Избирательные рифы американской демократии

26 октября, 2020, 13:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Как Трамп может обжаловать результаты президентских выборов в Соединенных Штатах.

Избирательные рифы американской демократии
© depositphotos/kovop58@gmail.com

На прошлой неделе в США началось предварительное голосование на выборах президента. Точнее, на выборах выборщиков, которые должны избрать хозяина Белого дома на последующие четыре года (иногда их называют «коллегия выборщиков» или «электоральный колледж»). Многочасовые очереди к избирательным урнам, в отдельных городах растягивающиеся на кварталы, убедительно свидетельствуют, что эти выборы особенные. На них, без преувеличения, решается судьба США. Семьдесят девять дней от дня голосования до инаугурации нового президента могут радикально изменить не только Америку, но и весь мир.

Представим на минуту, что за это время американская демократия даст роковой сбой, и Америка не просто перестанет играть роль ведущего геополитического игрока — она повторит судьбу Советского Союза и тем самым просигнализирует миру о конце эры доминирования либеральной демократии. Бред? Фантастика? Один из спичрайтеров Джорджа Буша-младшего Дэвид Фрум, автор известного термина «ось зла» и книги «Трампокалипсис», прямо проводит параллели между поздним СССР и нынешними США: «Так же было в Советском Союзе: когда стали честно обсуждать недостатки советской системы, она просто развалилась».

Конечно, такую апокалиптичность оценок Фрума можно было бы списать на бурление страстей в ходе президентской кампании. Но Фрум — убежденный республиканец. Более того, его алярмизм является, скорее, мейнстримом современной американской мысли.

Впрочем, возможно, авторы интеллектуальных бестселлеров последнего десятилетия, как и Шпенглер сто лет назад, перегибают палку? Потому что практически все последние соцопросы прогнозируют, что Байден выиграет выборы, и США быстро восстановят обычную для себя роль лидера демократического мира. К сожалению, как правильно заметил после первого тура дебатов Байдена и Трампа ведущий обозреватель NYT Дэвид Сангер, «действующий президент атакует не своего соперника — он атакует американскую демократию как таковую». И именно устаревшая и неэффективная избирательная система США дает в руки Трампу мощное оружие.

Мы привыкли считать, что, несмотря на психологическое сходство Трампа с Лукашенко или Эрдоганом, американские институты держат его в рамках и не дадут американской государственной машине съехать в кювет даже с таким деструктивным водителем. Впрочем, решающий бой Трампа и институтов, основываюшихся на долговременных традициях американской либеральной демократии, достигнет апогея в период между днем голосования (3 ноября 2020 года) и инаугурацией (20 января 2021 года). Финал этого поединка сейчас открыт.

Но оставим общие соображения и перейдем к сжатому обзору подводных рифов, на которые может напороться американский «Титаник».

Проблема номер один — голосование по почте. Трамп постоянно утверждает, что само голосование по почте — главный инструмент фальсификации выборов. Что в последний момент из ниоткуда поступают тысячи бюллетеней, которые искажают волю американцев. Никаких подтверждений массовых злоупотреблений до сих пор не обнаружено. Впрочем, как свидетельствует недавний опрос в штате Джорджия, голосовать по почте планируют 60% сторонников Байдена и только 28% — Трампа. Это означает, что чем больше бюллетеней, отосланных по почте, признают недействительными, тем ниже шансы Байдена на победу.

В США требования к бюллетеням, отосланным по почте, отличаются от требований к поданным лично: их надо паковать в два конверта, причем на внутреннем запрещено делать какие-либо пометки; на них должны быть полное имя (американцы имеют привычку называть себя в сокращенной форме, например: Джо Байден вместо Джозеф Робинетт Байден-младший, Билл Клинтон вместо Уильям Джефферсон Клинтон и т.п.) и полный адрес проживания избирателя. Юридическая команда Трампа уже готовится оспаривать действительность бюллетеней, отправленных по почте, за малейшие нарушения в их оформлении.

Проблема номер два — безопасность избирательных участков. В январе 2018 года федеральный судья впервые за последние 36 лет не продлил действие судебного постановления, зафиксировавшего соглашение сторон, которым в далеком 1982 году завершилась судебная баталия демократов и республиканцев о (не)законности каких-либо «безопасностных операций» на избирательных участках. Это постановление запрещало создавать группы, которые официально намеревались контролировать ход голосования и работу избирательных комиссий, а де-факто — вмешиваться в них.

Теперь, впервые после выборов 1980 года, сторонники Трампа (в некоторых штатах вооруженные автоматическими винтовками и короткостволами) могут зайти в любой избирательный участок, чтобы проконтролировать ход голосования и подсчет голосов. Сторонники Байдена в ответ тоже могут выйти на улицы — защищать участки от республиканских контролеров. Досчитают ли избирательные комиссии бюллетени в таких условиях, вопрос открытый.

Остается напомнить, что в США почти всегда заранее известно, какой кандидат получит больше голосов на каждом конкретном участке. Таким образом условия для срыва подсчета голосов в демократических районах уже созданы. Недаром один из руководителей избирательной кампании Трампа Джастин Кларк назвал непродленное действие соглашения сторон о воздержании от вмешательства в работу избирательных участков «большой, большой, большой удачей».

Здесь следует подчеркнуть, что недавний опрос общественного мнения в США выявил опасный тренд: сейчас каждый третий американец, независимо от партийных вкусов, считает, что насилие — оправданный способ достижения политических целей партии, которой он/она симпатизирует. Кстати, еще 20 лет назад в драматическом электоральном поединке Эла Гора и Джорджа Буша-младшего вмешательство агрессивных республиканских «активистов» в пересчет голосов на одном из избирательных участков на юго-востоке Флориды заставило членов избирательной комиссии преждевременно прекратить перерасчет и таким образом, вероятно, повлияло на окончательные результаты выборов президента. Так что Америке не привыкать…

Проблема номер три, наверное, самая важная. В США главу государства избирают не рядовые избиратели, а специально избранные от каждого штата выборщики. Их количество от каждого штата равняется количеству членов Конгресса (Палаты представителей и Сената) от этого штата.

Поскольку каждый штат, независимо от размеров и количества населения, избирает в Конгресс только двух сенаторов (количество делегатов в Палату представителей пропорционально количеству избирателей), количество выборщиков от каждого штата уже нарушает принцип «один человек — один голос». Более того, независимо от того, как распределятся голоса на каждом отдельном избирательном округе (90 на 10% или 51 на 49%), избранный на нем выборщик отдает свой голос только за одного кандидата в президенты. Кроме того, абсолютное большинство штатов применяет принцип «победитель получает все», то есть все голоса выборщиков штата идут тому из кандидатов в президенты, чьи сторонники получили большинство на выборах коллегии выборщиков от этого штата.

Именно поэтому Трамп, за которого в 2016-м проголосовало почти на 3 млн американцев меньше, чем за Клинтон, стал сорок пятым президентом США. И это не единственный случай в американской истории, когда победу в президентских гонках получает кандидат, за которого проголосовало меньшинство избирателей (победа Буша-младшего над Альбертом Гором в 2000 году — другой пример).

Но проблема не только в том, что выдуманный как предохранитель от прихотей необразованного охлоса и прихода к власти популистов электоральный колледж (как называют совокупность всех выборщиков) сейчас безнадежно устарел и искажает волю избирателей. Проблема также в том, что в Соединенных Штатах нет унифицированного федерального алгоритма отбора выборщиков: Конституция США относит его к компетенции законодательного органа каждого отдельного штата.

Я недаром употребил слово «отбора»: ни одна норма федерального законодательства не гласит, что выборщиков нужно избирать. Скорее, наоборот: вторая статья американской Конституции говорит, что «каждый штат должен назначить» выборщиков согласно процедуре, которую определяет легислатура штата. Конечно, долгая неписаная традиция и законодательство большинства штатов побуждают именно избирать электоральный колледж. И вряд ли даже самые радикальные сторонники Трампа в конгрессах отдельных штатов отважатся откровенно нарушить эти нормы.

Но! Если подсчет голосов удастся сорвать, заблокировать или обжаловать (см. проблемы один и два), тогда республиканцы в законодательных органах штатов, где они составляют большинство, могут, апеллируя ко второй статье Конституции США, попробовать назначить выборщиков по своему усмотрению. Кстати, никто не мешает пойти таким путем и демократам.

Опять же, ни основной, ни обычные законы США не говорят, за кем последнее слово в объявлении перечня выборщиков от каждого штата. Поэтому там, где большинство в местном конгрессе принадлежит республиканцам, но губернатор — демократ (и наоборот), вполне реально могут появиться два альтернативных электоральных колледжа, которые утвердят две независимые ветви власти, получившие свою легитимность непосредственно от граждан соответствующего штата.

Такой прецедент едва не случился во Флориде в 2000 году, когда главный юрист Эла Гора даже арендовал комнату в здании старого капитолия в столице штата, чтобы собрать там альтернативных выборщиков, благосклонных к демократическому кандидату. Поскольку губернатор Джеб Буш, брат республиканского кандидата в президенты, утвердил свой электоральный колледж, еще раньше, чем Верховный суд США вынес свое решение в деле «Буш против Гора». То, что едва не случилось во Флориде в 2000-м, вполне может стать реальностью через 20 лет.

Но и это не конец истории. Представим, что альтернативные коллегии выборщиков таки соберутся в отдельных штатах и, как предусматривает вторая статья Конституции США, подпишут каждая свой протокол о результатах голосования и «отправят запечатанным в резиденцию правительства Соединенных Штатов, главе Сената». Главой Сената в США по должности является вице-президент, то есть сейчас это Майк Пенс, который в паре с Трампом баллотируется на должность вице-президента на следующую каденцию. То есть — лицо, непосредственно заинтересованное в результате выборов. Глава Сената должен открыть конверты с протоколами от всех штатов на общем заседании обеих палат Конгресса. Какие из альтернативных протоколов (если такие поступят в Сенат) Пенс посчитает действительными, а какие — нет, догадаться несложно.

Тем временем у демократов, которые контролируют Палату представителей, тоже есть законное оружие, которым можно сорвать «правильный» для республиканцев подсчет голосов. Для этого им достаточно покинуть общее заседание обеих палат Конгресса и таким образом сделать невозможным легитимный подсчет голосов.

А теперь представим, что демократы и республиканцы в Конгрессе найдут компромисс и дисквалифицируют голоса выборщиков тех штатов, которые создали альтернативные электоральные колледжи, договорившись считать только те голоса, по поводу которых нет сомнений или споров. Но тут избирательный «Титаник» может напороться на следующий риф. Конституция США недвусмысленно говорит: чтобы выиграть выборы, кандидат в президенты должен набрать абсолютное большинство голосов всех выборщиков (то есть не менее 270 голосов из 538). Поэтому, если Конгресс решит дисквалифицировать электоральные колледжи штатов, приславших в Сенат два альтернативных протокола подсчета голосов, вполне может сложиться ситуация, когда ни один кандидат не наберет нужных для победы 270 бюллетеней в свою поддержку. Тогда, как гласит 12-я поправка к американской Конституции, «среди кандидатов в президенты, получивших наибольшее количество голосов, […] Палата представителей должна немедленным голосованием по бюллетеням избрать президента».

Впрочем, голосование проходит по особой формуле: один штат — один голос. На сегодняшний день в Палате представителей, которую контролируют демократы, по такой формуле с преимуществом в один голос победят республиканцы — и Трамп останется президентом. Однако, если такое случится, будет голосовать уже другой состав палаты, избранный американцами 3 ноября 2020 года, который впервые соберется на Капитолийском холме 3 января 2021 года.

И тут мы приближаемся к еще одному, четвертому, подводному рифу американских выборов: очень четко расписанному графику событий. Причем большинство дат (иногда даже часов) закреплены на конституционном или законодательном уровне, и их невозможно изменить простым постановлением ЦИК (даже если бы в США на федеральном уровне существовала центральная избирательная комиссия). Основные дедлайны избирательной гонки устанавливает первая глава третьего раздела Кодекса США.

Таким образом, выборы выборщиков (и нового состава Конгресса, а также трети сенаторов) состоятся 3 ноября 2020 года; объявление результатов этих выборов — не позднее 8 декабря 2020 года; встреча коллегии выборщиков в каждом штате для голосования за того или иного кандидата в президенты и вице-президенты и составление протоколов подсчета голосов — 14 декабря 2020 года); общее заседание обеих палат Конгресса, на котором следует подвести итоги президентской гонки, — 6 января 2021 года; инаугурация новоизбранного президента — 20 января (причем полномочия действующего президента прекращаются в тот же день в 12:00, независимо от того, избран новый глава государства или нет).

В чем проблема этого жесткого графика? Представим себе, что подсчет голосов затянулся, а его результаты стороны обжалуют в судах. Представим себе, что суд в каком-либо из штатов постановил пересчитать бюллетени на отдельных избирательных участках. Хватит ли на это 35 дней, предусмотренных законом, — вопрос открытый. В 2000 году Верховный суд Флориды только 8 декабря, то есть через месяц после дня голосования, издал судебный приказ о ручном пересчете голосов по всему штату (в США бюллетени, как правило, считают машины). Если бы не вмешательство Верховного суда США, вряд ли Флорида знала бы, какой именно электоральный колледж избрали жители штата к дате, когда выборщики должны были голосовать за президента и вице-президента.

Но еще более проблемна уникальная норма ХХ поправки к американской Конституции, предусматривающая, что действующие президент и вице-президент, как Золушка, теряют свои полномочия ровно в полдень 20 января четвертого года своих полномочий, независимо от того, определились их преемники или нет. Если к тому времени выборы не завершены, согласно параграфу 19 первой главы третьего раздела Кодекса США, исполнять обязанности президента начинает глава Палаты представителей. Но согласятся ли с таким неслыханным в американской истории результатом президентской гонки — когда Белый дом займет лицо, не только не выигравшее выборов, но даже не принимавшее в них участия, — американские избиратели?

Выше я описал лишь несколько подводных рифов, о которые может разбиться американская демократия в период с 3 ноября текущего года до 20 января следующего. Следует подчеркнуть, что возможная катастрофа не предполагает откровенного нарушения закона или антиконституционного мятежа со стороны сторонников Трампа (или их оппонентов) — она может произойти именно из-за недостатков американского законодательства в более или менее законных рамках.

Пространная сентябрьская статья в The Washington Post под выразительным названием «Худшее, что может случиться: выборы, вероятно, приведут к всплеску насилия и конституциональному кризису» описывает многочисленные сценарии срыва избирательного процесса, возможность которых спрогнозировала специально созданная группа ученых, журналистов и политиков, которая в этом году занималась симуляцией избирательной гонки на базе Джорджтаунского университета. Ей вторит обширный материал в The Atlantic под также не особо оптимистичным заголовком «Выборы, которые могут уничтожить Америку», подробно описывающий возможное крушение американского «Титаника» об избирательные рифы. Редакция издания была настолько обеспокоена описанными в статье прогнозами, что опубликовала материал онлайн заранее — в конце сентября, хотя статью планировали в печать лишь в ноябрьском номере журнала.

Почему же американский корабль до сих пор ни разу не напоролся на эти рифы, спросите вы? Ответ прост — устойчивая традиция кандидатов в президенты добровольно признавать поражение, как только становятся понятны результаты голосования выборщиков.

Этой традиции сейчас 124 года, в современном виде ей положил начало Уильям Дженнингс Брайан, который в далеком 1896 году баллотировался в президенты от демократической партии и, узнав о поражении, прислал своему оппоненту, республиканцу Уильяму Маккинли, телеграмму с приветствием и словами: «Судьей в нашей гонке был американский народ. Его воля для меня — закон». С тех пор каждый следующий кандидат в президенты публично признавал свое поражение и тем самым фактически завершал избирательную интригу в ночь выборов или вскоре после нее.

Первым исключением из этой традиции стали выборы 2000 года, когда Эл Гор сначала признал было, что проиграл, а потом отозвал свои приветствия Джорджу Бушу и начал юридическую битву за власть. Часто полагают, что точку в этой баталии поставил Верховный суд, приняв пятью голосами против четырех контроверсионное решение в деле «Буш против Гора», которое в Америке до сих пор приводят в качестве классического примера «юридического активизма» — вмешательства судебной власти в несвойственную ей сферу чистой политики. На самом деле Верховный суд своим решением лишь отменил пересчет голосов во Флориде, а точку в избирательной гонке поставил сам Гор, который все-таки признал поражение вместо того, чтобы переносить поле боя в Конгресс, в котором он как вице-президент США по должности возглавлял верхнюю палату.

Но Дональд Трамп — не Альберт Гор. То и дело он отказывается пообещать, что признает победу оппонента, если проиграет президентскую гонку. Вместо этого он постоянно готовит своих сторонников к победе любой ценой. Например, 24 августа этого года президент США публично заявил: «Единственная возможность для них [демократов] выиграть выборы — это фальсифицировать их». Четыре года назад, накануне предыдущих выборов, он утверждал то же самое, будто издеваясь над столетней традицией, основанной Уильямом Брайаном: «Я хочу пообещать всем моим избирателям и сторонникам, а также всем американцам, что, безусловно, приму результат этой великой и исторической президентской гонки… Если я выиграю ее».

На самом деле Трамп — не первый в истории США кандидат в президенты, который не готов признать свое поражение. Джентльменская традиция Брайана поздравлять победителя президентской гонки примерно вдвое младше самих Соединенных Штатов. В истории Америки известен и другой прецедент. Выборы 1876 года едва не завершились для страны катастрофой. В трех южных штатах они, вероятно, были фальсифицированы в пользу республиканцев, которые недавно выиграли гражданскую войну и контролировали власть с помощью людей в униформе. В Южной Каролине, например, по официальным данным, проголосовал 101% от всех зарегистрированных избирателей.

Наконец, по официальным данным, голоса электорального колледжа разделились в пропорции 185 за кандидата-республиканца Резерфорда Хейса и 184 — за демократа Сэмуэла Тилдена (к тому времени коллегия избирателей состояла из 369 членов). Демократы заявляли о фальсификациях и подтасовке и всячески тянули время в конгрессе, чтобы Хейса не инаугурировали вовремя. Ходили слухи, что демократы готовят альтернативную инаугурацию Тилдена в Нью-Йорке. В ответ действующий президент-республиканец Улисс Грант, время которого на должности неумолимо истекало, грозился ввести в Нью-Йорке военное положение. В воздухе пахло новой гражданской войной.

Компромисс нашли в последний момент: демократы согласились признать Хейса избранным президентом, за это республиканцы пообещали вывести федеральные войска из южных штатов, где они оставались после победы Севера в гражданской войне, чтобы гарантировать права чернокожих американцев. В результате достижение реального равноправия черных и белых в США было отложено почти на сто лет…

* * *

Является ли роковым вышеописанный сценарий (или, скорее, сценарии) крушения американской демократии об избирательные рифы? Отнюдь! Если Байден победит в достаточном количестве штатов с достаточным отрывом в каждом, Трампу и его сторонникам останется лишь признать свое поражение. Если верить прогнозу The Economist, на момент написания этого текста шансы Трампа выиграть выборы не достигали даже 10%. Комплексный анализ президентской гонки, который проводит это почтенное британское издание, сейчас отдает 344 голоса выборщиков Байдену и только 194 — Трампу. С таким распределением чуда не случится, и все попытки Республиканского национального комитета сопротивляться неминуемой смене хозяина Белого дома окажутся напрасными.

Но это отнюдь не снимает два принципиальных вопроса, которые легкомысленно игнорирует Украина. Во-первых, насколько критически мы должны относиться к советам и установкам наших американских партнеров относительно реформирования украинского законодательства, если США до сих пор пользуются устаревшими, неэффективными и даже опасными нормами, которые ставят под угрозу само существование американской демократии?

И, во-вторых, есть ли у нас план на тот случай, если американский «Титаник» все же наскочит на рифы своего избирательного законодательства? Готовы ли мы противостоять российскому давлению, если США внезапно погрузятся в поствыборный хаос и им станет не до нас? Смогли ли мы, как это сделала Европа, учесть уроки трамповского срока, диверсифицировать свои риски и расширить круг стратегических союзников? Наконец, помог ли нам американский протекторат за последние шесть лет стать взрослее и обрести субъектность? Или, наоборот, законсервировал в нас комплекс недоросля, который так и не научился брать на себя ответственность за собственную судьбу и постоянно озирается на подсказки из Вашингтона, Берлина, Парижа и Брюсселя, как когда-то не мог сделать ни шагу без подсказки из Москвы?

 

Все статьи автора читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК