Эрозия азиатского партнерства

29 ноября, 20:12 Распечатать Выпуск №46, 30 ноября-6 декабря

Вашингтон пересматривает свои отношения с Сеулом и Токио.

© whitehouse.gov

США потребовали от своих восточноазиатских партнеров — Южной Кореи и Японии — существенно увеличить затраты на содержание американского контингента на их территориях. 

По официальной версии, таким способом Соединенные Штаты реализуют изменение глобальной структуры союзнических отношений относительно распределения затрат на оборону. Однако для их давних союзников это тревожный сигнал о нивелировании общих ценностей и взаимодоверия в пользу денег.

Президент Дональд Трамп неоднократно заявлял, что американские союзники являются дорогим финансовым бременем для страны и поэтому должны больше платить за американское безопасностное прикрытие. После стран НАТО, которые первыми попали под шквал критики Трампа и под его давлением с 2016 г. увеличили оборонительные затраты более чем на 100 млрд долл., очередь дошла и до азиатских партнеров.

В прошлом году закончился срок действия пятилетнего соглашения о распределении средств между США и Южной Кореей за дислоцирование двадцати восьми с половиной тысяч американских военных. Сначала Вашингтон настаивал, чтобы Сеул увеличил долю своих взносов на 50%, а в денежном измерении — до 1,2 млрд долл., одновременно сократив срок пятилетнего соглашения до одного года (прежде сумму взносов пересматривали каждые пять лет). За десять раундов переговоров стороны так и не достигли взаимопонимания относительно того, какой должна быть доля корейской стороны, и насчет подписания нового соглашения. После продолжительных дискуссий Южная Корея уже в этом году вынуждена была повысить ее на 8% и внесла 924 млн долл. 

Однако недавнее требование Вашингтона пятикратно увеличить затраты на содержание его военного контингента (до
5 млрд), поставила южнокорейское правительство в сверхсложное положение. Несмотря на то, что страна имеет одну из самых многочисленных (600 тыс. действующих военных и 3 млн резервистов) и наиболее высокооснащенных армий в мире, американские силы до сих пор являются критически важной гарантией безопасности и сдерживания Северной Кореи. 

Американо-корейское военное партнерство продолжается уже около 70 лет. За это время Южная Корея, разрушенная дотла гражданской войной, превратилась в высокотехнологическую страну и двенадцатую экономику мира. Так что в американских политических кругах время от времени поднимают вопрос о целесообразности дислоцировать своих военных на территории Южной Кореи, особенно относительно, так сказать, недостаточного финансового участия последней в содержании контингента. Трамп, кстати, не первый президент, который поставил под угрозу пребывание военных на Корейском полуострове. В свое время президента Джимми Картера от вывода контингента остановил отчет ЦРУ о большей, чем считалось, угрозе со стороны Северной Кореи в контексте разработки ею оружия массового уничтожения. 

В последние годы Сеул старался смягчить американский гнев дополнительными взносами. Так, он покрыл более чем на 90% (от суммы в 10,8 млрд долл.) строительство на своей территории крупнейшей в мире американской базы за рубежом, а также с 2012-го по 2016-й приобрел на 19,8 млрд американского военного оснащения, что составляет около 80% общего оборонительного импорта. Однако президент Трамп требует, чтобы "очень богатая страна" Южная Корея взяла на себя не только полностью все затраты на содержание, но и весь фонд оплаты труда американского контингента. 

На фоне непростых переговоров между двумя странами корейские медиа на днях обнародовали информацию, якобы предоставленную "дипломатическим источником в Вашингтоне", о запланированном выводе 4 тыс. американских военных, которую Пентагон сразу отрицал и призвал издание немедленно опровергнуть из-за абсолютной ее недостоверности. Однако опасения корейцев возрастают не только из-за неожиданных решений Дональда Трампа вывести военных из самых горячих точек, таких как Сирия и Афганистан, но и из-за отсутствия уверенности, что его скептицизм и свое видение союзнических отношений не оставят их наедине с нерешенными безопасностными проблемами в регионе. 

А между тем военное сотрудничество двух стран на протяжении короткого периода неоднократно попадало под угрозу не только из-за финансовых претензий, но и из-за неудержимого желания Трампа решить северокорейскую ядерную проблему. Стремясь заключить "большое соглашение" с Ким Чен Ыном, он несколько раз откладывал общие американо-корейские военные учения, а накануне первой встречи двух лидеров в Сингапуре южнокорейский истеблишмент даже высказывал беспокойство, не будет ли пребывание американского контингента поставлено на карту ради мирного соглашения между США и КНДР. Особенно принимая во внимание, что КНДР неоднократно требовала вывести иностранные "оккупационные" войска с Корейского полуострова.

Снисходительность и лояльность Трампа, выбранные как форма ведения переговоров с северокорейским лидером, побуждали либерального южнокорейского президента Мун Джэ Ина начать свою политику сближения в отношениях с северным соседом. Стороны даже подписали военное соглашение, которое предусматривает ряд комплексных мер по разоружению демилитаризированной зоны на границе двух Корей для преобразования ее в "зону мира и процветания". Однако межкорейское сотрудничество постигли отсутствие прогресса в денуклеаризации и возврат КНДР к испытаниям баллистических ракет (пока что малой дальности).

Тем временем в конце года заканчивается предельный срок "ультиматума" Ким Чен Ына Соединенным Штатам, после которого они обещают вернуться к тестированию ракет большой дальности и ядерным испытаниям. Таким образом Пхеньян усиливает давление на Вашингтон, стремясь достичь смягчения санкционной политики и уступчивости в ведении ядерных переговоров. А пока Трамп в присущей ему твиттер-дипломатии приглашает Ким Чен Ына к очередным переговорам, его ближайшие союзники в Восточной Азии — Япония и Южная Корея — сошлись в отчаянном торговом споре, который чуть было не закончился еще и разрывом трехстороннего Соглашения об общей безопасности военной информации (GSOMIA).

Южная Корея объявила о выходе из соглашения после того, как Япония удалила ее из "белого списка" торговых партнеров и ограничила экспорт ключевых промышленных материалов для изготовления полупроводников. Две страны начали торговую войну из-за нерешенных исторических проблем, но неуступчивость Японии в переговорах заставила корейцев не только подать жалобу в ВТО, но и объявить о завершении военного сотрудничества. На днях под давлением Вашингтона Сеул объявил об изменении своего предыдущего решения всего за семь часов до истечения срока действия соглашения, оставив за собой право (а другими словами, возможность маневра в диалоге с Японией) выйти из соглашения в любой момент. 

Разрыв GSOMIA не только ухудшил бы и без того непростые отношения между двумя соседями, но и серьезно усложнил бы взаимодействие между спецслужбами трех стран. Подписанное в 2016 г. соглашение играет важную роль в обмене разведывательными данными о развитии ядерной и ракетной программ Северной Кореи. Его особенность заключается в совокупности разноплановых источников получения информации. Так, японская разведка получает данные со своих спутников, радаров, патрульных самолетов и других высокотехнологических систем, что позволяет анализировать испытание северокорейских ракет и подводных лодок, а Южная Корея следит за данными своих радаров, которые способны быстрее обнаружить запуск летательных аппаратов, а также собирает информацию, добытую непосредственно на Севере шпионами и полученную от беженцев.

Казалось бы, под влиянием общих угроз, к которым, кроме Северной Кореи, добавились стремительное укрепление Китая и усиление его военного сотрудничества с Россией, у двоих давних американских союзников есть больше причин для сближения, к которому неоднократно их пытались подтолкнуть США. Но, к сожалению, в Японии и Южной Корее больше взаимных обид, чем объединяющих факторов. И на сегодняшний день южнокорейский президент Мун Джэ Ин скорее отдаст преимущество призрачной перспективе воссоединения с КНДР, чем более тесному сотрудничеству с бывшей страной-колонизатором. 

Тем временем вслед за Сеулом требование администрации Трампа повысить сумму взноса за пребывание 50 тыс. американских военных с 2 до 8 млрд долл. получил Токио. Срок действия специального соглашения, которым фиксируется распределение средств между странами, заканчивается в марте 2021 г., так что у Японии немного больше времени для дискуссий с Соединенными Штатами. Впрочем, если бы Сеул и Токио были более уступчивыми в своих амбициях, возможно, общими усилиями им удалось бы успешнее отстаивать не только свои финансовые интересы перед аппетитами американского президента, но и критическую значимость восточноазиатского партнерства в целом.

С одной стороны, американское военное присутствие для обеих стран является важным безопасностным фактором против угроз со стороны соседних стран, благодаря чему у них нет необходимости наращивать свое более мощное оборонительное оружие. А с другой — ослабление позиций США в регионе и нечеткое формулирование восточноазиатской политики (что присуще нынешней политике американского президента) может привести к маневрированию стран в сторону Китая, который (как и Россия, и Северная Корея) мечтает избавиться от американцев на своем "заднем дворе", а также от потери важного центра влияния в Восточной Азии. 

А тем временем США и Южная Корея вступают в предвыборную фазу, и, ожидаемо, их лидеры будут вынуждены сосредоточиться не на стратегически важных глобальных проблемах, а на запросах избирателя внутри страны. На фоне процедуры импичмента очевидно, что Дональд Трамп будет стремиться победить на тех полях, где сможет проиллюстрировать свои способности "мастера осуществления соглашений". И в этой ситуации, к сожалению, старые восточноазиатские партнеры будут выгодной мишенью, в которую можно попасть. 

Однако для южнокорейского президента согласие на существенное увеличение выплат на содержание американского контингента на фоне общего экономического спада (вызванного рефлексией американо-китайской торговой войны), его спора с Японией и внешнеполитических поражений в переговорах с Северной Кореей грозит потерей парламентской поддержки в случае проигрыша его партии на весенних выборах. Так что уже сейчас понятно, что переговоры будут нелегкими, как и то, что многолетнее партнерство в глазах азиатских союзников теряет свое традиционное наполнение. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 7 декабря-13 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно