«Более длинная телеграмма» относительно Китая

11 февраля, 2021, 17:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Призыв к новой американской администрации «восстановить баланс в отношениях с Россией», на который следует обратить внимание в Украине

«Более длинная телеграмма» относительно Китая

Наверное, давно не появлялся в Вашингтоне внешнеполитический документ, который бы привлекал к себе такое внимание, как «Более длинная телеграмма: предложения к новой американской стратегии относительно Китая». Само название является аллюзией к известной «длинной телеграмме», которую в 1946 году отослал из Москвы ведущий американский дипломат и советолог Джордж Кеннан: ее содержание составило концептуальную основу политики «сдерживания» СССР.

Автор предложений решил пока остаться анонимом, но существует мнение, что это Метью Поттинжер, бывший заместитель советника по вопросам национальной безопасности президента Дональда Трампа. Так это или нет, станет известно позже, но не вызывает сомнений, что автор — представитель внешнеполитического истеблишмента США, всесторонне знакомый с предметом исследования.

Неслучайно и время появления предложений, ведь, по выражению нового президента США, именно Китай является самым серьезным конкурентом Соединенных Штатов. Соответственно, существует насущная потребность в разработке всеохватывающей стратегии отношений с этой страной, опираясь (это понятно из первых заявлений членов дипломатической команды Байдена) на жесткий подход, начало которому положено предыдущей администрацией.

Сам аноним пишет: «Подъем все более авторитарного Китая под руководством президента и генерального секретаря Си Цзиньпина является самым важным вызовом для США в XXI веке. Подъем Китая, учитывая масштабы его экономики и военную состоятельность, скорость его технологического роста и мировоззрение, радикально отличающееся от мировоззрения США, сейчас оказывает глубокое влияние на все главные интересы Соединенных Штатов». К ним он относит сохранение коллективного (вместе с союзниками) экономического и технологического преимущества, защиту глобального статуса доллара, сохранение абсолютного преимущества в обычных вооружениях и предотвращение неприемлемых изменений в балансе ядерных стратегических сил, предотвращение какой-либо территориальной экспансии Китая, особенно насильственного воссоединения с Тайванем, укрепление и расширение союзов и партнерств, защиту и реформирование (в случае необходимости) международного либерального порядка и его идеологических принципов, включительно с основными демократическими ценностями, нахождение ответов на глобальные угрозы, в частности катастрофические изменения климата.

Предлагаемая автором стратегия базируется на десяти ключевых принципах. Среди них есть вполне ожидаемые: военная мощь, сохранение доминирующих позиций США в мировой экономике, финансах, передовых технологиях, соответствие стратегии национальным ценностям и интересам, сохранение статуса США как глобальной силы. Есть и новые идеи в духе переформатирования внешней политики «после Трампа»: необходимость преодоления внутренних экономических и институциональных слабостей США; координация действий на китайском направлении с союзниками Штатов одновременно с учетом их политических и экономических интересов (союзники и партнеры «нужны Соединенным Штатам, чтобы победить» в противостоянии с Китаем). Автор призывает в процессе выработки эффективной стратегии относительно Китая сосредоточиться на линиях разлома в китайской внутренней политике, в частности на отношении к лидерству Си Цзиньпина.

В дальнейшем автор определяет красные линии США (в частности применение ядерного, химического и биологического оружия против США или их союзников, посягательство на территорию или военные объекты союзников), сферы обеспокоенности под углом зрения национальной безопасности и официального стратегического соперничества в отношениях с Китаем наряду со сферами, где следует осуществлять постоянное стратегическое сотрудничество (контроль над ядерными вооружениями, ядерное разоружение Северной Кореи, кибервойна, мирное использование космоса, искусственный интеллект, мировая экономика, изменение климата, здравоохранение). Конечной целью стратегии должно быть изменение курса руководства КПК: возврат к большей частью неконфронтационной политике предшественников нынешнего лидера Китая.

Безусловно, все изложенное выше заслуживает внимания, особенно с учетом того, что Китай окончательно закрепился на высших ступенях внешнеполитических приоритетов США, а дискуссия о наиболее эффективной политике на китайском направлении набирает обороты. Китай занимал главное место в речи Джо Байдена в Пентагоне, где он в прошлую среду сообщил о создании в министерстве обороны рабочей группы по пересмотру стратегии национальной безопасности относительно Китая и сделал акцент на намерении своей администрации «обеспечить, чтобы народ Америки выиграл это соревнование ради будущего».

Окончательное содержание принятых в Вашингтоне решений приведет к существенным последствиям — прямым и косвенным — для мировой политики, и Украина не будет исключением, поэтому предложения, вносимые участниками дебатов, заслуживают нашего внимания.

Одним из принципов новой стратегии относительно Китая анонимный автор считает следующее: «Соединенные Штаты должны восстановить баланс в своих отношениях с Россией, независимо от того, нравится ли им это». Ради этого США должны быть готовы сделать «некоторые уступки» в пользу России. Какие именно, автор не уточняет, но ориентиром может служить его убеждение, что якобы «многое было утрачено с того времени, когда американские и западные санкции были впервые применены против Москвы после российского вторжения в Крым и Донецк в 2014 году».

Подобная аргументация заслуживает внимания именно потому, что она весьма распространена: я слышал ее от некоторых американских и (чаще) европейских политиков и экспертов, которые позиционировали себя как прагматики в международных отношениях. Звучало это приблизительно так: «Нам не нравятся Путин и российская агрессивность, но отдавать Россию в китайские объятия было бы огромной геостратегической ошибкой, поэтому вам (то есть Украине) надо смириться с требованиями «реальной политики» и согласиться хотя бы на часть российских требований».

Конечно, можно оставить вне рамок вопросы нравственности, уважения к правам человека и нормам цивилизованных межгосударственных отношений. Впрочем, вряд ли можно относиться к ним, как гость на фуршете к блюдам: брать только то, что нравится, и только тогда, когда есть аппетит, или, как анонимный автор, призвать к уступкам авторитарному, агрессивному режиму и отстаивать необходимость защиты международного порядка, основанного на либеральных принципах и демократических ценностях. Пазл явно не складывается.

Что касается прагматизма. Всегда удивляет, когда умные, интеллектуально развитые люди, нередко с большим политическим или дипломатическим опытом, демонстрируют такое непонимание или желание не понимать modus operandi российского руководства, согласно которому компромисс трактуется как уступка, то есть проявление слабости, который должен быть использован против соперника. Никогда уступки, сделанные России под принуждением или вследствие ошибочного расчета, не побуждали ее к более ответственному и менее агрессивному поведению, тем более они не могут стать стимулом помогать тому, кого она считает «слабаком», — ни в Сирии, ни в Ливии, ни в отношениях с Китаем.

В этом разделе «Более длинная телеграмма» является почти идеальным примером «прихотей», оторванных от реальности. Автор вполне справедливо пишет о «значительных сферах постоянного напряжения» в российско-китайских отношениях и о вероятности намерения России воспользоваться новой попыткой Вашингтона перезагрузить отношения с ней, чтобы повысить свои ставки в политической игре с США и Китаем, но почему-то он уверен, что вполне возможно перетянуть Россию на свою сторону путем уступок и разъяснительной работы среди российского общества (последнее, впрочем, может быть полезным). История — от Ялты до обамовской перезагрузки — не дает оснований для оптимизма тем, кто пытается договориться с Москвой не с позиции сильного и последовательного оппонента.

Несмотря на заметный интерес, который вызвали в США «Более длинная телеграмма» и идеи ее анонимного автора, показательно, что некоторые эксперты охарактеризовали ее российский сегмент как «бессмыслицу». Оставим эпитеты американцам. Для нас принципиально важно, чтобы любые попытки решить ту или иную международную проблему не предпринимались за счет национальных интересов Украины. Во многом это зависит от нас и нашего умения быть эффективным, настойчивым и хорошо осведомленным игроком на шахматной доске современных международных отношений.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК