российские дипломаты даже на некоторое время смягчили свою позицию и согласились с компромиссным вариантом статьи.

Но хватит ли у Киева политического мужества пойти до конца и, если не удастся убедить россиян размежевать Азов, зарегистрировать постановление Кабмина в секретариате ООН и тем самым убрать препятствие на пути подписания договора о сухопутном участке границы?

Безусловно, вопрос с границами носит для официального Киева принципиальный характер. И позиции, что юридическое обустройство сухопутных и морских рубежей с Российской Федерацией необходимо завершить, украинские политики и дипломаты придерживались даже в самые трудные для Украины времена. Но признаем: Россия имеет в Украине очень сильное и влиятельное лобби. К тому же реализации курса Кремля благоприятствует и мягкая изоляция украинского Президента Западом. Все это, в конечном счете, позволяет со скепсисом относиться к возможности односторонних действий со стороны Киева. Впрочем, жизнь не раз преподносила еще и не такие сюрпризы…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК