Иллюзии приднестровского урегулирования

8 июня, 18:08 Распечатать

Не стоит признавать сепаратистов стороной переговоров.

© Мирослава Заец / Gordonua.com

Ежегодно 19 июня в Приднестровье проводятся траурные мероприятия, посвященные памяти и скорби по погибшим в Бендерах. 

Бендеры — единственный населенный пункт непризнанной Приднестровской Молдавской республики, расположенный на правом берегу Днестра. 26 лет назад бои за него стали кульминацией вооруженного противостояния армии и органов правопорядка Молдовы и приднестровских сепаратистов, поддерживаемых российской 14-й армией. 

Но это не только день памяти. Именно после бендерских боев приднестровский конфликт вступил в стадию "заморозки", а российские военные получили правовые основания (пусть и неоднозначные) находиться на левом берегу Днестра. Поэтому 19 июня для приднестровских властей — повод в очередной раз заявить о неизменности курса на построение независимого государства. С последующим вхождением в состав России. 

Вряд ли риторика левобережных политиков существенно изменится и в этом году, несмотря на то, что за последние месяцы в переговорном процессе по урегулированию конфликта произошли существенные подвижки. На фоне очередного обострения в Донбассе и тупика, в котором оказался "минский процесс", приднестровское урегулирование внешне выглядит как "история успеха". 

Во всяком случае представители ОБСЕ весьма оптимистично оценили итоги очередного раунда Постоянного совещания по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию, который состоялся в Риме 29–30 мая. 

Спецпредставитель ОБСЕ Франко Фраттини по итогам Римской встречи заявил, что 2018 г. может стать историческим для процесса урегулирования конфликта в Приднестровье. А глава миссии ОБСЕ в Молдове Майкл Скэнлан пошел еще дальше, заявив, что выработанный подход, ориентированный на результат, "позволяет реалистично говорить, что мы движемся по пути к окончательному разрешению конфликта". 

Насколько реалистичен оптимизм чиновников ОБСЕ?

Постоянное совещание, или формат "5+2" (Молдова и Приднестровье — стороны переговоров, Украина, Россия, ОБСЕ — гаранты переговорного процесса, ЕС и США — наблюдатели), работает с 2005 г. За это время уже не раз возникала ситуация, когда казалось, что Кишинев и Тирасполь начнут диалог. Так было в 2011–2012 гг. когда состоялось несколько встреч между премьер-министром Молдовы Владом Филатом и президентом непризнанной ПМР Евгением Шевчуком. Но "концертно-футбольная" дипломатия (ряд встреч состоялся во время концертов или футбольных матчей) закончился очередным охлаждением. 

С апреля 2014 г. на протяжении более двух лет встречи в формате "5+2" вообще не проводились. На первый план мировой повестки дня вышел "украинский кризис". Однако в начале июня 2016 г. в Берлине очередная встреча все же состоялась. И по ее итогам был подписан протокол, согласно которому стороны взяли на себя обязательства решить ряд спорных вопросов. Среди них — охрана окружающей среды в бассейне Днестра, вопросы апостилирования (подтверждения юридической силы) приднестровских дипломов, использования автомобилей с номерными знаками, выдаваемыми в Приднестровье, телекоммуникаций и связи, уголовных дел, возбужденных в Молдове против приднестровских чиновников. Все мероприятия планировалось выполнить в течение шести недель.

Говорили о давлении, оказываемом западными партнерами на молдавскую сторону, и о политическом реверансе, который был сделан в сторону Германии, в 2016 г. председательствовавшей в ОБСЕ.

Шесть недель, отведенные для выполнения протокола, пролетели безрезультатно. И казалось, что Берлинский протокол ждет участь других таких же документов.

Но в конце 2017 г. произошли события, которые, собственно, и заставили говорить о прорыве. 18 ноября, в присутствии зарубежных дипломатов, премьер Молдовы Павел Филип и президент непризнанной ПМР Вадим Красносельский открыли движение по мосту через Днестр между селами Гура Быкулуй и Бычок. Мост был взорван в 1992 г., восстановлен в начале 2000-х, но так и не был открыт. 

Дальше — больше. 25 ноября в Бендерах политические представители сторон — вице-премьер Молдовы Георге Белан и министр иностранных дел ПМР Виталий Игнатьев — подписали сразу четыре протокола.

Первый касается апостилирования дипломов об образовании, выдаваемых в Приднестровье. Кишинев не устраивало, что в названии Приднестровского государственного университета им. Тараса Шевченко существует понятие "государственный". В итоге пришли к компромиссу: на английском языке в апостиле название будет писаться как Transdniestrian Taras Shevchenko University, без упоминания State. 

Еще один протокол регулировал вопрос функционирования в Приднестровье школ, где преподавание осуществлялось на румынском языке (т.е. на основе латинской графики). Третий предусматривал восстановление стационарной телефонной связи и предоставление лицензий и частот приднестровскому мобильному оператору "Интерднестрком". С 2006 г. между двумя берегами Днестра не существует прямой телефонной связи, тарифы на звонки были завышены, приднестровский "Интерднестрком" работает без молдавской лицензии. 

И, наконец, последний, четвертый протокол касается доступа молдавских фермеров к сельхозугодьям, находящихся на подконтрольной ПМР территории. 

И все это за несколько дней до Венской встречи в формате "5+2". Неплохой подарок Австрии к концу председательствования в ОБСЕ. Примечательно, что договоренности стали результатом переговоров двух олигархов — молдавского Влада Плахотнюка и приднестровского Виктора Гушана.

В апреле 2017 г. Кишинев и Тирасполь подписали Соглашение о механизме участия транспортных средств из Приднестровья в международном дорожном движении. Владельцы автотранспортных средств из Приднестровья будут получать нейтральные автомобильные номера и технические паспорта. Их выдача будет проводиться на территории Приднестровья в присутствии представителей ОБСЕ.

При всем при том успех выглядит скорее как удачное сочетание звезд. ОБСЕ необходимо было доказать эффективность своих действий, и ей это удалось. Россия, без воли которой руководство Приднестровья вряд ли пошло бы на уступки, стремилась проявить себя в роли миротворца и тоже может поставить себе плюсик. А правящая Демпартия Молдовы и ее реальный лидер олигарх Влад Плахотнюк — в выигрыше накануне парламентских выборов. Запад часто критикует Молдову за высокий уровень коррупции. Однако нравится кому-то или нет, но Плахотнюк пока что контролирует ситуацию в стране и способен влиять на переговорный процесс. Что он и доказал. Тем более что перспектива победы в Молдове откровенно пророссийских социалистов вызывает больше опасений. Не исключено, что президент Молдовы Игорь Додон в случае победы соратников по партии может предложить более радикальный вариант превращения Молдовы в федерацию, с чрезвычайно широкими правами для Приднестровья. 

Посол США в Молдове Джеймс Петтит в эфире телеканала Moldova 1 отметил: заявления о том, что Республика Молдова якобы пошла на уступки Тирасполю, подписав в конце прошлого года протоколы, не обоснованны. "Наоборот, я видел большой прогресс, а все принятые решения на самом деле укрепляют суверенитет Кишинева над Тирасполем" — заявил он. 

По итогам "исторической" Римской встречи достигнута договоренность о разработке до конца июня нынешнего года новой "дорожной карты". Ее содержание пока неизвестно.

Но что дали в реальности Молдове достигнутые соглашения?

Мост через Днестр открыт, но приведет ли это к облегчению передвижения людей и товаров, если приднестровская сторона выставит таможенный и пограничный пост? 

Приднестровские автомобилисты получат нейтральные номера, и молдавские чиновники будут допущены на территорию Приднестровья, но на основании каких документов будут выдаваться эти номера? Права выдаются властями непризнанной ПМР, а значит, де-факто, молдавские власти признают законность и этих документов и органов, их выдавших.

Будут ли учтены при восстановлении телефонной связи интересы молдавских операторов телефонной связи? И не приведет ли это к тому, что приднестровскому "Интерднестркому" будет выдана отдельная "региональная" лицензия, которая закрепит его монопольное положение на Левобережье? 

И вообще — не ведет ли тактика "малых шагов" и "мер по укреплению доверия" к ползучей легитимизации Приднестровья?

Эти и многие другие вопросы возникают у молдавского экспертного сообщества. 

И самое главное: вне повестки оказываются такие вопросы, как вывод российских войск и вооружений из Приднестровья, смена формата миротворческой миссии на Днестре с военной на гражданскую, и наконец, вопрос о политическом статусе Приднестровья. Без их решения вряд ли можно всерьез говорить о каком-либо урегулировании. 

И как оценить позицию ОБСЕ, которая никак не реагирует на участившиеся учения на территории Приднестровья (в том числе и в зоне безопасности) с участием приднестровских военных и российского контингента? Справедливости ради заметим, что и Украина, как посредник в переговорном процессе, тоже оставила этот вопрос без внимания.

Есть вопросы и молдавскому руководству. За 26 лет так и не появилась внятная стратегия реинтеграции страны, в которой было бы представлено видение процесса и тот статус, который Молдова готова предоставить Приднестровью. Отсюда тактика "малых шагов", ситуативные решения с неоднозначным результатом. 

Все это необходимо учесть Украине. Республика Молдова является сегодня своеобразным полигоном, на котором обкатываются модели и схемы, которые могут впоследствии быть перенесены и на украинскую почву. 

В Украине конфликт еще не вступил в стадию "заморозки". Но это не значит, что его не будут пытаться "заморозить" и "приднестровизировать", чтобы повести по накатанной колее. 

Но главный урок приднестровского урегулирования прост: не стоит признавать сепаратистов стороной переговоров.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно