Исландия: скумбрия важнее евроинтеграции?

6 сентября, 2013, 20:10 Распечатать

Почему зона внешнеполитического влияния ЕС продолжает сокращаться в разных частях мира? Возможно, Исландия станет ключом к пониманию и поиску ответов на эти вопросы.

В конце августа правительство Исландии заявило, что не будет возобновлять переговоры о вступлении в Евросоюз, которые продолжаются с 2009 года, но находятся в замороженном состоянии с января. Для Евросоюза, совсем недавно приветствовавшего в своих рядах Хорватию в качестве 28-го члена и готовящегося к расширению еврозоны на страны Балтии, такой поворот событий, видимо, оказался полностью неожиданным. Ведь отношения с Исландией ЕС рассматривал как определенную модель для интеграции стран, имеющих с Евросоюзом давние экономические отношения. Европа ищет способы политического давления на Рейкьявик. Тем не менее, Брюссель пока не спешит лишить Исландию статуса кандидата и просит хорошенько подумать перед тем, как принять окончательное решение. Исландские политики утверждают, что оставаясь вне Европейского союза, они попытаются именно со странами Европы вывести отношения на новый уровень и при этом активно собираются развивать связи по другим направлениям.

Как бы там ни было, для Брюсселя это тревожный звонок. В канун саммита Восточного партнерства в Вильнюсе, а также выборов в Европарламент в мае 2014 года еврочиновникам важно проанализировать: что не так? Почему сегодня идеи европейского единства и "растущего союза", призванного углублять взаимовыгодное сотрудничество членов в различных сферах, с большим пессимизмом воспринимаются в самой Европе. Почему зона внешнеполитического влияния ЕС продолжает сокращаться в разных частях мира? Возможно, Исландия станет ключом к пониманию и
поиску ответов на эти вопросы.

Исландцы уже несколько раз в нынешнем году оказывались заложниками, как они сами говорят, предвзятого или абсолютно "некорректного" понимания Европой событий в маленькой островной стране, которая расположена в океане между Европой и Америкой, но всегда была неотъемлемой частью европейской цивилизации. Еще в начале этого года пресса сообщила, что переговоры о вступлении Исландии в ЕС, которые Рейкьявик с таким трудом начал в 2009 году, "мертвы". Посол Исландии в ЕС Тхорир Ибсен ответил на это знаменитым изречением Марка Твена: "Сообщения о моей смерти сильно преувеличены".

Впрочем, тогда дипломат не стал скрывать, что переговоры с ЕС по таким сложным темам как рыбная ловля и квоты на вылов рыбы в северных водах, сельское хозяйство и свободное движение капиталов, действительно были заморожены, чтобы, по его словам, "обеспечить разумное и спокойное управление процессом вступления Исландии в ЕС" на период выборов в стране 27 апреля 2013 года. Их результатом, однако, был полный разгром сторонников евроинтеграции. Партия независимости, входившая в каждое правительство  с 1980 года до 2009 года, получила 26,7% и 19 мест в Альтинге — парламенте страны. Столько же мандатов получили представители Прогрессивной партии, которые на этот раз подержали консервативно настроенных "самостийников", выступающих против навязанного Исландии из Европы курса бюджетной экономии. Обе партии сулили населению снижение налогов и списание долгов, привлечение в страну свежих инвестиций, а также обещали заставить финансовых спекулянтов заплатить за коллапс финансовой системы Исландии 2008 года, от которого экономика маленькой державы пока не оправилась. Новая коалиция была сформирована в конце мая, при этом лидер исландских "прогрессистов" 38-летний Сигмундур Давид Гуннлаугссон стал самым молодым главой правительства европейской страны.

Традиционно Исландия управлялась коалиционными правительствами, и в 2009 году победа лево-центристского Социал-демократического альянса над сторонниками Партии Независимости позволила Исландии начать процесс евроинтеграции. Но стоит вспомнить, что в июле 2009 года в исландском парламенте Альтинге за подачу официальной заявки на вступление в ЕС "за" проголосовали
33 депутата, "против" — 28. Из этого расклада уже тогда следовало, что дорога в Европу для Исландии не будет простой, хотя и предполагалось (оптимистами), что Исландия  в 2011 году сможет войти в ЕС после проведения общенародного референдума. Основания для этого были — ведь Исландия является членом Европейской экономической зоны (ЕЕА) (она объединяет страны ЕС + Исландию, Норвегию и Лихтенштейн) и Шенгенской зоны, ее законодательство в большой степени соответствует европейскому.

События, однако, развернулись по более пессимистическому сценарию, прежде всего, из-за кризиса в Еврозоне. Министры иностранных дел стран ЕС только спустя год, 27 июля 2010 г. санкционировали переговоры о вступлении Исландии. К началу нынешнего года переговоры все еще продолжались по более чем половине частей Договора о присоединении, который для Исландии состоит из 33 глав. Как и ожидалось, в тупике оказались переговоры по рыбной ловле — рыбный экспорт составляет около 40% всего экспорта страны и дает 10% ВВП Исландии, обеспечивая работой 20% населения. Также стоит отметить, что страны Евросоюза в мае нынешнего года пришли к консенсусу по вопросу рыболовной политики и решили ограничить избыточный вылов рыбы с целью стабилизировать к 2020 году популяцию рыбы в Средиземном море и Атлантике. Очевидно, что исландцы в этом вопросе занимают противоположную позицию. Особенно учитывая тот факт, что Европа в первую очередь озаботилась защитой скумбрии и сельди, которые составляют основу рыбного промысла как раз в северных морях. Исландия заявила, что не позволит Евросоюзу указывать, сколько и какой рыбы ей вылавливать в своих водах.

В 2009 году это уже чуть было не привело к торговой войне между Брюсселем и Рейкьявиком, когда последний сам для себя установил квоту на вылов скумбрии на уровне 123 тыс. тонн. В последующие годы эта квота была увеличена еще больше. По итогам 2011 г. было выловлено 150–
170 тыс. тонн, и в этом году исландцы уже согласились с потолком в 123 тыс. т. Они оправдывают себя тем, что в результате потепления океана за последние годы пути миграции рыбы сместились на север. Теперь 30% всей популяции скумбрии Северной Атлантики летом кормится у берегов Исландии. Все это создает угрозу экосистеме островов и прибрежных вод. Однако комиссар ЕС Мария Даманаки неоднократно заявляла, что ЕС не допустит односторонних действий какой-либо из стран по "уничтожению популяции рыбы". По данным источников, ЕС предлагал Исландии 4%-ную квоту в промысле скумбрии, в то время как Рейкьявик требовал долю в 15%, имея фактический вылов на уровне 16%. 

Рыбный спор и стал причиной последнего обострения отношений. Новое правительство в Рейкьявике само инициировало переговоры с отдельными прибрежными странами на своих условиях, и кстати, они уговорили сесть за стол даже норвежцев, не желавших обсуждать этот вопрос до всеобщих выборов, которые пройдут в Норвегии 8 сентября 2013 года. Однако 16 июля комиссар Даманаки от имени ЕС потребовала возобновления переговоров по вопросам вылова рыбы не осенью, а в ближайшие дни. Она заявила, что в противном случае санкции ЕС последуют незамедлительно. Уже на следующий день поскорее определиться с вопросом о возобновлении переговоров о вступлении в ЕС нового премьер-министра Исландии попросил председатель ЕК Жозе Мануэль Баррозу. Гость с севера, однако, и в этом вопросе просил подождать до осени. Брюссель не захотел ждать и выстрелил первым, когда принял решение заморозить обещанные Исландии в прошлом году гранты на сумму 24 млн евро на проекты, которые увязывались как раз с процессом евроинтеграции. Следующим косвенным предупреждением Рейкьявику стали санкции против Фарерских островов — поставки сельди оттуда в ЕС были полностью запрещены с 1 августа.

19 августа последовала жесткая отповедь правительства Исландии с обвинениями в адрес ЕС, что в нарушение международных конвенций и правил по рыбной ловле, а также договоренности о свободной торговле Брюссель начал кампанию запугивания и угроз, против которой Исландия выступает самым решительным образом. Что же касается вопроса переговоров с ЕС, то для их продолжения или возобновления не было установлено никаких критичных сроков, посему, как дал понять министр иностранных дел Исландии Гуннар Браги Свейнссон, в правительстве страны нет разногласий по поводу того, вступать в ЕС или нет. "Просто ЕС нет в повестке дня. Это правительство не работает над данным вопросом, однако и не обсуждало вопрос о выходе из переговоров… Скорее, это Брюссель, лишив нас грантов, дал понять, что более не рассматривает Исландию как страну-участницу переговорного процесса", — сказал он.

Несколько ранее представители правящих в Исландии партий заявили, что в принципе не отказываются от проведения общенационального референдума по вопросу о продолжении переговоров о вступлении в ЕС, однако провести его намерены в срок каденции нынешнего правительства, то есть в ближайшие четыре года (властям не выгоден референдум в ближайшее время, ведь большинство может высказаться за продолжение переговоров с ЕС, хотя поддержка вступления страны в ЕС сегодня в Исландии и низка). Таким образом, до проведения плебисцита переговоры с Евросоюзом прекращаются. В подтверждение этому уже 22 августа исландский МИД выпустил сообщение, в котором говорится, что согласно выводам конституционных экспертов, нынешнее правительство страны не связано какими-либо обязательствами относительно  решения парламента Исландии прошлого созыва, направившего в 2009 г. в Брюссель официальную просьбу о начале переговоров о вступлении страны в ЕС. МИД Исландии постановил ликвидировать подразделение, занимавшееся переговорами с ЕС и уволить примерно 30 сотрудников, задействованных в этом процессе. Как сообщили из Рейкьявика, первые увольнения в МИДе последовали сразу же за публикацией данного коммюнике.

Исландский МИД также объявил, что находится в процессе "реструктуризации", для того чтобы соответствовать новым задачам, которые ставит нынешнее правительство (это, в частности, перенос внимания на сотрудничество в регионе Арктики, развитие свободной торговли и вопросы функционирования Европейской экономической зоны). На днях власти сообщили, что ведут переговоры с Германией о строительстве крупного контейнерного терминала, готовятся пересмотреть закон об инвестировании, чтобы открыть путь для вкладов из Китая в сферу туризма, пытаются стать местом размещения крупных информационных дата-центров, которые позволят ускорить передачу данных по трансатлантическому кабелю между Европой и Америкой, а также попытаются извлечь выгоду из начавшегося процесса создания зоны свободной торговли между ЕС и Северной Америкой. Кроме того, есть планы усилить сотрудничество со странами Скандинавии и Россией, которые по ряду сложных вопросов (в том числе и в сфере рыбной ловли) оказываются сговорчивее, чем ЕС.  

Если все это удастся сделать, Исландия может стать еще одним положительными примером, когда виновники экономического кризиса (а это именно те партии, которые сегодня вернулись к власти в Исландии) учли ошибки прошлого и сумели обеспечить экономическое процветание своей страны в новых условиях. Но скептики считают это маловероятным, поскольку многие лозунги исландских правых — не более чем популизм. 

Для ЕС исландский урок состоит не только в том, что выборы в этой стране подтвердили тенденцию, прослеживавшуюся в последние годы. Евроскептики укрепляют свои позиции не только в странах самой Европы, но уже и в соседних государствах. В результате выборов 2014 года это может привести к пересмотру стратегии развития всего объединения, о чем говорят уже сегодня. Однако пример Исландии свидетельствует также о том, что в ходе переговоров с потенциальными членами объединения Евросоюзу необходимы гибкость и свежие идеи как в решении сложных вопросов, так и в дискуссии о том, как сделать европейскую идею снова привлекательной. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 10
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно