Царь и царевич

12 мая, 11:10 Распечатать

В России формируют новое правительство при старом премьере.

© kremlin.ru

После своей инаугурации президент России Владимир Путин на одном дыхании провел через Госдуму назначение премьером Дмитрия Медведева. 

Началось назначение членов правительства, и это находится уже вне парламентских полномочий. Единственное системное изменение — снижение военных расходов. В остальном в колоде российских государственных постов тасуются прежние карты. 

Если у кого-то и были сомнения насчет назначения Дмитрия Медведева премьер-министром, они развеялись уже на инаугурации Владимира Путина 7 мая. Справа от трибуны, на которой российский президент давал клятву, как обычно располагалась наиболее близкая ему чиновничья рать. Подобно психологическим расстановкам по Хеллингеру, в этой прореженной группе кто-то стоял ближе, кто-то левее, кто-то правее, кто-то выглядывал из-за спин. Дальше на три зала Большого Кремлевского дворца и даже на Соборную площадь Кремля растянулась плотная толпа из шести тысяч приглашенных. 

Ближе всего к Путину в тот день был Дмитрий Медведев с супругой по левую руку и бывшим канцлером Германии Герхардом Шредером — по правую, еще правее — Патриарх Кирилл. Вплотную за их спинами — бывший агент Штази и нынешний член наблюдательных советов и правлений нескольких российских энергетический компаний Матиас Варниг. Левый фланг этой могучей кучки прикрывала вдова прежнего российского президента Наина Ельцина, правый — на некотором отдалении министр обороны Сергей Шойгу. Дальше за их спинами растянулись ближайшие помощники и члены Совбеза, в том числе его постоянные члены из числа министров — Владимир Колокольцев (МВД) и Сергей Лавров (МИД). Они, безусловно, близки российскому президенту, но чтобы не было сомнений, в какой степени, — в одном ряду с ними находился принявший российское гражданство американский киноактер Стивен Сигал. 

Вообще, в кругу приближенных Путина среди фигур его режима власти, статус которых едва коррелирует с занимаемой в политической системе позицией, узнаваемых в Украине лиц мало. Но именно эти неизвестные определяют политику России в отношении Украины и, соответственно, будущее оккупированных территорий. Это, разумеется, не Владислав Сурков, харизматичный, но все же просто исполнитель высшей воли, если и приглашенный на инаугурацию, то затерявшийся глубоко в толпе. 

Плавное течение российской государственной мысли накануне инаугурации потревожил разве что Алексей Навальный. За два дня до нее им была проведена общероссийская акция "Он нам не царь". Она заставила российскую власть понервничать, хоть и не была массовой. В российских столицах на протест вышли по три-четыре тысячи, в других городах — по нескольку сотен и десятков. Но, вероятно, тема акции попала в какую-то болевую точку. По всей России были задержаны около 1,6 тыс. человек. В Москве власть опустилась до применения российской версии "титушек" — отрядов национально-освободительного движения (НОД) и казаков с нагайками, — напомнив самой символикой, что российская революция хоть и спит, но она жива. 

Не просто премьер

Еще за месяц до инаугурации было известно, что назначение нового премьера будет таким же стремительным, как и в 2012 году, хотя до дня инаугурации Путин ни словом не обмолвился публично, кто им будет. Заседание Госдумы было заблаговременно назначено на 8 мая, между днем инаугурации 7 мая и Днем Победы 9 мая. Было понятно, что парад будет принимать уже сформированная высшая власть. Председатель Госдумы Вячеслав Володин накануне заседания Госдумы, когда путинская кандидатура премьера еще не была объявлена, анонсировал, что консультации этого анонимного, но узнаваемого лица с парламентскими фракциями пройдут уже вечером в день инаугурации, как только новый-старый президент примет конституционно обязательную отставку правительства и внесет в Госдуму кандидатуру премьера. 

Премьером России 8 мая с результатом 374 голоса против 56 снова стал Дмитрий Медведев. Для избрания было достаточно простого большинства 226 голосов, но он получил больше конституционного большинства в 300 голосов. Из 450 депутатов присутствовали 433, голосовали 430. Нужное количество голосов могла дать одна лишь возглавляемая Медведевым "Единая Россия" (339 мандатов), но за него проголосовала также ЛДПР Владимира Жириновского. Спектакль оппозиционности в присутствии Путина, представлявшего своего кандидата, устроили КПРФ Геннадия Зюганова и "Справедливая Россия" Сергея Миронова, проголосовавшие против. Вряд ли они на это решились бы, если бы их голоса что-то значили. Теперь по процедуре Медведев будет предлагать Путину членов правительства, а тот их утверждать. Ни Госдума, ни Совет Федерации для этого не нужны. 

Медведев в российской системе власти — это больше чем премьер, по крайней мере, не просто премьер. В России достаточно людей, которые могли бы более эффективно выполнять его премьерские функции. В последнее время Путин все больше вводил практику прямого руководства правительством, если речь шла о принципиальных вопросах. Он регулярно проводил совещания с правительством в присутствие премьера и отдельно — с экономическим блоком правительства без премьера и даже первого вице-премьера. Вряд ли в этой практике что-либо изменится. 

медведев
kremlin.ru

Государственная функция Медведева — быть вторым лицом, конституционным заместителем президента, если он по каким-то причинам не может исполнять свои полномочия, будь то из-за болезни, полетов на дельтаплане или погружения в глубины морей. Медведев — человек, который способен при необходимости занять трон, взяв в руки ядерный чемоданчик, и по первому же требованию Путина его освободить. Это единственный человек во власти, которому российский президент полностью доверяет, и который не единожды доказывал свою преданность, даже когда его конфиденты нашептывали о возможности побороться за власть. 

В России уже пару лет говорят о конституционной реформе. Ближе к середине нового срока Путина она, скорее всего, будет проведена. Озвучиваемые ныне параметры говорят о том, что спустя некоторое время у российского президента или председателя государственного совета, в зависимости от того, как Путин видит название своей должности после 2024 года, появится заместитель, не обремененный ролью премьера. Де-факто, эту роль уже сейчас исполняет Дмитрий Медведев. 

Функции второго лица требуют политического и аппаратного веса. Пусть ограниченный, но он у Медведева есть, хотя бы в силу того, что ему особо доверяет президент. В прошлом составе правительства Медведева окружали три в разной степени близких человека — первый вице-премьер Игорь Шувалов, вице-премьер по транспорту Аркадий Дворкович, руководитель аппарата правительства в ранге вице-премьера Сергей Приходько. Теперь их не будет, но будут другие. Это понятно из просочившегося в СМИ содержания консультаций Медведева с парламентскими фракциями накануне назначения. В случае с Игорем Шуваловым ситуация с высокой степенью вероятности прогнозировалась (он сам уже не хотел занимать эту должность), в отношении других — как минимум, была ожидаемой. Дворкович прошлой осенью попал под критику президента. Накануне формирования правительства он, заметно волнуясь, докладывал Путину, что не все инфраструктурные улучшения в московских аэропортах удастся закончить к чемпионату мира по футболу. Приходько же в феврале очутился в громком политическом секс-скандале, известном как "Рыбка-гейт".

Новым первым вице-премьером с сохранением поста министра финансов станет Антон Силуанов — человек из команды Алексея Кудрина. Главное, о чем говорит это назначение, — Россия в лице Путина собирается не тратить деньги на новые войны, а копить их для масштабных инвестиций в человеческий капитал и инфраструктуру. История с резким падением военных расходов — из этой же серии. Это падение не такое глубокое, как утверждают эксперты SIPRI (на 20% в 2017 г.), но как заявил пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков (которому прочили пост главы МИД, но это пока вряд ли), "тенденция указана правильно". Судя по тому, как браво Сергей Шойгу принимал парад 9 мая, он пока сохранит пост министра обороны. Многие полагали, что он может стать вице-премьером или полпредом президента в одном из федеральных округов, освободив свое место одному из новых любимцев Путина — губернатору Тульской области Алексею Дюмину (командовавшему спецвойсками во время оккупации Крыма) или главнокомандующему воздушно-космическими силами Сергею Суровикину (одному из наиболее удачливых оперативных командиров в ходе российской войны в Сирии). Шойгу — скорее символ, чем практический инструмент российского милитаризма. Его нахождение на посту служит индикатором того, что Россия пока будет, скорее, капитализировать результаты уже развязанных войн, чем начинать новые. 

Согласно первым анонсам вице-премьеров, трое из них (всего в старом правительстве их было девять) сохранят посты с изменением профиля. Дмитрий Козак станет промышленным вице-премьером. Раньше он отвечал за широкий круг вопросов, связанных, в том числе, с Крымом, Донбассом и Приднестровьем. Спортивный вице-премьер Виталий Мутко станет вице-премьером строительным. Вице-премьером по вопросам культуры и спорта станет Ольга Голодец. Ее место социального вице-премьера займет нынешний председатель Счетной палаты Тамара Голикова. Это кадр, вызывающий особое доверие Путина. Максим Акимов, технократ, проявивший себя в качестве заместителя руководителя аппарата правительства, станет транспортным вице-премьером. Ожидавшуюся для него должность руководителя аппарата правительства займет начальник контрольного управления администрации президента Константин Чуйченко. Это однокурсник Медведева, следовавший за ним по всем назначениям и оставленный Путиным в администрации после "рокировки" 2012 года. Вице-премьером по сельскому хозяйству станет Алексей Гордеев, политический представитель президента в Центральном федеральном округе, ошибочно списанный многими экспертами в утиль. Судя по рождению в ГДР, он вызывает особое доверие российского президента. 

Новым вице премьером по оборонно-промышленному комплексу станет заместитель министра обороны по вооружениям Юрий Борисов. Он заменит Дмитрия Рогозина. Борисов считается в России одним из лучших менеджеров в своей сфере. Он не склонен к громким заявлениям в стиле Рогозина, но будет тихо ковать щит и меч России на те деньги, которые ему выделят Путин, Медведев и Силуанов. Рогозина, конечно, пристроят, но не на столь видный пост, а на более уместный для его сложившегося образа шута. 

Санкционные надежды

Разговоры вокруг возвращения Алексея Кудрина в российскую власть — наиболее интригующая часть ожиданий от нового правительства, и более широко — от обновленной системы российской власти. В прошлом — он известный экономический либерал, теперь — автор программы Путина, принятой в виде новых "майских указов". В этом качестве он, скорее, государственный деятель без портфеля (пока), чем просто экономист. Кудрин близок к Путину, но долго находился в непримиримом конфликте с Медведевым. Именно Медведев на излете его президентской каденции в 2011 году снял Кудрина с должности министра финансов после серии конфликтов, связанных с противодействием Кудрина увеличению военных расходов в ущерб гражданскому сектору. Но конфликт между ними личный, а не идеологический. Оба одно время примеряли роль главного российского либерала. Медведев давно уже перестал им восприниматься, Кудрин им остался. В прошлом году он открыто призывал Путина к "снижению геополитической напряженности" во имя экономического роста. 

Личный конфликт между Медведевым и Кудриным в последние пару лет постепенно сглаживался. Во время итогового отчета прежнего правительства перед Госдумой Медведев произнес в отношении Кудрина: "Это не мой оппонент, это мой коллега". В апреле они встречались лично, и эта информация была аккуратно слита в российские СМИ. Тем не менее, разрешение противоречий оказалось не столь глубоким, чтобы Кудрин смог стать первым вице-премьером в новом правительстве Медведева (любой иной пост в правительстве для него был бы слишком мелким). Обсуждался вариант, что первым вице-премьером станет экономический помощник президента Андрей Белоусов. Тогда в администрации Путина расчистилось бы место для Кудрина. Из администрации он вместе с первым заместителем руководителя Сергеем Кириенко определял бы стратегию социально-экономического "прорыва", цель которого уже подтверждена новыми майскими указами Путина, а первый вице-премьер и социально-экономический блок правительства — ее бы реализовывали. Но Медведев возражал против Белоусова в качестве оперативного руководителя правительства так же интенсивно, как и против Кудрина. 

Как можно понять, Путин в последний момент услышал Медведева, и это говорит о реальном политическом и административном весе последнего. Кудрин вернулся в правительство разве что в виде своей приобретшей собственную субъектность тени — Антона Силуанова, у которого с премьером нормальные отношения. Получит ли Кудрин важный пост в администрации или останется неформальным стратегом президента — вопрос. Логика новых назначений говорит в пользу первого, но есть аргументы и в пользу второго. Неизвестно, готов ли сам Кудрин бороться с терниями, чтобы пробиться к звездам. Если Путин ему скажет, Кудрин исполнит приказ. Однако есть и другие "но". 

В российских СМИ, вероятно, с подачи попавших под последнюю волну санкций бизнесменов (Олегу Дерипаске и Виктору Вексельбергу грозит если не разорение, то стремительное падение в рейтинге Forbes), начала продвигаться мысль, что Кудрин — последняя надежда на системное решение проблемы санкций. Кудрин действительно выглядит едва ли не единственным человеком в российской власти, которого Запад готов слушать без отвращения. Но именно это может закрыть ему путь к важному государственному посту. При анонсе новых назначений в правительстве во время консультаций Медведева с фракцией "Единой России", если верить российским СМИ, при упоминании о сохранении за Виталием Мутко, замешенным в серии допинговых скандалов, должности вице-премьера в зале раздались смешки. Медведев отреагировал голосом Путина: "Мы под внешнее давление не прогибаемся". Если Путин в надеждах Дерипаски, Вексельберга и иже с ними на Кудрина почувствует внешнее давление, государственную должность тот вряд ли получит. Но если все же получит — это будет означать, что выход из международной изоляции — задача для России более важная, чем сохранение лица. 

* * *

В отношениях с Украиной вряд ли Россия готова кардинально пересматривать политику последних лет. Новшество лишь в том, что теперь военный фактор видится в Кремле не столь важным, как прежде. Россия будет пытаться "перешагнуть" конфликт с Украиной, заморозив его на максимально безопасном уровне. Но западные санкции против России были введены не за тем, чтобы она просто изменила имидж, измениться должна политика. Снижение военных расходов — серьезная заявка на изменение. Но в остальном Россия остается прежней: царь, царевич и их правительство будут катить Россию по наезженной колее имперского величия. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно