День неизбежности

26 июня, 2017, 13:36 Распечатать Выпуск №24, 24 июня-30 июня

Иракские курды готовятся к референдуму о независимости.

Шансы на сохранение единства федеративного Ирака невелики. Республика стоит на пороге распада, и в ближайшее время на политической карте мира появится новое государство. 

В Иракском Курдистане, этом островке стабильности в нестабильной стране, иракские курды готовятся к проведению референдума о независимости, который должен состояться 25 сентября. Как пообещал один из лидеров автономии, в прошлом вице-премьер и министр иностранных дел Ирака Хошияр Зебари, дата референдума пересматриваться не будет. 

Результат голосования предопределен: 80–90% жителей автономии поддерживают независимость. Это не только курды. "Туркмены, арабы-сунниты, евреи, езиды, христиане выступают за независимость. Во-первых, они боятся прихода в регион шиитов и их военизированных формирований. Во-вторых, в условиях Иракского Курдистана у этнических и религиозных меньшинств больше возможностей влиять на политику, нежели в составе единого Ирака", — отметил в комментарии ZN.UA эксперт по курдской проблематике, сотрудник Национального медицинского университета им. Богомольца Анатолий Момрык.

Убеждая в необходимости референдума, президент автономии Масуд Барзани в интервью Foreign Policy заявил: дружественный развод с федеральным правительством является единственным решением проблем Ирака и более широкой региональной нестабильности. Оппоненты независимости Иракского Курдистана говорят: это еще более дестабилизирует ситуацию в регионе.

Курды — многомиллионный народ, проживающий на территории Ирака, Ирана, Сирии и Турции, превратился в одну из главных действующих сил ближневосточной политики и давно добивался создания своего государства. В прошлом веке они многократно поднимали восстания против турецких и иракских властей. Однако все эти выступления заканчивались поражениями, за которыми следовали репрессии.

Лишь весной 1970 г. в северной части Ирака для курдов был создан автономный район. Только статус автономии был декларативным: соглашение между курдской оппозицией и центральным правительством не выполнялось, а ожесточенные боевые действия продолжались. Символом этой войны стал курдский город Халабджа, где в 1988 г. режим Саддама Хусейна применил против мирных жителей химическое оружие.

Ситуация для иракских курдов изменилась после войны в Персидском заливе в 1991 г., когда Багдад перестал контролировать северную часть страны. А после свержения Саддама Хусейна (в результате интервенции международной коалиции во главе с США) регион в 2005 г. приобрел статус широкой автономии. 

Фактически Иракский Курдистан стал квазигосударством: у него свое правительство, проводящее самостоятельную внешнюю и экономическую политику, граница, на которой осуществляется пограничный контроль, армия, неподконтрольная Багдаду. При этом курды никогда не отказывались от идеи создания своего государства, рассматривая пребывание в составе федеративного Ирака как временное явление.

Первоначально в Иракском Курдистане референдум планировали провести еще в 2014 г. В последующие годы в Эрбиле постоянно возвращались к этой идее, каждый раз встречая сопротивление как Багдада, так и Вашингтона. Толчком к решению провести референдум нынешней осенью послужили успешные боевые действия против "Исламского государства": курды самостоятельно освободили от боевиков ИГ ряд районов на севере Ирака и активно участвуют в сражении за Мосул. 

Решение о референдуме приняли в начале июня на совещании большинство местных партий, представляющих интересы курдов и арабов, езидов и туркмен, христиан и суннитов. Во встрече не участвовали только две крупные курдские парламентские партии — "Горран" ("Движение за перемены") и Исламская группа Курдистана: будучи сторонниками независимости, они считают, что вопрос о проведении референдума необходимо принимать только в стенах парламента, а не на совещании партий. 

Но нынче работа Национального собрания заблокирована из-за межпартийных разногласий и межличностных противостояний. И хотя ради легитимизации референдума президент автономии Масуд Барзани и его Демократическая партия Курдистана (ДПК) предложили "Горрану" и Исламской группе Курдистана компромисс по восстановлению работы парламента, однако те отказались от предложения. Причина — эти партии опасаются, что референдум превратит весь Иракский Курдистан в вотчину клана Барзани и оттеснит другие политические силы от власти. Страхи небезосновательны.

Курдское общество — клановое, и сегодня в нем доминирующее положение занимает семейство Барзани. Этот харизматичный клан контролирует основные должности в автономии — президента, премьер-министра, секретаря совета безопасности. Подобная ситуация вызывает недовольство у многих в Иракском Курдистане, что выливается во внутриполитические кризисы и межклановые противостояния. 

Референдум собираются провести не только в курдской автономии, но и за ее пределами, на территориях, где большинство населения — курды. В частности, в провинции Киркук: за контроль над землей, богатой запасами нефти, десятилетиями идет борьба между Эрбилем и Багдадом. В настоящее время, хотя провинция Киркук формально и не входит в состав автономии, она фактически контролируется пешмерга — курдскими военизированными подразделениями, вытеснившими оттуда боевиков ИГ. 

При этом ранее между Эрбилем и Багдадом существовала договоренность: в случае, если в ходе референдума на спорных территориях жители выскажутся за независимость от Ирака, то эти регионы войдут в состав Иракского Курдистана. Однако маловероятно, что договоренность будет выполняться в полной мере: Багдад не захочет мириться с потерей крупных нефтяных месторождений. Противостояние из-за спорных территорий, богатых нефтью, неизбежно.

Проведение референдума не означает, что в Эрбиле автоматически объявят о создании курдского государства. Масуд Барзани заявил, что после референдума пройдут переговоры с центральным правительством о мирном урегулировании вопроса: "Мы также не хотим принимать роль их подчиненных. Это делается для того, чтобы предотвратить большую проблему, предотвратить кровавую войну и ухудшение безопасности всего региона".

Одновременно лидеры Иракского Курдистана зондируют, как в мире воспримут факт провозглашения независимости этой автономии. Премьер-министр регионального правительства Нечирван Барзани назвал позиции международных партнеров в отношении референдума о независимости Курдистана "нормальными". В действительности же, все обстоит куда сложнее. 

Против проведения референдума выступает не только Багдад, но и Анкара, Тегеран, Вашингтон и Москва. Но центральное иракское правительство реально ничего не сможет сделать для того, чтобы сохранить Иракский Курдистан в составе Ирака. Как утверждает А.Момрык, в том числе и потому, что между Багдадом и Эрбилем существует широкая суннитская полоса, а боевые качества иракской армии невысоки.

Основные препятствия на пути иракских курдов к обретению государственности — со стороны международного сообщества, поддерживающее единство федеративного Ирака. По словам Масуда Барзани, "они говорят, что, возможно, это не хорошее время, или это может создать проблемы". Но в Эрбиле надеются, что международное сообщество изменит точку зрения и будет уважать право Курдистана на самоопределение.

Реальность такова, что нынче нет серьезного международного игрока, который бы лоббировал создание курдского государства, а союзников Иракского Курдистана вполне устраивает нынешний статус-кво. Осторожен даже Израиль, который всегда поддерживал борьбу курдов за независимость. А для Вашингтона, давнего союзника Эрбиля, важно продолжение борьбы с "Исламским государством", и распад Ирака в Белом доме рассматривают как фактор, ослабляющий региональную антитеррористическую коалицию.

Москва также против. "Причина заключается в том, что уже сам факт появления независимого курдского государства способен радикально изменить расклад в регионе и дестабилизировать ситуацию в соседних государствах. Но хотя Россия и против независимости Иракского Курдистана, Москва осторожна в своих публичных комментариях, поскольку не хочет портить отношения с Эрбилем", — полагает Анатолий Момрык.

В Иране, где проживает многомиллионная курдская община, в свою очередь не заинтересованы в появлении государства курдов и говорят о необходимости сохранить целостность Ирака, где большинство населения — шииты. К тому же, в Тегеране стремятся создать "шиитский пояс", который должен соединить Иран и Средиземное море. Но реализация этого проекта возможна только при сохранении единства Ирака и дальнейшем пребывании у власти Башара Асада. Нет сомнений, что Тегеран попытается оказать воздействие на ситуацию в Ираке и Иракском Курдистане, где он имеет серьезное влияние на ряд партий, чтобы не допустить получения автономией независимости. 

Против и Анкара, давний политический союзник и экономический партнер Эрбиля. Именно через турецкую территорию правительство Иракского Курдистана транспортирует нефть. Турция же инвестирует в экономику региона и помогает с оснащением и подготовкой сил безопасности. Кроме того, Анкара видит в правительстве автономии и ДПК союзника в борьбе с Рабочей партией Курдистана (РПК) и сирийскими курдами, а в иракских курдах-суннитах и арабах-суннитах — партнеров в противостоянии с шиитским Ираном. При этом, как отмечает А.Момрык, "РПК дружит с Багдадом против Барзани, поскольку тот сотрудничает с турками против "апочистов". 

Тем не менее, появление курдского государства, даже если во главе его будет лояльный к Анкаре клан Барзани, в глазах турецкого истеблишмента несет угрозу дестабилизации не только юго-восточной части Турции, но и всему турецкому государству. Страх перед курдским государством может подтолкнуть турецкие власти к ужесточению политики в отношении Эрбиля. 

Но, по мнению А.Момрыка, хотя Анкара и Тегеран не хотят независимости Иракского Курдистана, турецкое и иранское руководство являются реалистами: "Турция и Иран вынуждены будут сотрудничать с независимым курдским государством. В Эрбиле все основные страны открывают свои представительства, понимая, что необходимо сотрудничать с автономией: этот регион очень важен с точки зрения и экономики, и безопасности". 

В Эрбиле рассматривают и худший вариант развития событий. М.Барзани заявил, что если реакция международного сообщества "будет состоять в том, чтобы изолировать нас, пусть наши люди умрут... Это будет "славой" для всего мира — убить наших людей голодом только потому, что эти люди хотели с помощью демократических средств выбрать свою судьбу". Слова М.Барзани могут звучать несколько пафосно. Но для курдов референдум о независимости Иракского Курдистана — событие, к которому они шли весь XX век. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно