ЭСТОНИЯ. Сосед моего соседа…

11 декабря, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №48, 11 декабря-18 декабря

Отношения Эстонии и России за последнюю четверть века нельзя назвать ни спокойными, ни дружескими. Кремль постоянно обвиняет эстонские власти в ущемлении прав русскоязычного населения. Москва инкриминирует Таллинну оправдание сотрудничества с нацистской Германией во время Второй мировой войны и воскрешение нацизма. Не раз за эти два с половиной десятилетия Россия вводила санкции против Эстонии.

 

 

 

Отношения Эстонии и России за последнюю четверть века нельзя назвать ни спокойными, ни дружескими. Кремль постоянно обвиняет эстонские власти в ущемлении прав русскоязычного населения. Москва инкриминирует Таллинну оправдание сотрудничества с нацистской Германией во время Второй мировой войны и воскрешение нацизма. Не раз за эти два с половиной десятилетия Россия вводила санкции против Эстонии.

Читайте о влиянии России на другие страны-члены Евросоюза в проекте "Похищение Европы".

История с "Бронзовым солдатом" и похищение российской ФСБ эстонского сотрудника полиции безопасности Эстона Кохвера — наиболее красноречивые эпизоды эстонско-российских отношений последних лет.

Неудивительно, что Эстония, на себе испытавшая все "прелести" действий агрессивного соседа, является одной из наиболее верных союзниц Украины и последовательной сторонницей жесткой политики в отношении России.

Голос столицы

С первых же дней вторжения России в Украину Таллинн занял твердую позицию: страна, преступившая международное право и нарушившая суверенитет другого государства, не может остаться безнаказанной. "Россия должна убедиться, что аннексия Крыма обходится ей слишком дорого" — это мнение премьер-министра, лидера праволиберальной Партии реформ Таави Рыйваса разделяет подавляющее большинство эстонских политиков и граждан.

Эстония поддерживает ограничения на доступ РФ к рынку капитала, эмбарго на поставки оружия и товаров двойного назначения, запрет на экспорт определенных технологий, на проведение исследований и помощь в добыче нефти. Для эстонцев добиваться от ЕС, чтобы он продолжал политику санкций против РФ, — моральный долг и обязанность. О чем местные политики не раз заявляли.

По словам премьера Т.Рыйваса, позиция правительства заключается в том, что Евросоюз "должен действовать решительно". А на фоне миграционного кризиса и войны в Сирии эстонские политики призывают Брюссель не забывать об Украине. Таллинн полагает, что санкции должны быть сохранены до полной реализации Минских соглашений. И вместе с Ригой и Вильнюсом убежден: Кремль не выполняет эти соглашения.

"По сравнению с прошлым годом вооруженный конфликт на Востоке Украины больше не является таким напряженным, но ежедневные столкновения продолжаются. Крым по-прежнему незаконно оккупирован. Те, кто несет ответственность за сбитый малайзийский лайнер MH17, по-прежнему на свободе", — сказал президент Тоомас Хендрик Ильвес, выступая в сентябре 2015 г. на заседании Генассамблеи ООН.

Таллинн оказывает нашей стране не только политическую помощь: в Эстонии проходят лечение раненые украинские солдаты. По свидетельству эстонских военных, их страна также оказывает содействие украинским силовым структурам в области кибербезопасности. По словам посла Эстонии в Украине Сулева Каннике, его страна намерена продолжить реализацию проектов по оказанию гуманитарной помощи Украине в 2016 г.

"Мы концентрируемся на гуманитарной помощи… После Майдана в Украине все изменилось, и мы интенсифицировали нашу помощь. Проекты по развитию, которые мы также поддерживаем, должны помочь стране достичь экономического процветания. Однако важно заниматься и вопросами, связанными с военными действиями и разрушениями на Востоке, а также проблемами временных переселенцев", — сказал С.Каннике.

При этом Эстония — одна из немногих стран, где политики на высшем уровне призывали своих союзников по ЕС и НАТО оказать Киеву военную помощь. Во время боев за Дебальцево Т.Х.Ильвес эмоционально говорил о том, что "выбор прост — либо вооружение Украины, либо победа России". "Когда на тебя нападают, а ты не борешься, — проиграешь. Это нужно понять Европе", — подчеркивал президент Эстонии.

В отличие от Парижа и других столиц Старого и Нового Света, Таллинн не видит Москву в числе союзников по борьбе с ИГИЛ в Сирии. Для эстонцев действия России в Украине являются не меньшим злом, нежели терроризм. Как заявил в октябре 2015 г. глава парламентской комиссии по государственной обороне Марко Михкельсон, призвавший НАТО проводить против Москвы единую силовую политику, перед Западом стоят две долгосрочные угрозы — исламский радикализм и агрессивная политика России.

Сегодня эстонские политики считают маловероятными военные действия Москвы в Эстонии. Тем не менее они учитывают опасность появления "зеленых человечков" в странах Балтии.

Эти тревоги усиливаются не только постоянными нарушениями эстонского воздушного пространства российскими военными самолетами или принятым летом 2015 г. решением Генпрокуратуры РФ начать проверку законности признания независимости республик Балтии Госсоветом СССР в 1991 г. Российские политтехнологи периодически вспоминают о "Принаровской республике" или говорят о предоставлении автономии Ида-Вирумаа.

В Таллинне опасаются российской агрессии. Ведь, как заметила глава МИДа Марина Кальюранд: "Россия сейчас непредсказуема". Осенью 2014 г. Барак Обама заявил, что "Эстония никогда не останется одна". И Соединенные Штаты усилили свое военное присутствие на территории балтийской республики, а Североатлантический альянс разместил штаб сил быстрого развертывания. Эстонцы, судя по оценкам М.Кальюранд, сочли это серьезной гарантией безопасности.

Энергетика

В феврале 2015 г. Eurostat опубликовал данные об энергозависимости стран ЕС в 2013 г. Согласно исследованию, Эстония оказалась самой независимой среди членов Евросоюза. Тем не менее газ, поступающий в эту балтийскую страну по ответвлению от газопровода Торжок—Выборг, на 100% российский. Как отмечает в комментарии для ZN.UA посольство Эстонии в Украине, доля газа в общем энергетическом балансе страны составляет 10%.

Возможно, на евросоюзовском фоне ситуация и выглядит неплохо. Но эстонцев не устраивает газовая зависимость от России. Ведь Кремль часто использует свои энергоресурсы для давления на соседние страны. "Независимость энергетического рынка стран Балтийского региона от России в сегодняшней обстановке в сфере безопасности имеет особое стратегическое значение для всей Европы", — убежден Т.Рыйвас.

Неудивительно, что диверсификация источников и путей поставок голубого топлива стала для Эстонии одной из стратегических задач. После того, как в начале октября 2015 г. было завершено строительство газопровода Клайпеда—Куршенай, появилась возможность поставлять газ из Клайпедского СПГ-терминала в Латвию и Эстонию. По мнению литовских властей, этот газопровод на 80% обеспечит потребность в газе балтийских стран.

Владельцем и оператором эстонской газотранспортной системы является компания Eesti Gaas AS. Собственники ее акций — мелкие акционеры и три компании: "Газпром" (37,03%), Fortum Heat and Gas OY (51,38%) и Itera Latvija (10,02%).

В Таллинне выступают против строительства второй ветки "Северного потока", полагая, что он нарушает Третий энергопакет ЕС. Эстонские политики рассматривают этот проект и как угрозу Киеву. "Планы по расширению "Северного потока" станут дополнительным ударом по Украине, поскольку определенная часть импортируемого в Европу российского газа транспортируется через эту страну", — констатирует депутат Европарламента Урмас Паэт.

По Эстонии проходит один из путей транзита российских нефтепродуктов в Европу. Транспортируются они по железной дороге в крупнейший торговый порт страны — Мууга. Что касается потребности Эстонии в электроэнергии, то около 95% вырабатывается Нарвскими электростанциями, принадлежащими международному энергетическому концерну Eesti Energia. Они используют местное месторождение горючих сланцев.

Торговые связи
и инвестиции

В 2014 г. в первую тройку внешнеэкономических партнеров Эстонии вошли Швеция, Финляндия и Латвия. По информации эстонских дипломатов, Россия занимает восьмое место. Но, как обращает внимание в своем комментарии эстонское посольство в Киеве, "РФ является важным экономическим партнером".

По данным Федеральной таможенной службы (ФТС) РФ, в 2014 г. товарооборот между двумя странами составил 5,325 млрд долл., что на 10,6% больше, чем годом ранее, когда он равнялся 4,813 млрд. Объем эстонского экспорта в Россию вырос на 104,8%, до 1,613 млрд. А вот объем импорта из РФ сократился на 7,8%, до 3,712 млрд.

Но в 2015 г. ситуация в двусторонней эстонско-российской торговле изменилась. По информации ФТС РФ, за первые восемь месяцев текущего года товарооборот между странами снизился на 42,5%, до 1,923 млрд долл. Объем экспорта Эстонии упал на 60,2%, до 0,358 млрд. Объем импорта
из РФ уменьшился на 36%, до 1,565 млрд.

Традиционно на газ, нефть и нефтепродукты приходится существенная доля поставляемой из России в Эстонию продукции. По данным сайта "Экспортеры России", в 2014 г. она составила 73% от общего объема импорта из РФ, а в первом квартале 2015 г. — 76,4%. В основе эстонского экспорта — электрические машины и оборудование. В 2014 г. они занимали 74% от общего объема экспорта в РФ, а в первом квартале 2015 г. — 59,8%. Кроме того, Эстония поставляет экстракты дубильные или красильные, молочную продукцию, текстиль, рыбу.

Анализируя динамику эстонского экспорта в Россию, экономисты отмечают, что он начал снижаться со второй половины 2014 г., когда Москва ввела продовольственное эмбарго в отношении стран — членов ЕС. При этом эстонцы обращают внимание, что около 75% экспорта их страны в РФ приходится на реэкспорт. Поэтому падение его объемов не оказало заметного влияния на ВВП Эстонии.

Как заявила в августе 2015 г. Эвелин Пуура, ведущий специалист отдела статистики предпринимательства и сельского хозяйства Департамента статистики Эстонии, в основном сокращение эстонского экспорта в Россию произошло за счет сельскохозяйственных продуктов, алкоголя и продукции машиностроения. "Несомненно, введенные Россией ответные экономические санкции заметно отразились на эстонско-российском товарообороте", — заявила она.

Как отметило в сентябре
2015 г. издание Postimees, несмотря на то, что в России создается негативный образ Эстонии как проамериканского государства, притесняющего русскоговорящее население и с националистическим большинством в парламенте, это не пугает деловую элиту России, которая активно инвестирует в эстонскую экономику.

Так, в этой балтийской стране активно работает российский миллиардер Владимир Лисин. В
2008 г. он приобрел контрольный пакет акций CNP Investments NV, которой принадлежит порт Палдиски. Осенью 2014 г. российский бизнесмен Андрей Бесхмельницкий за 27 млн евро купил бизнес по производству мороженого и замороженных продуктов эстонской компании Premia Foods. Миллиардеру Вячеславу Кантору принадлежит фирма по производству удобрений Akron.

Имеет свои интересы в Эстонии и Андрей Катков, давний партнер Геннадия Тимченко. Последний входит в ближайшее окружение В.Путина. А.Катков является совладельцем Силламяэского
порта.

По данным эстонского посольства в Киеве, в декабре 2014 г. "сумма всех прямых зарубежных инвестиций в Эстонию равнялась 15,89 млрд евро, из них российские составили 876,7 млн евро (5,5%). В 2014 г. заметно выросли российские прямые инвестиции в Эстонию: в целом на 12% больше, чем в 2013 г.".

По информации латвийского агентства LETA, за 2012–2014 гг. приток российских инвестиций в Эстонию составил 250 млн евро. Сюда вкладывает свои средства средний и малый, по российским меркам, бизнес. По словам одного из российских инвесторов — Сергея Колесникова, средний и малый капитал утекает из России в связи с политической и экономической нестабильностью, а "бизнес-среда в Эстонии на сегодняшний день одна из лучших".

Как утверждает экономический аналитик Райво Варе, в балтийскую страну, в частности, идут российские компании, связанные с разработкой современных инфотехнологий. Для крупного российского бизнеса Эстония малопривлекательна, поскольку проектов, куда можно вложить десятки, а то и сотни миллионов евро, в стране практически нет. При этом россиян очень интересует транзитный потенциал эстонских портов.

В числе эстонских компаний с большой долей российского капитала следует назвать бункерную компанию Baltic Marine Bunker (ее владелец — Gazpromneft Marine Bunker), Baltliner, Tabrin OU, Westaqua-Invest (собственник Aquaphor). "Северсталь" владеет расположенным в Мууга цинковым заводом Galvex Estonia.

А вот "Лукойл" в июле 2015 г. продал 100% акций Lukoil Eesti AS, владеющей 37 заправочными станциями, эстонской топливной компании Olerex. "Продажа активов Lukoil в Эстонии является частью нашей программы по оптимизации топливных рынков в Европе", — так прокомментировал сделку вице-президент "Лукойла" Вадим Воробьев.

Влияние санкций

В отличие от многих столиц стран — членов Евросоюза, в Таллинне говорят о комплексе причин, влияющих на торговлю с РФ, — о кризисе в российской экономике (ослаблении курса рубля, падении внутреннего спроса и, как следствие, спроса на импорт) и продовольственном эмбарго, введенном Кремлем против стран ЕС. Но, по мнению эстонских дипломатов, эти негативные факторы в целом оказали незначительное влияние на экономику Эстонии.

"Экономическая ситуация в самой России и российские экономические санкции не оказывают негативного влияния на компактную и динамичную эстонскую экономику. Эстония диверсифицировала рынки сбыта, ее финансовая система и банки функционируют стабильно", — отметили в комментарии для ZN.UA в посольстве Эстонии в Киеве.

Аналитики шведского Swedbank также полагают, что резкое падение объемов экспорта из Латвии, Литвы и Эстонии в Россию не привело к катастрофическим последствиям для экономик стран Балтии.

По их оценкам, поскольку только одна четверть эстонского экспорта приходится на продукцию, произведенную в Эстонии, то российские санкции, равно как и проблемы в экономике РФ, затронули совсем небольшую часть эстонских предприятий. К тому же запрещенные Россией товарные группы в целом занимают малую долю в общем объеме экспорта.

"Наш промышленный экспорт хорошо диверсифицирован как по регионам, так и в части основных партнеров, а с точки зрения целевых рынков предприятий долю российского рынка можно назвать маргинальной. Предприниматели уже на протяжении некоторого времени не очень стремятся ориентировать свою деятельность на Россию", — отметил в начале
2015 г. Тауно Ванаселья, руководитель отдела корпоративного банкинга Swedbank.

Тем не менее российское продовольственное эмбарго оказало серьезное воздействие на ряд отраслей эстонской экономики. Как отмечают в посольстве Эстонии, больше всего пострадали молочная и рыбная промышленность, а также автотранспортный сектор (поскольку уменьшился товарооборот с Россией). Эстонские дипломаты обращают внимание и на то, что по сравнению с 2013 г. в 2014-м на 12–15% сократилось количество российских туристов.

Впрочем, как сообщили в декабре 2015 г. "РИА Новости", количество последних постепенно растет. Эстонские туроператоры говорят, что наиболее вероятная причина притока туристов — безопасность, поскольку выбор места отдыха россиянами может быть связан с осложнением отношений между Москвой и Анкарой, а также ситуацией в Египте.

Что касается транспорта и логистики в Эстонии, они переживают спад на протяжении последних нескольких лет. Вначале из-за влияния конкуренции со стороны российских портов, а затем — в результате падения спроса со стороны России.

Согласно информации сайта Trade map, до введения Кремлем продовольственного эмбарго Россия занимала третье место после Литвы и Латвии среди стран, куда Эстония экспортировала свою "молочку". В 2014 г. РФ стала уже четвертой: по сравнению с 2013-м поставки эстонской молочной продукции упали на 65,8%, до 22,56 млн долл. При этом в денежном эквиваленте общий экспорт молочной продукции Эстонии
сократился лишь на 1,1%, до 276,62 млн.

По данным Департамента статистики Эстонии, в первом квартале 2015 г. в целом было экспортировано 58,3 тыс. т эстонского молока и молочных продуктов на сумму в 31,2 млн евро. По сравнению с тем же периодом прошлого года экспорт указанной продукции уменьшился на 17%, а в денежной выражении — на 38%.

Департамент статистики также отмечает, что во втором квартале 2015 г. по сравнению с показателями 2014-го закупочная цена молока упала в среднем на 61%. Литва, главный импортер эстонской молочной продукции, платила за тонну сырого молока из Эстонии 243 евро вместо 410, а Латвия — 261 евро вместо 405.
Во втором квартале закупочные цены в Эстонии достигли отметки 23 евроцента за литр.

Впрочем, как свидетельствует статистика, у соседей Эстонии закупочные цены на молоко упали еще больше: в Финляндии — на 86%, Швеции — 78, Латвии — 65, Литве — 62%. При этом в Финляндии закупочная цена одного литра молока составляет 46,9 евроцента, а в Швеции — 41,7.

Аналитик SEB Михкель Нестор отмечает: "Помимо российских санкций, падение цены на молоко вызвано прекращением системы квот в Европейском Союзе, что повышает спрос и понижает цену". В свою очередь, исполнительный директор Молочного союза Эстонии Тийна Сарон еще в феврале 2015 г. в комментарии газете "Столица" утверждала, что прямого воздействия падение российского рынка на них не оказало, но опосредованное — очень сильное.

"Глобальное падение молочного рынка началось еще весной 2014 г., когда упали цены на сливочное масло, сыр и сухое молоко. Летом к снижению цен добавился запрет на импорт молочной продукции в Россию из ЕС. Именно тут началось резкое падение цен, и именно с этого момента можно говорить о начале опосредованного влияния. Во второй половине 2014 г. экспорт эстонских молочных продуктов уменьшился в денежном выражении, это означает и низкую закупочную стоимость для производителей молока", — говорит Т.Сарон.

В феврале 2015 г. производителям молока в Эстонии выплатили выделенную Евросоюзом трем балтийским странам внеочередную финансовую помощь, предназначенную для смягчения последствий санкций со стороны России, — почти 6,9 млн евро. Финансовую помощь оказывает и правительство. Правда, фермеры считают, что она недостаточна, и требуют ее увеличить.

В 2014 г. в результате продовольственного эмбарго снизились и поставки в Россию рыбной продукции на 28,1%, до 14,7 млн долл. А в мае 2015 г. Москва запретила рыбные консервы из Латвии и Эстонии.

Для эстонских "шпрот в масле" российский рынок был достаточно крупным. В разное время Россия находилась то на шестом, то третьем месте. (Первые два места неизменно занимали Финляндия и Украина.) И если в 2013 г. из Эстонии в РФ шло 5,5% всех рыбных консервов на сумму в 1,79 млн долл., то в 2014 г. — 11,7% (4,198 млн).

Но после запрета российских властей эстонские рыболовы начали искать новые рынки сбыта. Впрочем, по словам главы эстонского Рыбного союза Вальдура Ноормяги, этот поиск идет постоянно.

В целом, как еще в феврале 2015 г. отметили эстонские аналитики, снижение экспорта в Россию было компенсировано усилением деятельности на рынках других стран, в том числе и ЕС. Как свидетельствует Сирье Потисепп, глава Союза предприятий пищевой промышленности, "наученные горьким опытом, эстонские предприятия стараются больше не делать значительных вложений в российский рынок. Сейчас основные усилия надо направить на поиски клиентов на новых рынках, в том числе азиатских".

По словам бывшего премьер-министра Юхана Партса, эстонские компании рассматривают Россию как рынок с высокой степенью риска. "Теперь уже очень мало таких производителей, которые полностью ставят на российский рынок", — утверждал еще в августе 2014 г. Ю.Партс в интервью BBC.

Кремлевская колонна

Четверть жителей Эстонии — около 300 тыс. чел. — русские и русскоязычные. Этих людей (как отмечает в своем ежегодном докладе Департамент охранной полиции — КаПо) и пытается использовать в своей политике Москва, делая акцент на теме защиты прав русскоязычного населения. Таким образом, Кремль намеревается усилить социальную и политическую напряженность в обществе и укрепить свое влияние в Балтийском регионе.

По мнению эстонских контрразведчиков, лидеры русского движения маргинализированы. Их главная задача — вытянуть деньги из Москвы. Среди известных пророссийских политиков — Андрей Заренков (глава организаций "Эстония без нацизма" и "Антифашистский комитет Эстонии им. Арнольда Мери"), а также Михаил Стальнухин (член эстонского парламента от округа Ида-Вирумаа и один из учредителей "Антифашистского комитета Эстонии"). В числе профессиональных "антифашистов" — Александр Корнилов, Максим Рева, Дмитрий Линтер, Димитрий Кленский.

В марте 2014 г. в Эстонии был создан Русский альянс общественных объединений. Его первым заявлением была поддержка "народа Крыма" в проведении "референдума": "Естественно выглядит желание жителей Крыма обеспечить свою безопасность, основные права и свободы, максимально дистанцировавшись от Киева, в том числе и обращаясь к России как гаранту мирного разрешения сложившейся ситуации".

В Эстонии некоторые партии имеют устойчивую репутацию пророссийских, в частности, Центристская партия, занявшая второе место на последних парламентских выборах в марте 2015 г. Эта политическая сила заключила договор о сотрудничестве с "Единой Россией". В 2011 г. КаПо распространила сведения, будто бы эту партию тайно финансировало российское ОАО "РЖД".

Впрочем, за исключением нескольких политиков, Центристская партия не замечена в откровенно пророссийских действиях. Она просто ориентируется в своей избирательной стратегии на тех эстонских граждан, которые являются либо русскими, либо русскоговорящими.

Но лидер центристов, мэр Таллинна Эдгар Сависаар, в марте 2014 г. говорил о том, что власть в Киеве "нелегитимна". Это заявление вызвало критику со стороны эстонского правительства. Впрочем, Э.Сависаар имеет противоречивую репутацию.

А вот депутат эстонского Рийгикогу и Европарламента Яна Тоом (Черногорова) является несомненным лоббистом интересов Кремля. Я.Тоом, в 2014 г. не голосовавшая за резолюцию Европарламента в поддержку нашей страны и с осуждением действий России, постоянно призывает ЕС и Эстонию отказаться от политики санкций против РФ, поскольку они "не способствуют урегулированию вооруженного конфликта на юго-востоке Украины".

Среди политических сил откровенно пророссийская — Объединенная левая партия Эстонии. Один из ее лидеров — Сергей Юргенс возглавляет Координационный совет российских соотечественников Эстонии. (Членом Объединенной левой партии Эстонии является и Андрей Заренков.)

У России в Эстонии есть и влиятельное экономическое лобби, добивающееся изменения политики Таллинна в отношении Москвы. К нему можно отнести бывшего премьер-министра Тийта Вяхи, делового партнера Андрея Каткова: они являются совладельцами Силламяэского порта.

Критически оценивая политику правительства в отношении России и русскоязычного населения Эстонии, Т.Вяхи выступает против жесткого курса эстонских властей. "Санкциями мы провоцируем антисанкции, что означает: мы не сможем продать в Россию эстонское мясо и молоко. Наши политики должны больше думать об Эстонии", — утверждает он.

Впрочем, несмотря на финансовые потери, значительные для многих эстонских фермеров, Таллинн не собирается менять внешнеполитический курс и отказываться от поддержки Киева. Для Эстонии — члена ЕС и НАТО — важны ценности, а не цены.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно