ГЕРМАНИЯ. Мотор санкций в лодке ЕС

24 июля, 2015, 22:03 Распечатать

Во многом благодаря Федеративной республике, одному из двух "моторов" Европейского Союза, и стала возможной более твердая позиция ЕС в отношении Российской Федерации. Большую роль в этом сыграла немецкий канцлер Ангела Меркель, для которой война в Донбассе стала чем-то несколько большим, чем просто еще один кризис в стране бывшего соцлагеря: слишком часто ей лгали прямо в глаза российские визави.

 

 

 

Еще прошлой весной в Киеве с тревогой говорили о том, что во время украино-российской войны Германия будет подыгрывать Москве и противиться идее введения санкций против России. 

Читайте о влиянии России на другие страны-члены Евросоюза в проекте "Похищение Европы".

Опасения не оправдались. Собственно, во многом благодаря Федеративной республике, одному из двух "моторов" Европейского Союза, и стала возможной более твердая позиция ЕС в отношении Российской Федерации. Большую роль в этом сыграла немецкий канцлер Ангела Меркель, для которой война в Донбассе стала чем-то несколько большим, чем просто еще один кризис в стране бывшего соцлагеря: слишком часто ей лгали прямо в глаза российские визави.

Голос столицы

Взятая Федеративной республикой функция политического лидера ЕС удивила самих немцев, оказавшихся психологически неготовыми к такой роли своей страны в Европе. Проводимая Берлином политика стала неожиданностью и для Кремля, где привыкли к тому, что на Западе Германия является основным партнером России в ее стратегических проектах. Достаточно вспомнить о благосклонной позиции немецкого правительства в отношении газопровода "Северный поток". Или о ключевой роли А.Меркель в отказе предоставить Украине План действий относительно членства в НАТО (ПДЧ) на Бухарестском саммите альянса в 2008 г.

Поддержка Берлина тем более важна для Киева, что ФРГ, будучи участником "нормандского формата", активно задействована в урегулировании кризиса. Но цели Германии не всегда соответствуют украинским интересам: политика Федеративной республики направлена на замораживание конфликта на Востоке. Для Берлина в Минских соглашениях главное — прекращение огня. Перестанут стрелять, можно будет, наконец, и на другие дела переключиться. Особенно когда на первое место в германском списке приоритетов выходит Греция и ее долги.

Экономические и визовые санкции, введенные ЕС против Москвы из-за аннексии Крыма, пока не ставятся под сомнение германским правительством. Однако немцы также заинтересованы в максимальном сохранении экономических и политических отношений с Россией. В Берлине многие из истеблишмента и бизнес-элиты, имеющие личный интерес в РФ, хотели бы поскорее решить "украинский кризис", ограничившись лишь "мягкими" средствами. 

Хотя немецкие политики и считаются с интересами деловых кругов, на официальную позицию Германии призывы последних пока существенно не влияют. Тем более, как свидетельствуют обнародованные в апреле данные соцопроса, проведенного TNS Emnid и TNS Polska для Фонда Бертельсманна, большинство немцев — 67% — поддерживают санкции против России, а 53% одобряют действия своего правительства. Да и некоторые немецкие компании спустя год уже сами заявляют: несмотря на понесенные на российском рынке убытки, они поддерживают санкции. Подобное заявление прозвучало, например, из уст председателя правления Siemens Джо Кезера.

Сегодня Берлин выступает за продолжение ограничительных мер в отношении Москвы, периодически угрожая РФ изоляцией и ужесточением санкций в случае нарушения Кремлем "красной линии". В то же время из немецкой столицы постоянно звучит: разрешение кризиса не лежит в военной плоскости, есть только дипломатический путь его урегулирования. Берлин всячески препятствует и предоставлению Украине средств летального действия. Представители правящей коалиции (ХДС/ХСС и СДПГ) выступают за то, чтобы не закрывать окно возможностей для переговоров с РФ. Отказавшись от участия в параде Победы 9 мая в Москве, глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер 7 мая посетил Волгоград, а Ангела Меркель 10-го — российскую столицу.

Энергетика

Серьезным фактором, влияющим на политику ФРГ в отношении РФ, является ее зависимость от российских энергоносителей: в 2013 г. в импорте газа доля российских поставщиков равнялась 38,7%. В 2014 г. доля газа из РФ составила 36%, сырой нефти — 30%, а угля — 23%. Углеводороды — основной продукт, импортируемый Германией из России. По данным Портала внешнеэкономической информации российского Министерства экономического развития (ПВЭИ), в 2013 г. доля газа и нефти в общем объеме импорта Федеративной республики двадцати основных товаров из Российской Федерации составила 27,7 и 44,7% соответственно.

Германия — крупнейший покупатель российского природного газа в Европе. Голубое топливо поставляется в страну по долгосрочным контрактам, заключенным "Газпромом" с компаниями E.ON Global Commodities (которая в 2003 г. вступила в права единственного акционера Ruhrgas, после чего последняя стала называться E.ON Ruhrgas AG), WIEH GmbH&Co. KG, WINGAS GmbH, Shell Energy Europe Ltd. Как сообщает сайт ООО "Газпром экспорт", "общий объем с учетом перепродаж в этой стране в 2013 г. достиг 40 млрд куб. м". Этот же объем газа "Газпром" реализовал на немецком рынке и в 2014 г.

Кроме того, Shell, "Газпром", E.ON и OMV планируют построить две нитки газопровода от России до Германии по дну Балтийского моря: в ходе последнего Петербургского международного экономического форума эти компании подписали в июне меморандумы о намерениях, предусматривающие сотрудничество в проекте создания газотранспортной инфраструктуры для прямой доставки российского газа европейским потребителям. Мощность нового газопровода должна составить 55 млрд кубометров в год.

Кстати, E.ON принадлежит 82,3% российской энергетической компании "Э.ОН Россия", а также 2,1–2,9% акций "Газпрома". Другая крупная немецкая компания — BASF владеет долей (25% минус 1 голос) в "Севернефтегазпроме", имеющей лицензию на разработку Южно-Русского нефтегазового месторождения, расположенного в Ямало-Ненецком автономном округе РФ. BASF, будучи стратегическим партнером "Газпрома", наравне с ним участвует в разработке ачимовской толщи Уренгойского газоконденсатного месторождения. Эта компания также имеет несколько совместных предприятий (в частности, ООО "Эластокам", созданное совместно с ОАО "Нижнекамскнефтехим").

В свою очередь, будучи основным инвестором из России, "Газпром" является в Германии стопроцентным или частичным владельцем акций таких компаний, как Agrogaz GmbH, Centrex Beteiligungs GmbH, Verbundnetz Gas (VNG), GAZPROM Germania GmbH, WINGAS GmbH, Astora GmbH, GASCADE GmbH, HTB Europa GmbH.

Эксперты отмечают, что в конце 2014 г. "Газпром" изменил свою политику в Европе. До недавнего времени стратегия российского монополиста на европейском рынке заключалась в намерении выйти на конечных потребителей. И наибольшего успеха в ее реализации ему удалось достичь в Германии. Но в декабре прошлого года глава "Газпрома" Алексей Миллер объявил об отказе от ориентации на поставки конечным потребителям. Следствием этого стало решение монополиста выставить на продажу свою 10-процентную долю в капитале немецкого импортера газа Verbundnetz Gas (VNG).

Участие немецких компаний в совместных с Россией долгосрочных энергетических проектах делает их союзниками Москвы. В том числе и в вопросе снятия санкций, от которых они страдают. Так, из-за действия санкций в энергетической сфере и связанных с ними высоких политических рисков в декабре 2014 г. компания BASF отказалась от соглашения с "Газпромом" по обмену крупнейшего газохранилища в Западной Европе, расположенного в немецком Редене, на лицензию по добыче газа в Сибири. Впрочем, в начале июня новоназначенный генеральный директор Wintershall (подразделения BASF) Марио Мейрен заявил, что компания хочет расширять бизнес в России, несмотря на ухудшение отношений последней с Европой.

Значительная энергетическая зависимость ФРГ от РФ является для Москвы серьезным рычагом давления на Берлин. В сентябре прошлого года Кремль им воспользовался: министр энергетики России Александр Новак в интервью немецкому изданию Handelsblatt заявил, что РФ не гарантирует Европе бесперебойных поставок газа, пока та помогает Украине. Спустя несколько дней после этой публично озвученной угрозы высокопоставленного российского чиновника немецкий канцлер предупредила, что, если Россия будет продолжать агрессивную политику в Украине, "Германия подумает об изменениях в энергетическом сотрудничестве в средне- и долгосрочной перспективе".

Торговые связи

Энергетическая зависимость Германии и российско-немецкое нефтегазовое сотрудничество — не единственные средства давления Кремля и пророссийского лобби. Противники антироссийских санкций утверждают: ограничительные меры, введенные ЕС против РФ, негативно сказываются на экономике ФРГ. Анализ же немецких экспертов свидетельствует: эти заявления не соответствуют действительности.

Германия является для России ключевым не только политическим, но и торгово-экономическим партнером в Европе: ФРГ занимает вторую строчку после Китая среди стран, с которыми у РФ наибольший товарооборот. А вот Москва хоть и является для Берлина важным партнером, но не основным.

Согласно данным немецкого Федерального ведомства статистики, главным рынком для ФРГ остаются страны — члены ЕС, на которые приходится 58% внешней торговли. По данным, обнародованным Deutsche Welle, в 2013 г. среди основных стран — партнеров Германии Россия находилась на 11-м месте, в 2014-м — на 13-м. В РФ поставляются, прежде всего, станки, автомобили и химические продукты. Но, как сообщает Deutsche Welle, в 2012 г. на российский рынок приходилось лишь 3,5% всего немецкого экспорта. Год спустя этот показатель упал до 3,3%, а в 2014-м составил уже 2,6%. Любопытно, но в списке основных стран — партнеров Германии Россию опережают Польша (4,3%) и Чехия (3,4%). Кстати, в 2014 г. доля Украины составила всего 0,3%.

Согласно отраслевому разрезу внешней торговли ФРГ со всем миром, в прошлом году рост немецкого экспорта наблюдался практически по всем видам экономической деятельности. В том числе и в таких ключевых для немецкой экономики секторах, как машиностроение, автомобильная и химическая промышленность, удельный вес которых вместе составляет 60% экспорта. Зато экспорт ФРГ в РФ демонстрировал падающую динамику.

По данным Федеральной службы государственной статистики РФ, если в 2013 г. двусторонний товарооборот составил 74,943 млрд долл., то в 2014-м — уже 70 млрд. При этом если в январе-феврале 2014 г. он равнялся 10,237 млрд долл. (или 101,2% по сравнению с январем-февралем 2013 г.), то за аналогичный период 2015-го — уже 6,623 млрд долл. (64,7% по сравнению с январем-февралем 2014 г.). Но эти данные немецкой и российской сторон не учитывают реэкспорт немецких товаров из третьих стран в Россию.

По данным же немецких источников, товарооборот между Германией и Россией в 2013 г. составил 102 млрд долл. В 2014-м он сократился на 11,7% (до 90,1 млрд). Экспорт ФРГ в РФ в прошлом году упал по сравнению с предыдущим на 18% и составил 39,1 млрд долл., импорт товаров из РФ сократился на 6,8%, до 51,1 млрд долл.

Как отмечается на ПВЭИ, "данные германской статистики о товарной торговле ФРГ—РФ выше соответствующих российских данных в среднем в 1,4 раза, при этом, согласно германской статистике, ФРГ имеет дефицит в торговле с РФ, а по российской — профицит". К сожалению, россияне не поясняют, чем это вызвано. Эксперты утверждают, что все дело в теневых схемах: значительная часть продукции не учитывается российской стороной.

Комментируя торгово-экономические отношения ФРГ и РФ, Эрик Хайман, эксперт Аналитического центра Deutsche Bank во Франкфурте-на-Майне (DB Research), в своем исследовании, обнародованном Deutsche Welle в марте, поясняет: спрос на немецкую продукцию рухнул в России в 2014 г. "из-за девальвации рубля, очевидного спада инвестиций, существенного оттока капитала, торговых санкций в результате кризиса в Восточной Украине, а также падения цен на нефть во второй половине года". Да и глава Восточного комитета немецкой экономики Экхард Кордес, констатируя сокращение экспорта из Германии в Россию за первые два месяца 2015 г. на 34%, заметил: "Я не думаю, что все дело только в экономических санкциях".

Влияние санкций

Мифы о больших потерях немецкого бизнеса от обоюдных санкций настолько сильны, что их разделяют даже некоторые высокопоставленные украинские дипломаты. Но статистика демонстрирует: за год, прошедший с момента введения обоюдных санкций, немецкая экономика, в отличие от российской, почти не почувствовала их действия.

Не оправдались опасения немецких политиков и экспертов (особенно представителей таких лоббистских организаций, как Восточный комитет немецкой экономики и Российско-германская внешнеторговая палата), что санкции негативно повлияют на общее экономическое развитие Германии. Прошлый год страна завершила с ростом ВВП на 1,6%. При этом немецкие, швейцарские и австрийские эксперты восьми ведущих институтов в своем докладе, подготовленном для немецкого правительства и опубликованном в Берлине 16 апреля, прогнозируют в 2015 г. рост ВВП до 2,1%.

Причина роста ВВП Германии — падение цен на нефть и ослабление курса евро к американскому доллару, что способствовало оживлению внутреннего потребления и росту экспорта Германии. В результате внешнеторговый оборот ФРГ достиг в 2014 г. 2,7 трлн долл., увеличившись относительно предыдущего года на 3%. Экспорт вырос за этот же период на 3,8% и составил 1,5 трлн долл., импорт — на 2,2%, до 1,2 трлн.

Если влияние санкций на немецкую экономику в целом минимально, то для части компаний, работающих в РФ, они представляют серьезную проблему. В России, согласно данным Российско-германской внешнеторговой палаты, работает около 6 тыс. немецких предприятий. Из них 3026 фирм зарегистрированы в Москве,
763 — в Санкт-Петербурге, а остальные 2211 компаний открыты в других регионах России.

Санкции, равно как и другие причины, привели к тому, что ряд компаний начали сворачивать свою работу в РФ. Другие, напротив, расширяют свой бизнес, как, например, Siemens. Эта компания совместно с "Силовыми машинами"
18 июня официально открыла завод "Сименс технологии газовых турбин". И, как сообщают российские "Ведомости", вот уже дочерняя структура "Ростеха" — "Технопромэкспорт" собирается купить у этого СП оборудование для двух новых электростанций в Крыму.

Еще прошлым летом Тобиас Бауман, представляющий Ассоциацию торгово-промышленных палат Германии (DIHK), предполагал, что тяжелее всего придется среднему бизнесу, фирмам, тесно связанным с РФ. "Компании, у которых доля России в общем объеме выручки составляет 20% и более, могут серьезно пострадать. Для крупных предприятий такой угрозы я не вижу", — отмечал он. Так и случилось: в целом от санкций пострадали малые и средние предприятия, которые были ориентированы преимущественно на российский рынок и не смогли вовремя переключиться на другие рынки сбыта.

Вице-президент DIHK Фолькер Трайер полагает, что главным элементом воздействия на российско-немецкие торгово-экономические отношения являются не столько санкции, сколько их неопределенность относительно содержания и возможных сроков действия и перспектив дальнейших политических отношений с Россией. Эта неопределенность оказывает психологическое воздействие на немецкие компании, ведущие свой бизнес в России. Они вынуждены существенно пересматривать стратегию дальнейшего развития, в т.ч. инвестирования.

Наиболее серьезно санкции затронули немецкие машиностроительные компании, поставляющие в Россию станки, турбины и проч. Как заметил Э.Хайман, это связано с тем, что немецкие производители станков и промышленного оборудования живут за счет поставок на внешние рынки — за рубеж уходят две трети их продукции. Райнхольд Фестге, возглавляющий Объединение немецких машиностроителей и производителей промышленного оборудования (VDMA), говорит, что российский рынок "был и останется одним из ключевых для немецкого машиностроения". Но если в 2012 г. на Россию приходилось 5,1% машиностроительного экспорта, то в 2014-м он снизился до 4,1%.

В ноябре прошлого года компания Hermes, занимающаяся производством механических станков, заявила о сокращении заказов из России на 15–20%. По данным VDMA, в первом квартале 2015 г. экспорт в Россию машин и оборудования сократился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на целых 28%. В результате РФ, которая два года назад была четвертым по значению рынком сбыта для немецких машиностроителей, теперь оказалась на десятом месте. Впрочем, тенденция к сокращению экспорта в Россию продукции машиностроителей наметилась еще пару лет назад, до введения обоюдных санкций: в 2013-м он упал на 4,6%, а в 2014-м — 15,8%.

По оценкам Э.Хаймана, умеренные потери от сокращения экспорта в Россию понесла химическая промышленность Германии. Ее продажи сократились в 2014 г. всего на 3,2%. При этом на российский рынок приходится лишь 2,8% всех экспортных поставок отрасли. У немецкой фармацевтической промышленности выручка от экспорта в Россию упала в прошлом году на 9,2%. Но эксперт DB Research отмечает, что за предыдущие пять лет объемы поставок немецких лекарств в РФ более чем удвоились.

Последствия санкций оказались не столь катастрофичны, как предполагали год назад, и для производителей сельскохозяйственной продукции. Согласно обнародованным в феврале 2015 г. оценкам аналитиков Ассоциации немецких фермеров (Deutsche Bauernverband), ответные санкции России скажутся на сельском хозяйстве и пищевой промышленности Германии в целом менее болезненно, чем других стран ЕС. Эксперт DB Research Эрик Хайман подсчитал, что, несмотря на значительное сокращение экспорта из Германии в Россию, это не сказалось отрицательно ни на немецкой экономике, ни на отдельных предприятиях: многие из них с легкостью переключились на другие рынки сбыта.

Например, по словам эксперта DB Research, из крупных отраслей немецкой экономики наибольшие потери в торговле с Россией — 34% — понесли в 2014 г. производители продуктов питания. Это прямой результат объявленного Москвой в январе 2014 г. запрета на импорт свинины из Евросоюза и введенного в августе продовольственного эмбарго. Однако, как отмечал в начале нынешнего года Э.Хайман, отрасль вполне справится с такими потерями. Во-первых, потому что она в принципе не очень зависит от внешних рынков: на экспорт идут лишь 22,5% ее суммарной продукции. Во-вторых, "Россия как рынок сбыта в последние годы потеряла свое значение".

Не столь серьезны и потери автомобильной промышленности. Конечно, экспорт в Россию продукции немецкого автомобилестроения сократился в прошлом году на 31,5%. Это было второе подряд резкое падение выручки: в 2013-м оно составило 14%. В результате доля РФ в экспорте немецких автостроителей снизилась с 4,6% в 2012 г. до 2,5% — в 2014-м. При этом немецкий автомобилестроитель Opel, являющийся дочерним предприятием американского концерна General Motors, сворачивает производство в России и сокращает персонал из-за неблагоприятной ситуации на российском рынке.

По словам Э.Хаймана, падение спроса стало горьким разочарованием для тех немецких и других иностранных автостроителей, которые в последние годы вложились в создание производственных мощностей в самой России и "пока извлекают из этого мало пользы". Однако, как отмечает эксперт, благодаря увеличению поставок в Китай, США и Западную Европу, немецкий автопром в 2014 г. не только компенсировал потери в России, но даже увеличил объемы экспорта на 6,5%.

Наконец, лоббисты Москвы часто преувеличивают и число рабочих мест в Германии, связанных с российскими заказами. В прошлом году представители Восточного комитета немецкой экономики говорили о 300 тыс. чел. как о потенциальных безработных. (Позже оказалось, что цифра в 300 тыс. означает общее количество рабочих мест, созданных при содействии немецкого бизнеса в России.) Представители Российско-германской внешнеторговой палаты говорили о 60 тыс. чел., которым грозит потеря работы. Немецкое же Федеральное объединение среднего бизнеса (BVMW) предостерегало год назад, что санкции против России угрожают Германии потерей 25 тыс. рабочих мест. Сейчас, после многомесячного действия обоюдных экономических санкций, немецкие эксперты отмечают, что ситуация на рынке труда в Федеративной республике не ухудшилась.

Кремлевская колонна 

Ограничительные меры против и со стороны Москвы не оказали серьезного влияния на экономику Федеративной республики. Однако дабы преломить ситуацию в свою пользу и заставить Берлин отказаться от политики санкций, Кремль и пророссийское лобби в Германии постоянно ведут разговоры об экономических потерях немецкого бизнеса.

В этой информационной войне за умы и сердца россияне активно используют немецких политиков и бизнесменов, российских эмигрантов и дипломатов. Москва активно работает с трехмиллионной диаспорой российских немцев в Германии, 80–90% которых поддерживают политику Путина. Да что там диаспора из России, если по результатам опроса, проведенного в Германии американским центром социальных исследований Pew Research Center и обнародованного в начале июня, значительная часть немцев одобрительно оценивает действия российского президента. Как сообщает Deutsche Wirtschafts Nachrichten, на западе Германии о Владимире Путине положительно отозвались 19% опрошенных, а на востоке — 40%!

Как сообщает это издание, Запад и Восток Германии по-разному оценивают не только поведение Путина, но и санкции против России. В западной части страны за их ослабление выступают лишь 26% опрошенных, в то время как на востоке Германии идею о необходимости смягчения санкций поддерживают 42%.

Используя финансовые возможности "Газпрома" и "культурные" — "Россотрудничества", Кремль эксплуатирует противоречия между востоком и западом Германии, паразитирует на пацифистских настроениях части немецкого общества и разыгрывает широко распространенный антиамериканизм и правый консерватизм.

В связи с этим можно вспомнить, например, активно обыгрываемое в российской пропаганде открытое письмо-воззвание "Новая война в Европе? Не от нашего имени", опубликованное в декабре прошлого года в Die Zeit. Среди более чем 60 подписантов — бывший советник канцлера Хорст Тельчик и экс-госсекретарь по безопасности Вальтер Штютцле, бывший заместитель председателя Бундестага Антье Фолльмер и экс-федеральный президент Роман Херцог, и, конечно же, бывший канцлер Герхард Шредер.

Большое внимание россияне уделяют немецким университетам, где традиционно распространены левые, а значит, и пророссийские настроения. Они накладываются на популярный в Европе антиамериканизм. Что ж, в Германии выросло уже не одно поколение немцев, забывших о том, что сделали Соединенные Штаты для Федеративной республики и какое значение для страны имел "план Маршалла", но зато бурно выражающих недовольство засильем "янки". А противоречий и скандалов между Берлином и Вашингтоном хватает. Здесь и инциденты с прослушиванием, и история с золотовалютным запасом ФРГ, размещенным в Соединенных Штатах: к недовольству американцев, немцы хотят вернуть в свои хранилища половину драгметалла к концу 2020 г.

Тем не менее сегодня практически все влиятельные политические силы Германии осуждают аннексию Крыма, нарушение норм международных договоров, подписанных РФ. Они также считают, что дальнейшие действия Кремля по дестабилизации ситуации в Украине подрывают основы послевоенного уклада в Европе и мире. Среди партий, последовательно поддерживающих Украину и выступающих за жесткий курс в отношении России, — ХДС/ХСС, "Свободные либералы", "Партия Союз 90/Зеленые".

Впрочем, даже среди членов этих партий есть те, кто занимает "особую позицию". Хотя внутри ХДС и отсутствуют серьезные пророссийские группы, но, например, замглавы ее баварского партнера ХСС Петер Гаувайлер критически высказывался о введении санкций в отношении России и курсе канцлера. Впрочем, этот политик в начале 2015 г. ушел в отставку. А на последнем партийном съезде ХСС было заявлено, что позиция партии состоит в поддержке Украины, ее суверенитета и территориальной целостности.

Пытаясь повлиять на позицию Берлина и канцлера А.Меркель, в Москве решили использовать и авторитет экс-канцлера Гельмута Коля, позиция которого по внешнеполитическим вопросам, по мнению журналистов Spiegel, все еще имеет большое значение для Германии и других членов ЕС. Как сообщило в июне это немецкое издание, в последнее время Владимир Путин отправил несколько писем Г.Колю, прося того высказаться в поддержку России в ее конфликте с Украиной. Авторы материала считают, что, "отправляя письма, Путин надеялся, что Коль сможет вступиться за Россию в ситуации вокруг украинского кризиса".

СДПГ, в отличие от своих партнеров по коалиции ХДС/ХСС, придерживается менее жестких подходов к сотрудничеству с Россией: эсдеки традиционно более склонны к поиску компромиссов с Москвой. "Нельзя ставить Россию на колени", "нельзя потерять европейскую Россию", "нельзя допустить новую холодную войну", "давайте строить европейскую безопасность вместе с Россией" — эти и подобные им заявления периодически делают вице-канцлер Зигмар Габриэль, министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер, уполномоченный правительства по вопросам сотрудничества с РФ Гернот Эрлер.

А социал-демократ Маттиас Платцек, бывший премьер-министр Бранденбурга и действующий глава Германо-российского форума, призывает вернуть Россию в G7. Этот политик, кстати, запомнился еще и тем, что осенью 2014 г. выразил сомнение, что Восток Украины вернется под контроль Киева, а также призвал Запад признать присоединение Крыма к России. Кстати, и Ф.-В.Штайнмайер выступает за то, чтобы Москва вернулась в G7, хотя А.Меркель выражает сомнения относительно возможного скорого возвращения России в этот клуб.

В Германии хватает и тех, кто, занимая пророссийские позиции, открыто требует отмены санкций. В бизнес-среде эту позицию активно отстаивают, например, представители Восточного комитета немецкой экономики, Российско-германской внешнеторговой палаты. В политическом ландшафте Германии — "Левые", "Альтернатива для Германии", различные ультралевые и ультраправые мини-партии и организации наподобие "Новых правых". Они хоть и не оказывают влияния на формирование позиции правительства, тем не менее пользуются популярностью в обществе.

Например, "Левые" — единственная пророссийски настроенная парламентская партия, избиратели которой проживают в основном на восточных землях. "Левые" — преемники Партии демократического социализма, образованной в 1990 г. из правившей в ГДР Социалистической единой партии Германии (СЕПГ). На выборах в Бундестаг в 2013 г. она получила 8,6% голосов (64 мандата) и стала крупнейшей оппозиционной фракцией. На выборах в Европарламент в
2014 г. за эту политическую силу отдали свои голоса 7% проголосовавших, и она получила семь мест. Долгое время "Левые" убеждали своих избирателей в зависимости ФРГ от Соединенных Штатов. Кризис же в Украине объясняется ими как "операция Вашингтона", в которую пытаются втянуть и Берлин.

Во время голосования в немецком парламенте по Соглашению об ассоциации Украина—ЕС члены этой политической силы выступили против ратификации данного документа. Периодически "Левые" инициируют рассмотрение в Бундестаге вопросов, связанных с Украиной, часто прибегая при этом к риторике российского МИД. В апреле этого года "левые" пытались отозвать из Украины немецких представителей, участвующих в Консультативной миссии ЕС по реформированию гражданского сектора безопасности Украины (EUAM).

Еще одна политическая сила, которую часто подозревают в пророссийских симпатиях, — "Альтернатива для Германии". Основанная в феврале 2013 г., эта партия постепенно занимает нишу влиятельной политической силы. Показательно, что на выборах в Европарламент в прошлом году партия набрала 7% голосов и получила семь мандатов. Но, учитывая ее популизм и евроскептицизм, ведущие партии, прежде всего ХДС/ХСС, стремятся воздерживаться от сотрудничества с ней.

Идеология "Альтернативы для Германии" характеризуется смесью консерватизма и экономического либерализма. Примечательно, что в ходе земельных выборов ее лидеры делали акцент на русскоязычный электорат. По оценкам экспертов, в случае вхождения в число парламентских партий, "Альтернатива для Германии", скорее всего, будет выступать за налаживание сотрудничества с Россией.

* * *

Сегодня, несмотря на активность пророссийского лобби и потери отдельных компаний, Германия держит удар, взяв на себя всю тяжесть основного проводника политики санкций в Европейском Союзе. Тем более что, вопреки расхожему мнению, Федеративная республика не страдает от принятых ограничительных мер: потери немецкого бизнеса минимальны. Пока Берлин не собирается отказываться от политики, включающей дипломатическое и экономическое давление на Москву. "Мы готовы при необходимости к новым санкциям против России, но мы этого не хотим", — заявила Ангела Меркель в начале июня после саммита G7.
В Москве предпочитают слышать конец этой фразы канцлера. И не замечать начало. 

Начало проекта см. с № 23

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно