Бойкот независимости

03 ноября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 42, 3 ноября-10 ноября 2006г.
Отправить
Отправить

Два года назад премьер-министр Сербии Воислав Коштуница дал три обещания: быстро принять новую конституцию страны, обеспечить ускоренное вхождение в ЕС и урегулировать отношения с Черногорией...

Два года назад премьер-министр Сербии Воислав Коштуница дал три обещания: быстро принять новую конституцию страны, обеспечить ускоренное вхождение в ЕС и урегулировать отношения с Черногорией.

Уже сегодня Коштуница может с чистой совестью заявить, что большую часть из обещанного выполнил. После референдума в Черногории Подгорица окончательно распрощалась со статусом последнего партнера по объединению. А после не менее резонансного плебисцита в Белграде Косово предложено остаться в составе Сербии в качестве автономии с максимально широкими правами. Конституция, которую на прошлых выходных одобрило большинство сербов и которую тамошняя Скупщина соответствующим законом намерена ввести в действие уже пятого ноября, гласит: Косово является неотъемлемой частью Сербии.

В обоих случаях решающую роль сыграл ничтожный перевес голосов: в первом — тех, кто проголосовал за независимость Черногории, во втором — кто проголосовал против независимости Косово. До сих пор никто точно не может сказать, высказались бы за принятие новой Конституции 51,6% сербов, если бы премьер в последние часы голосования не обратился к народу с телевыступлением, в котором рассказал, насколько принципиально важным является исход плебисцита для территориальной целостности страны. И если бы на второй день голосования подобное не сделали лидеры главных политических партий, отчаянно призвав «всех, кто любит Сербию», прийти и проголосовать. Даже 92-летний патриарх Сербской православной церкви Павел смог вовремя оценить драматичность ситуации и впервые в жизни посетил избирательный участок.

Электорату до последнего пытались внушить: если будет принята новая конституция, Косово еще можно сохранить в составе Сербии. В агитационных целях приглашение направили даже покойному Слободану Милошевичу — будь он жив, твердили организаторы нынешнего праздника волеизъявления, обязательно проголосовал бы «за». И это при том, что даже специальный представитель ООН Марти Ахтисаари позволяет себе ремарки, свидетельствующие о том, что «карту Милошевича» западные страны намерены разыгрывать каждый раз, когда им не хватает аргументов в пользу независимости края. «Тяжелое историческое наследие эпохи Милошевича невозможно игнорировать, его необходимо принять во внимание при определении будущего статуса Косово», — заявил недавно экс-президент Финляндии на одной из пресс-конференций.

Сегодня трудно сказать, отдавал ли себе Коштуница два года назад отчет в том, насколько взаимосвязаны все три его обещания? Что априори не устраивающие Белград результаты референдума в Черногории спустя какое-то время развяжут руки сербскому руководству: будет принята новая конституция страны, в одночасье точно так же ставшей независимой. А плебисцит по вопросу принятия основного закона рискует уже сегодня осложнить диалог Белграда с Европейским Союзом, тем самым сказавшись на выполнении третьего обещания Коштуницы — ускоренном вхождении в ЕС.

Сербия оказалась перед действительно сложным выбором: ей предстоит либо принять правила игры западных партнеров и признать право Косово на независимость, либо же придерживаться взятой во время референдума линии по сохранению автономного края в составе страны и расшатать отношения с Брюсселем и Вашингтоном. И как бы искренне президент Борис Тадич ни заявлял, что в минувшие выходные жители страны выразили поддержку европейскому курсу Сербии, который в конечном итоге должен привести страну к полноправному членству в ЕС, некоторые брюссельские комментаторы уже успели расценить действия сербского руководства как провокационные: мол, в Белграде попытались определить дальнейшую судьбу края раньше, чем свой вердикт по Косово вынесла ООН.

Будет ли пытаться Сербия выторговать у Брюсселя светлое евросоюзовское будущее в обмен на независимость Косово? На этот вопрос, в Белграде сегодня отвечают более чем однозначно: любой сербский политик, который вступит в такие торги, поставит крест на своей карьере. Другое дело, что сербские политики, имеющие отношение к переговорам (их олицетворяет так называемый «усато-бородатый» дуэт в лице советников Коштуницы Самарджича и Илича), понимают: сегодня Белграду приходится иметь дело не только с группкой евросоюзовских бюрократов, но и с теми американскими стратегами, которые убеждены, что для решения косовской проблемы и установления мира в Балканском регионе не хватает только одного — признания края независимым.

Не исключено, что в ситуации, когда переговорный процесс в Вене не принес результатов, а сербское руководство вооружилось мнением своего населения, сторонникам независимости Косово понадобятся аргументы более весомые, чем пространные разговоры о членстве в НАТО и ЕС. Вот здесь и возникает вопрос: как далеко готово пойти международное сообщество, дабы умерить реинтеграционный пыл сербов? Тем более что в западной прессе в последнее время все больше появляется охотников порассуждать о том, возможно ли сегодня доказать причастность того или иного сербского политика к преступлениям режима Милошевича. Говорят, что на беседу в Гаагу в ближайшее время может быть вызван даже министр иностранных дел республики Вук Драшкович. Тот самый, который при каждом удобном случае не забывает повторять: в случае с Косово право силы не должно победить право права. А последнее состоит в том, что на сегодняшний день никто не отменял резолюцию Совета Безопасности ООН 1244, где черным по белому записано: Косово является составной частью Союзной Республики Югославия (впоследствии Сербии и Черногории). И уже сам факт, что переговоры о статусе мятежного края были начаты, свидетельствует, насколько страны — члены ООН готовы следовать принятым этой организацией документам.

Говорит этот факт и о другом: сторонники независимости автономного края сегодня явно недооценивают последствия от создания так называемого «косовского прецедента». Вряд ли кого-то в Тирасполе, Цхинвали или Сухуми, замерших в ожидании радостной вести из Вены, могут убедить недоуменные реплики западных дипломатов, что между Косово и Приднестровьем (Южной Осетией, Абхазией) нет ничего общего. А ведь именно так привыкли реагировать западные дипломаты на призывы Владимира Путина выработать универсальный подход в этом вопросе. Кроме того, сегодня некоторые эксперты вслух заговорили об угрозе создания еще одного прецедента: когда статус того или иного образования определяется извне. Будет ли создан он в случае с Косово — мы узнаем уже скоро: американцы намерены вынести этот вопрос на Совет Безопасности ООН к концу декабря.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК