Как Китай "форматирует" Европу

19 ноября, 2016, 00:01 Распечатать

Пока весь мир следил за выборами президента США, в столице Латвии собрался уже 5-й по счету саммит необычного формата — 16 глав правительств восточноевропейских стран плюс глава Госсовета Китая Ли Кэцян.  Гостями саммита и наблюдателями стали представители структур Евросоюза, Австрии, Греции, Швейцарии и даже Беларуси.

© VAS "Latvijas Dzelzceļš"

Пока весь мир следил за выборами президента США, в столице Латвии собрался уже 5-й по счету саммит необычного формата — 16 глав правительств восточноевропейских стран плюс глава Госсовета Китая Ли Кэцян. 

Гостями саммита и наблюдателями стали представители структур Евросоюза, Австрии, Греции, Швейцарии и даже Беларуси. Что собрало этих руководителей под одной крышей и что может быть общего между столь разными странами? Кто и для чего раскладывает вдоль западной границы Украины такой странный геоэкономический пазл? За ответами придется обратиться к недавней истории Восточной Европы. А потом еще преодолеть тысячи километров самолетом и проехать в китайском экспрессе, несущемся со скоростью 300 км в час по восточной оконечности Евразии — из Пекина в Шанхай, и вернуться назад в Европу, чтобы разобраться в перипетиях Рижского саммита.

История о 16 и одном

В апреле 2012 г. бывший премьер министр КНР Вэнь Цзябао объявил в Варшаве о неожиданной инициативе. Он предложил
16 странам Восточной Европы, от Балтики до Балкан (это — Болгария, Чехия, Хорватия, Венгрия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Словения, а также Босния и Герцеговина, Македония, Сербия, Черногория, Албания), новый формат экономического сотрудничества с Китаем. Неожиданность данной инициативы была в том, что в новый формат "16+1" Пекин включил как страны региона, уже ставшие членами ЕС, так и государства, например, юга Европы, которые лишь собирались стать кандидатами на вступление в Евросоюз. Из бывших республик СССР Китай включил в число 16 страны Балтии, но проигнорировал Молдову, Беларусь и Украину. Общим, по сути, у этих 16 стран было то, что все они когда-то пребывали в соцлагере, и при Мао Цзэдуне именно этот регион был местом острой идеологической борьбы истинных китайских коммунистов с "ревизионистами" из ЦК КПСС. Китайцев в этом споре можно признать победителями. 

Теперь можно было говорить о том, что все эти страны представляют собой развивающиеся рынки и являются широким полем возможностей для китайских компаний, которые как раз в то время начали активную экспансию за рубеж. Европа тяжело переживала последствия глобального финансового кризиса, нуждалась в свежих инвестициях и проектах для стимулирования роста экономики.

Инициатива Китая выглядела своевременной и весьма привлекательной. Однако в Евросоюзе китайская активность в Восточной Европе была воспринята с подозрением и скепсисом. В Брюсселе и других европейских столицах нашлись те, кто полагали, что за экономические проекты Китай будет взимать политические дивиденды — через своих партнеров на Востоке Европы (а это 11 "молодых" и строптивых членов ЕС) влиять на политику Евросоюза в целом. Скептики полагали, что Китай два десятилетия мало уделял внимания данному региону, и теперь он не сможет играть здесь какую-либо существенную роль.

Пекин попытался опровергнуть оба мнения. Брюсселю он начал внушать, что его инициатива для 16 стран Восточной Европы носит исключительно экономический характер. Более того, китайские лидеры всякий раз подчеркивали, что их планы относительно Восточной Европы — это лишь дополнение к тем идеям и проектам, которые Китай развивает с Евросоюзом в целом. В частности, Китай выразил готовность своим проектом "16+1" поддержать т.н. инвестиционный план Юнкера 2014 года, ориентированный как раз на поддержку экономик "старых" членов ЕС, в то время как для Восточной Европы Юнкер предусмотрел меньше средств, и Китай намекал, что готов взвалить часть ноши на себя. Для убеждения скептиков китайцы представили и начали реализовывать несколько масштабных проектов со странами региона — прежде всего в сфере логистики, туризма, затем финансовой, инвестиционной и других — вплоть до возможности строительства атомных электростанций. 

В 2013 году уже новые китайские руководители сформулировали свою стратегию для всего евразийского континента, известную как "Один пояс и один путь", с двумя его ключевыми компонентами — сухопутным поясом (также известным как "Экономический пояс Шелкового пути") и морским путем, которые еще теснее свяжут Китай и Европу. В итоге они должны превратить весь континент в высокоинтегрированную зону развития. 

Что любопытно, "стыковка" между Европой и Азией, по представлениям китайцев, должна происходить именно в Восточной Европе. Это "мост", "хаб", "перевалочный пункт" и "ворота" в Западную и Северную Европу для китайских товаров. Торговля Китая с 16-ю странами ЦВЕ в 2015 году составила 56 млрд долл. США, и если судить по объемам, может в будущем стать для Китая столь же важной, как и торговля с Россией. Председатель КНР Си Цзиньпин в нынешнем году дважды совершал турне именно в регион ЦВЕ, в Чехию, Сербию и Польшу, объявив новую эру в отношениях Китая со всеми этими странами, пообещав новые проекты и многомиллиардные инвестиции…

Взгляд на Европу из Азии

Конец октября 2016-го. За окнами просторного здания в Шанхайском университете уже два дня — почти беспрерывный дождь. Примерно сотня экспертов и ученых из различных китайских мозговых центров, Академии общественных наук Китая, университетов ведут диалог с коллегами из стран Восточной Европы. 

Ключевые докладчики с китайской стороны говорят, что за пять лет партнерства в формате "16+1" Восточная Европа не стала для них понятнее. Появились новые риски — политическая нестабильность высока, ЕС слабеет, Brexit, кризис с мигрантами, рост угрозы терроризма. Все эти факторы могут повлиять на реализацию китайских планов в регионе. Китайцы заявляют коллегам из Европы, что "16+1" уже не самостоятельный процесс, а "механизм по реализации китайской стратегии "Один пояс и один путь", но поскольку есть уже опыт пяти лет, то наработки со странами ЦВЕ можно использовать и в отношениях Китая со странами Азии и даже Африки". Результаты есть, но китайская сторона обеспокоена, что именно со странами ЦВЕ переговоры о зоне свободной торговли идут даже медленнее и сложнее, чем с Грузией… Европейские эксперты из стран ЕС говорят: эти вопросы Пекин должен решать с Брюсселем — часть полномочий уже передана от национальных правительств на уровень Евросоюза, и многие проекты Китай не сможет реализовать в Восточной Европе без одобрения Брюсселя. Китайцы вспоминают об Орбане в Венгрии и успехе "Права и справедливости" в Польше, о Земане в Чехии: они, мол, националисты, они за традиционные ценности и часто вступают в конфликт с руководством ЕС. Но это, по мнению китайских экспертов, демонстрация самостоятельности их политики, и с ними будет легче договориться. 

Однако в какой-то момент китайские коллеги вдруг буквально атакуют гостей из Словакии и Чехии. Эти страны разрешили очередной визит опального тибетского лидера Далай-ламы XIV, и более того, словацкий президент Андрей Киска отобедал с ним приватно. Особую "пикантность" этому рандеву придавало то, что Киска — глава страны, ныне председательствующей в Евросоюзе, и для КНР — это "своевольный" шаг и ошибка, наносящая вред "базовым интересам Китая и политическому фундаменту двусторонних отношений". Гости из Европы парировали, что сотрудничество в рамках "16+1" не касается политических отношений, и самостоятельность политики европейских стран проявляется, в частности, и в том, что в повестке политического диалога Китая с этими странами присутствует вопрос соблюдения прав человека.

По экономическим вопросам диалог шел спокойнее, но также откровенно. Важный момент — за 5 лет Китай и его партнеры из 16 стран не придумали проекта, который охватывал бы все страны. Китай работает с 1—2 странами по отдельности, часто определяя для каждой них приоритетные сферы кооперации среди других 16. В дальнейшем китайцы будут группировать их по возможностям развития сегментов — для кого-то это логистика (Балтия, Польша, Балканы), для кого-то — финуслуги (Чехия), туризм (Чехия, Венгрия), сельское хозяйство (Болгария), для кого-то -индустриализация (Сербия), то есть экспорт китайских промышленных технологий и размещение производств. Но, как отмечали европейские гости, Китаю придется иметь в виду, что проекты будут осуществимы лишь в том случае, если они будут учитывать специфику и потребности, каждой страны. 

Такой подход разделяет и Украина, хотя наша страна и не включена в инициативу "16+1". Однако использовать механизмы, которые Китай нарабатывает с нашими соседями на Западе, вполне возможно, тем более что они направлены и на Европу, и на Китай. 

Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в КНР Олег Демин считает, что для нашей страны из восточноевропейских рецептов Китая самым эффективным была бы реиндустриализация — процесс модернизации украинских предприятий за счет избыточных производств и технологических линий, которые Китай сегодня закрывает у себя и пытается выносить за границу — в страны на "Шелковом пути". А также логистика и переработка сельскохозяйственной продукции. По сравнению с глобальным проектом "пояса-пути", китайская инициатива "16+1" на сегодня содержит больше конкретики, и ее идеями можно дополнить евроинтеграционную стратегию Украины.

По словам Олега Демина, украинские дипломаты в Пекине находятся в постоянном диалоге с коллегами из Восточной Европы. Со стороны 16 стран нет возражений, чтобы Украина присоединилась к инициативе, и ряд стран эту идею даже поддерживают. Однако последнее слово все-таки остается за Китаем. А он пока молчит…

Тем временем в Риге на саммите "16+1" было объявлено, что Китай создаст фонд поддержки инвестиций для стран региона в 11 млрд долл. США, кроме того запущена инициатива по созданию различных платформ торгового сотрудничества, решено продлить запланированную к сдаче в будущем году железную дорогу от Будапешта до Белграда и далее на юг, в направлении греческого порта Пирей, где Китай создаст один из ключевых пунктов транзита своих товаров в Европу. В будущем рассматривается возможность создать транспортные артерии, соединяющие порты Черного, Балтийского и Адриатического морей. Более того, даже Беларуси (не члену "16+1") было предложено использование ее технопарка "Великий камень" (он строится при поддержке КНР) в качестве базы для транзита китайских товаров в направлении Восточной Европы. В этой связи стоит заметить, что Китай именно через Беларусь,Россию и Казахстан проложил маршруты для своих контейнерных поездов в Европу — Польшу, Чехию, страны Балтии и далее в Западную Европу. 

Украина пока вне этих процессов, хотя Китай знает наш потенциал, понимает наши намерения и даже приветствует определенные инициативы (вспомним идею поезда из Черноморска (Ильичевска) по альтернативному маршруту через Закавказье в Китай). Но в условиях, когда неопределенность и риски в регионе все возрастают, Китай склоняется к пусть менее дешевым и простым, но, по их китайскому мнению, беспроигрышным вариантам сотрудничества с Центральной Европой, исходя из нынешних сложных отношений Запада и России, а также ситуации в самом Евросоюзе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно