ЧТО УКРАИНЕ ДЕЛАТЬ С ЕЭП?

02 апреля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 13, 2 апреля-9 апреля 2004г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

3 марта 2004 года Кабинет министров Украины направил на ратификацию в Верховную Раду Соглашение о фо...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

3 марта 2004 года Кабинет министров Украины направил на ратификацию в Верховную Раду Соглашение о формировании Единого экономического пространства между Украиной, Россией, Казахстаном и Беларусью, подписанное в сентябре прошлого года президентами этих государств. Ратификация этого документа должна санкционировать участие Украины в проекте, который с самого начала его инициирования вызывал и продолжает вызывать неоднозначные, иногда диаметрально противоположные оценки его целей, природы, параметров осуществления и возможных последствий. Поэтому необходимо тщательно, взвешенно и непредубежденно проанализировать Соглашение и другие документы, касающиеся создания ЕЭП, с точки зрения их соответствия как жизненно важным интересам Украинского государства, украинского общества и украинских граждан, так и провозглашенному стратегическому курсу Украины на интеграцию в европейские и евроатлантические структуры.

ЕЭП: преимущества или потери для Украины

По мнению многих специалистов, реализация концепции ЕЭП по российскому сценарию затормозит нормальное развитие экономики Украины, отрицательно отразится на жизненном уровне рядового украинского гражданина, будет препятствовать достижению европейских стандартов и, наконец, сделает невозможным членство Украины в европейских и евроатлантических структурах. В ответ приверженцы ЕЭП утверждают, что предусмотренные в нем механизмы можно будет использовать в качестве инструмента для:

— восстановления разорванных распадом СССР кооперативных связей и оживления работы тех отраслей промышленности и отдельных предприятий, которые остановились или попали в стагнацию;

— сохранения рынков России и других стран СНГ для украинских товаров;

— укрепления экономики Украины;

— обеспечения Украине доступа к дешевым российским энергоносителям;

— повышения уровня жизни граждан Украины;

— содействия вступлению Украины в ЕС.

Рассмотрим каждый из этих аргументов.

Аргумент первый относительно восстановления кооперативных связей, существовавших во времена СССР.

Новые независимые государства унаследовали единое экономическое пространство и кооперативные связи, существовавшие в пределах бывшего СССР. Крах коммунистического режима, исчезновение единого центра и переход новых независимых стран на рыночную экономику вполне естественно вызывали радикальные политические и экономические изменения.

В прошлом советская пропаганда постоянно развивала тезис о расцвете экономик республик как составляющих единого экономического пространства СССР, приводя многочисленные статистические данные о выпуске разнообразных видов продукции и ежегодном росте их объемов. Отдельные политики и государственные деятели сравнивают эти данные с показателями современного экономического развития новых независимых государств, пытаясь доказать целесообразность восстановления нарушенных экономических связей.

Но при этом игнорируется тот факт, что, несмотря на блестящие статистические данные, экономическая система СССР обанкротилась, и именно это было одной из главных причин распада советской империи. На микроэкономическом уровне, где экономические неурядицы чувствует рядовой человек, банкротство системы проявлялось, в частности, в постоянном дефиците товаров широкого потребления, хронических очередях, выпуске некачественной продукции, затоваривании, приписках, искусственном ценообразовании, скрытой безработице, а также в наличии многочисленных теневых схем.

Гибель экономической системы СССР была вызвана волюнтаристской экономической политикой, которая пренебрегала потребностями граждан и общества и вследствие осуществления которой экономические связи в пределах советского геополитического пространства зачастую устанавливались и существовали вопреки экономической целесообразности. После распада СССР эти связи никто специально не разрывал, они прекратились естественным образом именно потому, что были искусственными. Следовательно, первичный источник экономического кризиса и спада производства на постсоветском геополитическом пространстве кроется не в разрыве связей, а в банкротстве экономической системы СССР как таковой.

Наметившийся в последние годы в Украине процесс преодоления экономического кризиса и увеличение объемов производства стали возможны благодаря внедрению рыночных механизмов, проведению структурных реформ, технологическому обновлению и модернизации предприятий, а также диверсификации торговых связей с внешним миром. Отметим, что в этом процессе важную роль играют и те старые кооперационные связи, основой которых была экономическая целесообразность и которые вписываются в требования рыночной экономики. Такого рода связи не прекращались, поэтому проблемы их восстановления просто не существует.

Таким образом, пропагандистский тезис о восстановлении «старых кооперационных связей» является фальшивым и спекулятивным. В условиях отсутствия тоталитарного имперского центра и развития национальных хозяйственных комплексов на рыночных принципах его практическая реализация невозможна.

Аргумент второй о сохранении рынков России и прочих стран СНГ для украинских товаров.

В Советском Союзе управление внешнеэкономическими связями осуществлялось из одного центра через систему единого общесоюзного министерства внешней торговли и подчиненных ему специализированных экспортно-импортных организаций. Важной составляющей экспорта СССР была продукция украинских предприятий, попадавшая на мировые рынки «через Москву». После распада СССР механизм централизованного экспорта украинской продукции прекратил существование и произошли кардинальные изменения в механизмах, географии и структуре внешней торговли Украины. Украинские предприятия и организации начали налаживать непосредственные экономические связи как со странами, возникшими на геополитическом пространстве бывшего Союза СССР, так и со странами других регионов мира. Вполне естественно и понятно, что поначалу крупнейшим торговым партнером Украины была Россия. Но по мере формирования Украиной собственной системы внешнеэкономических связей Россия теряла роль главного центра экономического тяготения. Не в последнюю очередь это произошло в связи с ее отказом ввести в отношениях с Украиной режим свободной торговли, а также из-за введения ею многочисленных ограничений на товары украинского происхождения.

Закрытость российского рынка и переход Украины в 1997 г. на мировые цены на энергоносители вызвали переориентацию украинских предприятий на рынки в других регионах. Вследствие этого наметилась стабильная тенденция к уменьшению объемов украинского экспорта в Россию и страны СНГ и к их росту в торговле с другими странами. По данным Министерства экономики и по вопросам европейской интеграции, в первой половине 2003 г. на страны СНГ приходилось 25,3% украинского экспорта. Между тем 39,1% украинских товаров потребляли страны Европы, 24,9% — страны Азии, 5,6% — страны Африки и 4,9% — страны Северной и Южной Америки.

Благодаря геоэкономической диверсификации украинского экспорта в течение последних лет происходит постоянное увеличение объемов внешней торговли Украины при положительном сальдо. Это позволяет перекрывать отрицательное сальдо Украины в торговле со странами СНГ, связанное с большими объемами импорта энергоносителей, прежде всего из России (объем их суммарного импорта из этих стран превышает 45%).

В 2002 г. при отрицательном сальдо в торговле со странами СНГ (порядка 3—4 млрд. долл.) общее положительное сальдо внешней торговли Украины товарами и услугами возросло до 3,7 млрд. долл., при рекордном объеме внешнего торгового оборота примерно в 40 млрд. долл.

Сторонники ЕЭП утверждают, что на страны — члены ЕС приходится 16% внешней торговли Украины, а на страны СНГ — 20%, словно намекая на преимущество рынков СНГ. Подобная аргументация неточна, спекулятивна по своему характеру и обманчива.

Во-первых, по данным Министерства экономики и евроинтеграции, доля ЕС в общем торговом обороте Украины еще в 2002 г. выросла до 21%.

Во-вторых, в соответствии с фундаментальным правилом рынка, главное состоит в том, что производить и где продавать, а не в том, что и где покупать. Поэтому в структуре внешней торговли приоритет принадлежит экспорту. Именно экспорт играет ведущую стимулирующую роль в росте производства, создании рабочих мест, обеспечивает заработок, а также поступления в государственный бюджет, Пенсионный фонд и т.п.

Сегодня Украина экспортирует на рынок ЕС около 25% своих товаров, а после вступления в Евросоюз в мае 2004 г. десяти новых членов, несмотря на связанное с этим определенное сокращение товарооборота с ними в отдельных сферах, общий объем украинского экспорта на расширенный еврорынок может вырасти до 35%.

В-третьих, рынок ЕС намного крупнее и перспективнее, чем рынки России и стран СНГ.

В 2002 г. ВВП стран — членов ЕС составлял 9145682 млн. евро, т.е. приблизительно 10 триллионов долл. США. ВВП России в 2002 г. составлял 346 млрд. долл. США, не дотягивая до уровня такого небольшого европейского государства, как Нидерланды, ВВП которой равен примерно 370 млрд. долл. США (368392 млн. евро).

Если сравнить рынок ЕЭП с рынком расширенной Европы, то емкость и ВВП европейского рынка в 25 раз больше, чем рынка России и остальных участников ЕЭП. Кроме того, емкость и качество рынка определяется не площадью территории, не численностью населения и даже не наличием сырьевых ресурсов, а прежде всего финансовой платежеспособностью страны (государства и населения) и ее технологической развитостью.

Огромный рынок ЕС, как богатый и емкий, ориентирует на внедрение инновационных опережающих моделей экономического развития, стимулирует производство конкурентоспособной продукции, обеспечивает достижение высоких стандартов качества жизни.

Рынок России технологически менее развит, сравнительно нетребовательный и может обеспечить облегченные условия сбыта украинской экспортной продукции в режиме свободной торговли. Но мировая практика конкурентной борьбы свидетельствует, что ориентация на неразвитые и нетребовательные рынки является негативным конъюнктурным фактором, который сдерживает производственный прогресс, обрекает на технологический упадок и, наконец, приводит к потере даже таких рынков.

Сравнение рынков ЕС и России приводится не для того, чтобы поставить под сомнение значение российского рынка для Украины. Речь идет не об игнорировании рынка России, а о выборе приоритетного пути геоэкономического развития Украины в стратегическом измерении. Российский рынок достаточно велик и достаточно важен для Украины. Но этот рынок не единственный, не крупнейший и не самый перспективный, чтобы ради свободного доступа к нему соглашаться на полномасштабное участие в ЕЭП и отказываться от евроатлантического интеграционного курса. Украина доказала свою способность компенсировать потери от режима ограничений своего экспорта на рынок России продвижением продукции на другие рынки, включая технологический рынок Евросоюза.

Ориентировка только или преимущественно на рынок России или ЕЭП будет ограничивать свободу выбора Украины в поиске новых рынков, приведет к потере рынков, освоенных за годы независимости, повредит интересам украинского производителя и, по большому счету, создаст серьезную угрозу национальной безопасности Украины.

Аргумент третий относительно укрепления экономики Украины.

Суммарные параметры объединенного потенциала стран — участниц ЕЭП вовсе не гарантируют укрепления экономики Украины, поскольку на постсоветском пространстве сформировались содержательно разные экономики. Источники экономического роста в Украине и России принципиально разные, что предопределяет кардинальные структурные отличия их экономик.

Экономика России, как и экономика Казахстана, имеет четко определенную сырьевую направленность. Именно сырьевые продукты, прежде всего нефть и газ, доминируют в экспорте этих стран. Их сырьевые комплексы потребляют львиную долю инвестиций. Рост российской экономики на три четверти обеспечивается нефтегазовым комплексом.

В Украине главным источником увеличения ВВП являются накопления, обеспечиваемые развитием прежде всего таких важных структурных отраслей, как машиностроение (рост за последние три года — 52%, тогда как в России — всего 2%), производство товаров широкого потребления (58%), строительство, металлургическая, химическая, нефтеперерабатывающая промышленность. Экономика Украины, в отличие от российской, развивается не за счет нефтедолларов и низких внутренних цен на энергоносители, а путем внедрения действительно рыночных механизмов, проведения структурных изменений, технологического обновления предприятий, повышения их конкурентоспособности.

Несложно предсказать, что именно сырьевая мононаправленность экономик России и Казахстана будет определять экономическую политику ЕЭП, которая будет ориентирована прежде всего на бесплатную транспортировку российских и казахских энергоносителей в Европу через территории Украины и Беларуси и использование их нефтеперерабатывающих мощностей.

Следовательно, в лучшем случае речь будет идти об использовании украинского производственного потенциала для обслуживания российской добывающей промышленности и оборонного сектора, но вовсе не об укреплении украинской экономики в качестве самодостаточного технологически развитого национального комплекса, ориентированного на повышение уровня жизни граждан Украины.

Аргумент четвертый относительно обеспечения Украине доступа к дешевым российским энергоносителям.

По разным причинам снижение цен на российские энергоносители противоречит интересам как России, так и Украины. Как известно, сегодня цена на газ для внутренних потребностей в России дифференцируется от 16 до 30 долл. США при экспортной цене 110—120 долл. США за 1 тыс. куб. м.

В случае продажи Украине энергоносителей по внутренним российским ценам значительно уменьшатся поступления в государственный бюджет РФ. Кроме того, в довольно невыгодном положении окажется российский товаропроизводитель, поскольку это уменьшит себестоимость украинской продукции и увеличит ее конкурентоспособность.

В то же время следует отметить, что проблема цен на российские энергоносители имеет и другое измерение, в значительно более широком международном контексте. Евросоюз — в процессе переговоров с Россией о создании общего экономического пространства ЕС—Россия, и ВТО — во время переговоров о присоединении России к этой организации — требуют от России повышения ее внутренних цен на энергоносители до уровня рыночных мировых цен. И ЕС, И ВТО квалифицируют низкие внутренние цены на энергоносители в России как скрытую форму государственного субсидирования российского товаропроизводителя, что является нарушением одного из основополагающих рыночных правил — обеспечения равных конкурентных условий.

В этой ситуации наиболее вероятно, что Россия рано или поздно будет вынуждена пойти на постепенное повышение своих внутренних цен на энергоносители.

Следовательно, в любом случае Украине нечего и надеяться на получение дешевых российских энергоносителей.

Как это ни парадоксально, получение Украиной российских энергоносителей по нерыночным ценам противоречит ее коренным жизненно важным национальным интересам. Использование в Украине рыночных цен на энергоносители стимулирует внедрение энергосберегающих технологий и модернизацию оборудования для производства конкурентоспособных товаров. Это обеспечивает стабильный экономический рост и увеличение объемов украинского экспорта.

Переход на низкие нерыночные цены на российские энергоносители принесет лишь кратковременные преимущества, а в долгосрочной перспективе помешает завершению формирования в Украине современной технологической рыночной экономики. В этом случае Россия практически утвердится в качестве монопольного поставщика энергоносителей, и энергозависимость Украины станет перманентной и абсолютной со всеми вытекающими из этого последствиями для безопасности государства. Кроме того, введение низких внутренних цен на энергоносители в пределах ЕЭП и их продажа по мировым ценам за его пределами немедленно закроет для Украины путь в ВТО, а следовательно, и в ЕС. Таким образом, долгосрочные жизненно важные интересы Украины лучше всего будет обеспечивать не получение дешевых энергоносителей из России, а поиск альтернативных источников поставок нефти и газа по существующим в мире ценам и правилам.

Аргумент пятый относительно повышения уровня жизни граждан Украины.

Европейский опыт свидетельствует, что высокие стандарты качества жизни обеспечиваются стабильным экономическим развитием в условиях эффективного функционирования демократических институтов.

Уровень жизни и экономической демократии в странах ЕЭП приблизительно одинаковы, причем одинаково низки. Поэтому в случае членства в ЕЭП ориентирами развития Украины будут низкие евразийские, а не высокие европейские стандарты.

Полномасштабное участие Украины в ЕЭП сделает ее экономику придатком российской, жестко контролируемой властью и функционирующей по правилам, далеким от принципов экономической демократии. Российская власть и российский капитал, руководствуясь собственными интересами, не будут заботиться о благосостоянии граждан Украины.

По мнению специалистов, формирование ЕЭП приведет к свертыванию отдельных отраслей украинской экономики, прежде всего угольной и автомобилестроительной, что превратит целые регионы Украины в зоны социального бедствия.

Стабильное развитие экономики Украины, а значит, и повышение благосостояния ее граждан, наилучшим образом обеспечит не зацикленность на ЕЭП, а продолжение курса на освоение более крупных и перспективных рынков, где господствует сила закона и действуют принципы экономической демократии.

Аргумент шестой, трактующий ЕЭП как инструмент содействия вступлению Украины в ЕС.

Этот аргумент впервые озвучен вице-премьером Украины Н.Азаровым в выступлении на заседании Верховной Рады Украины 16 сентября 2003 г. Исходя из того, что «базовые принципы создания ЕЭП соответствуют большинству Копенгагенских критериев членства в ЕС», он утверждает, что «цель ЕЭП —создание возможностей для ускорения нашего приближения к выполнению Копенгагенских критериев».

Но об этом не свидетельствуют ни Соглашение о формировании ЕЭП, ни прочие документы, подписанные в Ялте в сентябре 2003 г. Зато в этих документах предусмотрено, что целью формирования ЕЭП является создание нового интеграционного объединения на евразийском геополитическом пространстве. Совершенно очевидно, что полномасштабное участие в этом объединении даже на принципах, полностью идентичных Копенгагенским критериям, абсолютно исключит возможность членства Украины в ЕС.

Следует отметить, что определенная часть апологетов ЕЭП откровенно обосновывает тезис о том, что Украине вообще не нужна ни интеграция в ЕС, ни членство в НАТО.

Но ведь права граждан каждой страны — члена ЕС защищены высокими общеевропейскими социальными стандартами, предполагающими свободу передвижения, проживания, трудоустройства и получения достойной зарплаты где бы то ни было в пределах Евросоюза. Свободное движение рабочей силы в пределах Евросоюза является одним из способов уменьшения безработицы и обеспечения социальной защиты трудящихся. Граждане Украины лишены этих прав и свобод, не имеют возможности легально трудоустраиваться в странах ЕС и часто становятся там объектами рабской эксплуатации именно потому, что Украина не является членом Евросоюза.

Общеизвестно, что право и стандарты ЕС поощряют развитие малого бизнеса как важного элемента рыночной экономики — одного из основных источников бюджетных поступлений и создания рабочих мест. Поэтому членство в Евросоюзе будет способствовать развитию малого бизнеса в Украине, а не его разрушению.

Независимо от членства в тех или иных интеграционных объединениях или международных организациях оздоровление экономики Украины требует коренной реструктуризации, в процессе которой отдельные предприятия, а возможно, и отрасли, не являющиеся конкурентоспособными и наукоемкими, будут ликвидированы. Это трудный путь, который в свое время прошли многие европейские государства, в частности такие, как Бельгия, Великобритания, Франция, Германия. Используя преимущества членства в ЕС, эти страны преодолевали кризисные явления в своей экономике с помощью экономически обоснованных и социально ориентированных программ сворачивания убыточных отраслей и реструктуризации производства на базе современных технологий.

Искусственная поддержка неэффективных, убыточных, энергоемких предприятий и отраслей через консервацию старых производственных связей с помощью ЕЭП заведет экономику Украины в тупик, увеличит разрыв со странами Евросоюза по уровню экономического развития. Ориентация Украины на членство в ЕС и использование европейского опыта открывает для украинской экономики перспективы модернизации и роста, а не упадка.

Не менее спекулятивен и некорректен тезис о том, что «в Европе нас не ждут». Евросоюз никогда не отрицал право Украины стать его членом в случае достижения известных Копенгагенских критериев. Следовательно, правильна несколько иная формула: «в Европе нас не ждут такими, какими мы являемся». Иначе говоря, проблема членства в ЕС — это прежде всего проблема самой Украины. Ее разрешение лежит в плоскости укрепления демократических институтов, строгого соблюдения прав и свобод человека, создания структурированной системы социальной защиты граждан, внедрения прозрачных рыночных механизмов и развития реальной социально ориентированной экономики на базе европейских стандартов.

В ближайшей перспективе членство Украины в ВТО и признание за ней статуса страны с рыночной экономикой открывает реальную возможность заключения с Евросоюзом, в соответствии со
ст. 4 СПС, соглашения о зоне свободной торговли, которая обеспечит украинским товарам беспрепятственный доступ на огромный европейский рынок. Это будет способствовать подъему экономики Украины, повышению жизненного уровня ее граждан и, следовательно, будет создавать прочный экономический и социальный фундамент для ускорения вступления Украины в ЕС. В случае полномасштабного участия в ЕЭП Украина не только лишается возможности заключения этого соглашения, но и навсегда теряет перспективу членства в европейских и евроатлантических структурах.

Оценка последствий для Украины ее участия в проекте ЕЭП будет неполной и некачественной без учета кардинальных отличий и глубинного конфликта между геополитическими целями и интересами Украины и России. В отличие от Украины, приоритетным геополитическим ориентиром России является не членство в Евросоюзе и Североатлантическом альянсе, а восстановление на постсоветском пространстве «единой великой России», способной быть самодостаточной и взаимодействовать на равных с ЕС, НАТО, США, Японией, Китаем. Евроатлантический интеграционный курс Украины, конечным результатом которого должно стать полноправное членство Украины в ЕС и НАТО, делает невозможной реализацию плана восстановления «единой великой России» на постсоветском пространстве.

Полномасштабная реализация проекта ЕЭП по российскому сценарию имеет триединую стратегическую цель:

— создать непреодолимые препятствия для осуществления Украиной ее евроатлантического интеграционного курса — краткосрочная цель;

— сформировать интеграционное объединение, включающее Украину и играющее роль экономического ядра нового политического союза под доминированием России (Российской либеральной империи — по терминологии А.Чубайса) — среднесрочная цель;

— способствовать восстановлению статуса России как великой державы (Единой великой России — по терминологии В.Путина) — конечная долгосрочная цель.

Нет ни малейших сомнений в том, что проект ЕЭП будет использоваться антиукраинскими силами в качестве инструмента возрождения «единой великой России» за счет разрушения Украины. Поскольку влиятельная российская элита и рядовые россияне в своем подавляющем большинстве свято верят, что украинский народ — это часть российской нации, независимая Украина — геополитическая аномалия и угроза России и без Украины Россия — геополитически несовершенна.

Допустимый уровень участия Украины в ЕЭП

Учитывая изложенное, необходимо разработать соответствующий ответственный подход к формам и пределам участия Украины в реализации Соглашения о формировании ЕЭП.

По мнению специалистов, приемлемым для Украины уровнем сотрудничества, который не будет противоречить курсу Украины на европейскую и евроатлантическую интеграцию, может быть зона свободной торговли. А.Гальчинский аргументированно доказал, что участие Украины в формировании зоны свободной торговли должно рассматриваться в качестве «высшей планки» интеграционных процессов на постсоветском пространстве, поскольку подобные зоны не являются системообразующими элементами, вокруг которых формируются отдельные интеграционные группировки. Ситуация качественно изменяется при создании таможенных или валютных союзов. В таких случаях возникают функционально обособленные объединения, глубина интеграции в которых исключает участие одного государства одновременно в двух союзах подобного типа.

Реагируя на проект Соглашения о формировании ЕЭП, Евросоюз 16 сентября 2003 года сделал заявление, в котором были сжато и четко очерчены возможные последствия для Украины в случае ее участия в ЕЭП. В документе Евросоюза подчеркивается, что участие Украины в простой зоне свободной торговли, образованной четырьмя государствами, не создает особых трудностей для Украины как в вопросе присоединения к ВТО, так и в вопросе углубления двусторонних торговых отношений с Евросоюзом. В случае же участия Украины в таможенном, экономическом и/или валютном союзе в рамках ЕЭП, в переговорном процессе Украины как с ВТО, так и с Евросоюзом, возникнут серьезные проблемы. Они практически заблокируют для нее путь к членству в ВТО и сделают невозможным создание зоны свободной торговли ЕС—Украина. А это навсегда перекроет украинским товарам свободный доступ на огромный еврорынок и лишит Украину перспектив членства в Евросоюзе.

В этой связи важно подчеркнуть, что российская сторона считает минимальным уровнем интеграции в ЕЭП таможенный союз и уже сейчас настаивает на создании зоны свободной торговли в виде таможенного союза или создании таможенного союза одновременно с зоной свободной торговли. Это, в соответствии с учредительными документами формирования ЕЭП, приведет к созданию наднационального регулирующего органа — комиссии, которая будет играть роль центральной системообразующей структуры и превращать ЕЭП в объединение с глубоким уровнем интеграции. Такой подход противоречит ст. 5 Соглашения о формировании ЕЭП и положениям раздела ІІ Концепции формирования ЕЭП, в соответствии с которыми первым этапом разноуровневой и разноскоростной интеграции в рамках ЕЭП должно стать завершение формирования зоны свободной торговли. Это значит, что российская сторона, даже не дождавшись ратификации учредительных документов о создании ЕЭП, пытается навязать такой порядок реализации этих документов, который будет нарушать зафиксированные в них договоренности и заблокирует как переговоры Украины с ВТО, так и путь к ее членству в европейских и евроатлантических структурах.

В свете изложенного совершенно ясно, что для Украины верхний предел сотрудничества в ЕЭП — это простая классическая зона свободной торговли, режим которой не предполагает ни проведения общей внешнеторговой и таможенной политики по отношению к третьим странам, ни функционирования каких-либо наднациональных органов. Иначе говоря, зона свободной торговли, режим которой отвечает национальным интересам Украины, должна формироваться исключительно в соответствии с принципами и правилами ВТО. Лишь в этом случае зона свободной торговли в рамках ЕЭП будет способствовать экономическому развитию Украины и будет расширять ее евроинтеграционные возможности.

Как отмечается в упоминавшемся выше документе Евросоюза, Украина уже начала гармонизировать свое законодательство с законодательством ЕС с целью создания необходимых регулятивных рамок и основы для либерализации торговли ЕС с Украиной. В случае реализации положений статьи 2 Соглашения о создании ЕЭП, которые предполагают гармонизацию законодательства и унификацию технических стандартов, регламентов и норм стран-участниц, возникнут серьезные проблемы с началом переговоров об углублении интеграции Украины с ЕС и создании зоны свободной торговли ЕС—Украина. Ведь законодательство, стандарты, регламенты и нормы стран — участниц ЕЭП основываются на ценностях, отличных от европейских, и часто противоречат основополагающим правилам ЕС. Согласовывая свои законы, стандарты, регламенты и нормы с евразийским сообществом, Украина будет не приближаться, а, наоборот, изолировать себя от ЕС. Таким образом, сотрудничая со странами — участницами ЕЭП в указанной сфере, Украина не должна соглашаться на введение законов, стандартов, регламентов и норм, которые противоречат Соглашению о партнерстве и сотрудничестве Украины с ЕС и общим правилам и практике ЕС.

Наконец, делу эффективного обеспечения национальных интересов Украины не соответствует положение раздела VI Концепции формирования ЕЭП о недопустимости оговорок к договорам. Эта норма противоречит рамочному характеру Соглашения о формировании ЕЭП, поскольку ограничивает право его сторон самостоятельно определять направление и объем участия в интеграционных мероприятиях, как это предусмотрено ее статьей 6. Право на оговорки к многосторонним договорам — суверенное право каждого государства и регулируется Венской конвенцией 1968 года о праве международных договоров. Издревле это право является общепризнанным инструментом защиты интересов государств-участниц многосторонних договоров. Международная практика знает отдельные случаи, когда участники конкретного соглашения по специальным вопросам договаривались о включении в настоящее соглашение положения о недопустимости оговорок. Но в международной практике неизвестны случаи, когда бы запрет оговорок распространялся на будущие соглашения до обсуждения сторонами их содержания.

Следовательно, положение о недопустимости оговорок к договорам, заключаемым в рамках ЕЭП, также неприемлемо для Украины.

Приемлемая для Украины юридическая формула участия в ЕЭП

Соглашение о формировании ЕЭП имеет рамочный характер. Поэтому необходимо различать процесс заключения Соглашения и вступления его в силу, с одной стороны, и процесс формирования ЕЭП — с другой. Участие Украины в этом Соглашении вовсе не тождественно ее членству в ЕЭП. С юридической точки зрения, Соглашение не возлагает на ее участников никаких обязательств, кроме одного — принимать участие в формировании ЕЭП, но в пределах и формах, приемлемых для каждого из них.

Подписанное в Ялте 19 сентября 2003 г. Соглашение как таковое не нарушает национальных интересов Украины. Однако целый ряд его положений концептуально не согласуется с действующей Конституцией Украины и курсом на евроатлантическую интеграцию, конечной целью которого является полноправное членство Украины в ЕС и НАТО.

Президент Украины при подписании Соглашения сделал оговорку, что Украина будет принимать участие в формировании и функционировании ЕЭП в пределах, которые соответствуют Конституции Украины. Такая оговорка, к сожалению, имеет довольно общий характер, не фиксирует с достаточной точностью позицию Украины и, следовательно, позволяет толковать ее как согласие Украины принимать участие чуть ли не во всех этапах формирования ЕЭП, особенно с учетом того, что Конституция государства может быть изменена.

В представлении Кабинета министров Украины от 3 марта с.г. о рассмотрении Верховной Радой Украины вопроса ратификации Соглашения о формировании ЕЭП проект соответствующего закона дословно воспроизводит упомянутую неконкретную оговорку, которая позволяет произвольное толкование и, наконец, может быть полностью сведена на нет формальными изменениями в Конституции Украины. В связи с этим необходимо напомнить, что в свое время, после тщательного изучения Соглашения и Концепции формирования ЕЭП специалистами трех министерств — иностранных дел, юстиции, экономики и по вопросам евроинтеграции, руководители этих ведомств подписали 12 сентября 2003 года общий документ, в котором предлагали сформулировать конкретные оговорки так: «Украина считает конечной целью своего участия в ЕЭП создание эффективно функционирующей зоны свободной торговли и подписывает Соглашение о формировании ЕЭП со следующими оговорками:

1. Украина участвует в Соглашении о формировании ЕЭП и будет применять Соглашение и Концепцию формирования ЕЭП в пределах и формах, не противоречащих Конституции Украины и стратегическому курсу на европейскую и евроатлантическую интеграцию, а также ее самостоятельному вступлению в ВТО в ближайшей перспективе.

2. Украина понимает используемые в преамбуле, статьях 2, 4 и 5 Соглашения о формировании ЕЭП и разделах I, ІІ, ІІІ, IV, V, VI Концепции формирования ЕЭП термины «интеграция», «интегрирование», «интеграционные процессы», «интеграционное взаимодействие» и «интеграционные мероприятия» как сотрудничество, осуществляемое на основе принципов суверенного равенства и направленное на формирование зоны свободной торговли в соответствии с принципами, нормами и правилами ВТО.

3. Украина будет принимать участие в механизмах регулирования и мероприятиях в рамках ЕЭП, предусмотренных статьями 1, 3 и 5 Соглашения о формировании ЕЭП, в рамках, которые не препятствуют ее евроинтеграционному курсу или не противоречат новым направлениям и формам сотрудничества Украины с ЕС.

4. Украина не будет делегировать свои полномочия, предусмотренные статьей 4 Соглашения о формировании ЕЭП и разделом V Концепции формирования ЕЭП, единому регулирующему органу, создаваемому и функционирующему в рамках ЕЭП. Решения, упоминаемые в статьях 4 и 6 Соглашения о формировании ЕЭП и разделах V, VІ Концепции формирования ЕЭП, единого регулирующего органа и прочих органов ЕЭП, обязательны для Украины при условии ее согласия с этими решениями и их соответствия Конституции и национальному законодательству Украины.

5. Украина не считает для себя обязательными положения статьи 2 Соглашения о формировании ЕЭП и преамбулы, разделов ІІ, ІІІ, V Концепции формирования ЕЭП о проведении единой внешнеторговой политики, формировании общих таможенных тарифов, унификации торговых режимов государств-участников по отношению к третьим странам, а также о единой политике в сфере тарифного и нетарифного регулирования, охраны прав интеллектуальной собственности, единых правил конкуренции.

6. Украина принимает участие в гармонизации законодательства государств — участников ЕЭП, унификации принципов разработки и применения технических регламентов и стандартов, санитарных и фитосанитарных норм, предусмотренных статьей 2 Соглашения о формировании ЕЭП и разделами I, ІІІ Концепции формирования ЕЭП, в той мере, в которой это не противоречит Соглашению о партнерстве и сотрудничестве между Украиной и ЕС от 16 июня 1994 года.

7. Украина не присоединяется к абзацу третьему раздела VІ Концепции формирования ЕЭП, оставляя за собой право формулировать оговорки к любым договорам в рамках ЕЭП».

В принципе можно согласиться со всеми пунктами этого документа, кроме п.4, поскольку его можно толковать как концептуальное согласие Украины принимать участие в ЕЭП как в отдельной интеграционной структуре. На наш взгляд, этот пункт лучше изложить в следующей редакции:

«4. Украина не будет принимать участия в создании и функционировании единого регулирующего органа, а также каких-либо иных наднациональных органов ЕЭП».

В связи с этим следует отметить, что Украина не должна принимать участие в наднациональных органах ЕЭП не столько потому, что передача определенных полномочий подобным органам не соответствует действующей Конституции Украины, но прежде всего потому, что участие в таких органах будет противоречить ее евроинтеграционному курсу и сделает невозможным ее будущее членство в Евросоюзе.

Учитывая чрезвычайную важность скорейшего членства Украины в ВТО для осуществления ее евроинтеграционного курса, к оговоркам было бы целесообразно добавить особое положение о необратимости курса Украины на самостоятельное вступление в ВТО следующего содержания: «Украина не намерена пересматривать договоренности, достигнутые в рамках переговорного процесса о своем самостоятельном вступлении в ВТО, и будет стремиться обрести членство в этой организации в ближайшей перспективе и на условиях, которые наилучшим образом соответствуют ее национальным интересам».

В свете изложенного необходимо отметить, что пояснительная записка к проекту Закона Украины о ратификации соглашения о формировании ЕЭП, содержащаяся в представлении КМ Украины, подписана только министром экономики и по вопросам евроинтеграции. В этой записке отсутствуют как всесторонний анализ документов о создании ЕЭП, так и качественная оценка последствий ЕЭП для обеспечения жизненно важных интересов Украины.

Записка, в частности, игнорирует тот очевидный факт, что документы о формировании ЕЭП предполагают создание особого интеграционного объединения, полномасштабное участие в котором исключит возможность осуществления Украиной евроатлантического курса, определенного в качестве стратегического в послании Президента Украины к Верховной Раде Украины «Европейский выбор. Концептуальные принципы стратегии экономического развития и социального развития Украины на 2002—2011 годы».

Геополитический характер проекта ЕЭП предопределяет необходимость его комплексной проработки не только Министерством экономики и по вопросам евроинтеграции, но и остальными министерствами и ведомствами Украины, прежде всего, такими, как Министерство иностранных дел, Министерство юстиции, Гостаможком и т.п., с целью обоснования позиции Украины по отношению к проекту ЕЭП и отражения ее в форме конкретных оговорок.

Ратификация Соглашения Верховной Радой Украины с оговорками, изложенными в развернутом виде, четко определит позицию Украины и будет соответствующим образом ориентировать органы исполнительной власти, внесет определенность в отношения Украины с другими государствами — участницами ЕЭП, подчеркнет неизменность и необратимость евроатлантического интеграционного курса Украины, будет способствовать продолжению и углублению ее диалога и сотрудничества с евроатлантическими структурами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК